WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 80 | 81 || 83 | 84 |   ...   | 114 |

Следующий большой рынок, на который претендуют российские производители вооружений — рынок боевых судов и морских вооружений. После распада СССР, многие страны, получавшие от него боевые суда, предпочли другие источники. Первая причина этого — недостаток современных систем для ВМФ в России в большинстве областей. Во-вторых, многие новые государства обратились к западным производителям по политическим причинам.

При этом российский экспорт подводных лодок находится в гораздо лучшем положении, чем экспорт других систем для ВМФ. Акустические данные подводных лодок класса «Кило» считаются достаточно хорошими. В специальном экспортном варианте (Тип-636) эти показатели еще более впечатляющие.

Россия является единственным источником подводных лодок для стран, подобных Ирану. Кроме того, она единственная страна, способная поставить достаточно большое количество подводных лодок в короткое время. Это является важным требованием для индийского и китайского ВМФ, которые посредством программ закупок за границей решают свои проблемы с местным строительством подобных систем. Россия экспортировала 18 подводных лодок класса «Кило»: три — в Иран, девять в Индию, две — Алжир, одну — в Польшу, одну — в Румынию и две — в КНР29.

Другая процветающая экспортная отрасль — экспорт вооружений для ВМФ.

Индия устанавливает российские вооружения на производимые в самой стране корабли (эсминцы класса «Дели», фрегаты «Годавари», сторожевые корабли «Хукри»). Существуют области, где российские вооружения по-прежнему являются единственной альтернативой американским системам, или являются вообще уникальными продуктами. В качестве примера можно привести ракеты земля-воздух «Штиль-Ураган». Поскольку для большинства потребителей российских вооружений основной задачей является не допустить американского проецирования силы, они заинтересованы, главным образом, в антикорабельных ракетах. В этой области два типа российского вооружения по-прежнему не имеют реальных конкурентов.

Это тяжелые сверхзвуковые ракеты «Криптон» (Х-17) и «Москит» (Х-41). Интересно, что даже американский ВМФ закупил одну из версий этой системы30. Емкость рынка подобных ракет для 2005 года оценивается в 10–12 млрд. долл.

Таким образом, несмотря на общий кризис в экспорте новых боевых кораблей, в ближайшие годы экспортные показатели могут возрасти за счет роста экспорта подводных лодок и современных систем вооружений.

В 1995 году российские продажи вооружений в развивающиеся страны выросли на 62 процента и достигли 6 млрд. долларов (США в том же году выручили 3,8 млрд. долларов). В 1996 году экспорт вооружений в Китай составлял 42 процента всего российского экспорта вооружений31. Российские предприятия ВПК начали прямое сотрудничество с китайскими коллегами. Разумно объяснить подобную политику можно только стремлением хоть как-то смягчить кризис отечественного ВПК и тем, что, по уверениям некоторых российских исследователей, наши поставки не меняют существенным образом баланса сил в регионе. Россия продала Китаю две подводных лодки класса «Кило», более двух десятков самолетов Су-2732, военно-транспортные самолеты, системы ПВО. Ко372 Внутренние факторы, влияющие на российскую внешнюю политику нечно, по сравнению с массированными закупками новых западных самолетов и боевых судов для ВВС и ВМФ Тайваня или, например, Японии эти сделки не так уж велики. Но на соотношение сил (особенно на российско-китайской границе) способны существенно повлиять даже они.

Возросший российский экспорт боевых самолетов в Китай частично является ответом на западные помехи в попытках сохранить монополию на восточноевропейском рынке авиации. Россия не преуспела в попытках убедить Польшу, Венгрию и Чехию закупить модификации для их построенных в СССР самолетов. Она также потерпела неудачу в попытках убедить восточноевропейцев закупить тренировочную версию СУ-39. В результате Россия была вынуждена обратиться к Азиатскому рынку, в особенности к Китаю, Индии, Малайзии, Индонезии, Южной Корее, Вьетнаму и Филиппинам. Китай и Индия в настоящее время имеют 60 процентов российского экспорта вооружений.

В 1995 году Россия поставила, по крайней мере, четыре системы ПВО SA10 (S300 PMU-1), и теперь Китай хочет закупить их еще. Китай также ищет возможности расширить сотрудничество в области НИОКР с Россией33. Только при относительно свободном доступе к зарубежной военной технологии и усиленном финансировании национального производства высокотехнологичных систем вооружений китайские военные смогут поднять его на более высокий современный уровень. Как показывают факты, китайцы успешно использовали хаос, царящий в России, коррумпированность российских производителей вооружений и их зависимость от китайского рынка. По некоторым данным, при поддержке Министерства обороны России Пекин получил лицензию на производство самолетов МиГ3134. Китайский центр по координации военно-технического сотрудничества регулярно организует поездки в свою страну российских специалистоворужейников. По расчетам самих китайцев, полученная в результате этого информация позволит им сэкономить 15-20 лет и сотни миллиардов долларов35.

Поставки российских вооружений и военных технологий в Китай, хотя и смягчают кризис в российском ВПК, вряд ли отвечают долгосрочным интересам России, особенно если принять во внимание слабость российских позиций на Дальнем Востоке и их уязвимость перед лицом государства, имеющего к ней территориальные претензии.

Другая серьезная проблема в области экспорта вооружений заключается в том, что российская репутация как надежного поставщика новейших систем обычных вооружений, существовавшая в 1970-80-х годах, на деле утрачивается.

В будущем технологический разрыв с западными странами еще более увеличится, что приведет к постепенному вымыванию российских поставщиков передовых систем вооружений с мирового рынка.

1.2 ТАК НАЗЫВАЕМАЯ «ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ» Естественным результатом наличия в России «слабого государства», не способного эффективно выполнять свои функции ни внутри страны, ни на международной арене, является наличие в России особой политической культуры, характеризующейся неверием в возможности государства обеспечить общественное развитие, уход наиболее активных людей в теневой сектор. Это создает условия для укрепления влияния организованной преступности. При этом само Д.Г. Балуев понятие организованной преступности в стране с таким государством и такой политической культурой будет отличаться от других стран.

Согласно определению Интерпола, организованная преступность представляет собой «любую группу, имеющую корпоративную структуру, чьей главной задачей является получение денег посредством незаконной деятельности».

Думается, что в нашей стране это определение должно быть несколько шире. С чем это связано Во-первых, масштаб операций является беспрецедентным. Согласно некоторым оценкам в 1997 году 40–50 процентов российской экономики контролировалось организованной преступностью36. Ежегодные же инвестиции российской организованной преступности в экономику, например, Великобритании достигали 2,5 млрд. фунтов37.

Во-вторых, генезис нынешней организованной преступности также не имеет аналогов в других странах. Нынешняя организованная преступность России ведет свою историю к последним дням существования Советского Союза. Уже в 1991 году проблема стала настолько серьезной, что рассматривалась на специальной коллегии КГБ. Из-за недостатка ресурсов проблема не была решена в то время.

В 1992 году количество организованных преступных группировок достигло 2600, из которых правоохранительные органы сумели уничтожить лишь 56. Уже на ранних этапах своего развития организованные преступные группы сумели во многом обеспечить собственный контроль на рынках собственности, цветных металлов и нефти. Около 40 процентов российских бизнесменов имеют те или иные связи с организованной преступностью. Около 500 групп сумели установить связи с государственными служащими, предоставлявшими прямую поддержку их деятельности38.

К 1993 году их количество выросло до 3000. Большинство существовавших групп находились под контролем одного из 150–200 сообществ, организованных по этническому или местному признаку или в соответствии с их специализацией (например, — компьютерные преступления или военнослужащие).

В-третьих, российская организованная преступность имеет уникальную структуру. Российская организованная преступность не является подобно, например, итальянской мафии единой криминальной сетью. Она скорее представляет собой достаточно аморфный и динамично развивающийся набор группировок от городских банд до развитых коммерческих предприятий, осуществляющих свою деятельность в международных масштабах. К январю 1997 года в России насчитывалось около 4 тысяч бандформирований, из которых десятая часть осуществляла операции в международных масштабах39.

Российская организованная преступность с успехом использует преобладающую в России политическую культуру недоверия к властям. В результате организованная преступность оказывает влияние практически на все аспекты политической и экономической жизни страны. Войны бандформирований 1990-94 годов консолидировали российскую организованную преступность.

Общее число преступных группировок снизилось с 1995 года. Однако это снижение отражает не успехи правоохранительных органов, а подчинение более крупными формированиями менее конкурентоспособных. Ведение дел за гранью закона признается и российскими иностранными партнерами. Согласно проведенному в 1993 году опросу, 80 процентов американских фирм, ведущих дела в России, хотя бы раз нарушали положения американского Закона 374 Внутренние факторы, влияющие на российскую внешнюю политику об иностранной коррупционной практике 1977 года, платя взятки и ведя дела с организованной преступностью40.

В-четвертых, методы действий российской организованной преступности за рубежом также во многом являются уникальным явлением. Российская организованная преступность действует за рубежом в трех основных формах:

• жесткое проникновение путем прямой инфильтрации;

• мягкое проникновение с использованием экономической деятельности;

• используя стратегические альянсы с другими криминальными сетями.

Жесткое проникновение наиболее заметно в Северной и Центральной Европе, Израиле и некоторых частях США. Мягкое проникновение в таких странах, как Кипр, Швейцария и Великобритания, менее заметно. Однако масштабы его гораздо шире. Кроме того, такую деятельность достаточно трудно отличить от законных инвестиционных практик и финансовых операций. Стратегические альянсы включают перемирие с сицилийской мафией, дающее российским группировкам свободу действий в Северной Европе, а также сотрудничество с колумбийскими наркокартелями. Однако в Европе российские и итальянские группировки конкурируют друг с другом. Сохраняется и возможность обострения конфликта на Дальнем Востоке с китайскими триадами и японской якудза.

Основное же отличие организованной преступности в России от преступности в других странах заключается в ее социально-экономической роли. В России организованная преступность является заменителем несформировавшегося гражданского общества. Вполне возможно, что в условиях «слабого государства» она является единственным социальным агентом, способным обеспечивать экономическое развитие и предоставлять гражданам услуги, которые традиционно предоставляет государство. Естественно, что такое образование в условиях вакуума власти не может ограничить сферу своей деятельности лишь территорией страны своего базирования. Организованная преступность имеет внешнеполитические интересы, имеет возможности для их защиты, имеет политическую волю для этого. Другим фактором, способствующим достаточно эффективной внешнеполитической деятельности неформальных структур, является то, что зачастую интересы (в том числе внешнеполитические) основной массы населения совпадают с интересами неформальных структур в большей степени, чем с так называемыми государственными интересами (то есть интересами узкой группы московской политической элиты).

Учитывая все это, следует ожидать усиления влияния организованной преступности на внешнюю политику России. Причем если сейчас это влияние оказывается преимущественно через коррумпированных государственных деятелей, то в будущем, с дальнейшим ослаблением государства и легитимизацией неформальных структур, можно ожидать усиления прямого влияния организованной преступности на то, какое место Россия будет занимать в мировой системе. Наряду с государственной российской внешней политикой, с которой в мире будут считаться во все меньшей степени, можно ожидать появления «параллельной внешней политики» формулируемой и эффективно проводимой в жизнь так называемыми организованными преступными организациями без какого-либо участия российского государства. Причем эта «параллельная внешняя политика», как это не парадоксально, может быть гораздо более предпочтительной как для населения самой страны, так и для других стран.

Д.Г. Балуев 1.3 ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ Поздняя промышленная эпоха, в которой, наряду с большинством развитых стран, находится и Россия, является символом господства корпоративнобюрократических олигархий. Современная демократия не использует силу прямо.

Вместо этого используется отработанный механизм, включающий выборы и референдумы, скрывающие истинных лиц, принимающих решения. Прямая подтасовка результатов выборов является достаточно редким явлением. Вместо нее используется заранее заданная постановка вопроса, внедрение в общественное сознание идеологических стереотипов, авторство которых в каждом конкретном случае установить практически не возможно. Власть нынешней элиты основывается на системе плебисцитарной демократии, которая строго ограничивает общественное участие, выборы и информацию, доступную широким массам избирателей.

Pages:     | 1 |   ...   | 80 | 81 || 83 | 84 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.