WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 79 | 80 || 82 | 83 |   ...   | 114 |

Несмотря на в общем то благоприятные внешние условия для реформирования вооруженных сил, идеальной ситуацию назвать нельзя. Одной из основных проблем, которая нуждается в срочном разрешении, является проблема локальных и региональных вооруженных конфликтов. Для таких конфликтов неприменимо использование сдерживающей функции ядерных вооружений. До сих пор не было сделано попыток выработать работоспособную концепцию для участия в таких конфликтах (не говоря уже о попытках подготовки войск для них). Если концепция национальной безопасности признает, что в будущем основным типом конфликтов, в которых будут участвовать ВС, будут конфликты типа Грузии, Чечни или Таджикистана, отсутствие такой концепции является существенных упущением. Россия остается вовлеченной во множество затяжных «миротворческих» операций. Причем вовлечение это чаще всего происходит в форме участия российских вооруженных сил. В этих условиях вовлечение российского контингента в югославский конфликт, несмотря на его пропагандистскую привлекательность, также не способствует созданию условий для реформирования вооруженных сил. Бремя множества подобных операций становится Д.Г. Балуев невозможно выдерживать ни с политической, ни с экономической точки зрения.

К тому же никакая военная реформа невозможна, когда столь большое количество воинских частей принимает участие в боевых действиях.

Несмотря на заявления о поддержании Россией статуса ядерной сверхдержавы, в самой России мало кто рассматривает собственную страну в качестве сверхдержавы, а военный паритет с Соединенными Штатами во многом считается пережитком прошлого. Даже Концепция национальной безопасности, принятая в декабре 1997 года, исходит из того, что Россия не глобальная сверхдержава, а в лучшем случае великая держава с региональными интересами. В условиях утери Россией ее международного статуса и существования серьезных экономических проблем, основная задача — не сохранение военного паритета с США, а достижение стратегической стабильности. Это означает, что Россия в меньшей степени озабочена достижением количественного равенства с США в военной сфере, а в гораздо большей степени — в способности сдерживать широкий спектр угроз.

В 1993 году были одобрены основные положения военной доктрины РФ. В них в качестве основных внешних угроз России были указаны «локальные войны и вооруженные конфликты», а не НАТО и Соединенные Штаты. Это было подтверждено и в послании президента РФ по национальной безопасности. В опубликованной в декабре 1997 года Концепции национальной безопасности внутренние и локальные конфликты были обозначены как основная угроза государству.

Важными причинами переоценки Россией своих стратегических возможностей был экономический кризис в стране, протекающий на фоне изменений во внешнем окружении. Обычные вооруженные силы находятся не в самом лучшем состоянии. Действенных попыток их реформирования, несмотря на нарастающие проблемы, предпринято не было. Не приходится ожидать эффективного реформирования вооруженных сил и в ближайшем будущем (об основных причинах этого уже было сказано выше). Принимая во внимание недостаточную боеготовность обычных вооруженных сил, в ближайшем будущем основным сдерживающим фактором для России будут ее ядерные вооружения.

При отсутствии боеспособной армии у России просто не остается другого выхода, чем использовать сдерживающую функцию ядерного оружия. Несмотря на комплекс противоречий в российских взглядах на роль ядерных вооружений, эта часть военной стратегии является наиболее проработанной. К тому же их эволюция после окончания «холодной войны» была не столь революционной, а кризис в этой области не столь стремительно развивающимся, как в области использования обычных вооружений. Основные элементы российского взгляда на ядерное оружие могут быть сформулированы следующим образом20:

1. Стратегические ядерные вооружения — основа международной безопасности, поскольку они могут предотвратить как войны между великими державами, так и региональные войны.

2. Ядерные вооружения, являясь основным средством обеспечения безопасности, не зависят от политической ситуации в мире. Не важно, являются ли другие ядерные державы, врагами, соперниками, или партнерами. В то же время в повседневной политике роль ядерных вооружений ограничена. Они не могут предотвратить расширение НАТО или помочь российской политике на Балканах.

В то же время они не являются и помехой сотрудничеству.

3. Ядерные вооружения обеспечивают безопасность путем угрозы нанесения «неприемлемого ущерба» в ответном ударе.

368 Внутренние факторы, влияющие на российскую внешнюю политику 4. Возможность нанесения ответного удара должна быть сохранена любой ценой. Немногие верят, что США могут использовать ядерное оружие против России, даже если они будут иметь подавляющее превосходство. Однако в случае потери способности ответного удара, Россия может стать объектом обычных нападений (типа ударов по Ираку, или Боснии), что снизит ее возможность проводить независимую внешнюю политику.

5. После дискуссий о военной доктрине в 1992 году начался пересмотр стратегии второго удара. Поскольку обычные вооружения подошли по своим возможностям к ядерным, а Россия не обладает больше превосходством в обычных вооружениях пред своими соседями (будь то НАТО, Китай или Южные страны), она может нуждаться в ядерных вооружениях, для сдерживания угрозы обычного нападения.

6. Стратегический баланс является всеобъемлющим феноменом, включающим не только наступательные вооружения, но и системы раннего оповещения, системы управления и связи, защитные возможности и обычные вооружения со стратегическими возможностями.

7. Стратегический баланс включает три страны Россию, США и Китай, где Россия и США образуют центральную ось.

8. Ядерное оружие должно быть ограничено нынешними пятью его официальными владельцами.

Следует отметить, что пока еще существуют и определенные материальные возможности для использования сдерживающей функции ядерных вооружений.

Арсенал российских РВСН насчитывает примерно 6600 стратегических боеголовок, размещенных на 1500 ракетах и бомбардировщиках. Суммарная мощность этих боеголовок составляет примерно 2700 мегатонн21. РВСН насчитывают 100 тысяч войск, которые организованы в пять ракетных армий. В общей сложности на их вооружении имеется около 3500 боеголовок. Большинство из систем устарели. Дальневосточные ракетные поля (Дровяная, Оляная и Свободный) к тому же испытывают постоянный недостаток средств, тяжелые условия, растущую преступность. В дополнение к стратегическим силам наземного базирования Российский ВМФ имеет 34 подводные лодки, несущие в общей сложности 540 ракет. Другие 11 лодок уже не являются полностью боеспособными, но по прежнему учитываются в переговорах по сокращению вооружений. В дополнение к этому Дальняя Авиация имеет 66 бомбардировщиков 6 современных ТУ-160, и 60 ТУ-95 различных модификаций. Боеготовность этих сил достаточно низкая. Согласно некоторым сообщениям, до 790 процентов всего парка ТУ95-х нуждается в капитальном ремонте22.

Энтузиазм министра обороны Сергеева в отношении РВСН был с пониманием встречен в Кремле, поскольку они являются способом при, казалось бы, малых затратах сохранять статус глобальной военной державы. Однако концентрация на стратегических силах существенно ограничивает российские военные возможности.

6 октября 1998 года назначенный вице-премьером Ю. Маслюков на прессконференции призвал к увеличению ассигнований на стратегические силы. Он заявил, что правительство должно обеспечить финансирование программы производства ракет РС-12М «Тополь-M» и наращивание их выпуска с 25 в год до 35–45 в 2000 году. Планировалось также и строительство стратегических морских сил23. «Тополь» является естественным выбором для того, чтобы составить Д.Г. Балуев основу будущих ракетных сил России, потому что в отличие от базирующихся на железнодорожных платформах «Молодцов» (СС-24) и базирующихся в шахтах «Воевод» (СС-18-5) эти ракеты с самого начала создавались как ракеты для единственной боеголовки. Договор СНВ-2 обязывает Россию деактивировать до 31 декабря 2003 года все ракеты с МИРВАми. Кроме того, Тополь был разработан Московским институтом теплотехники и производится в Воткинске, в то время как «Воевода» и «Молодец» были разработаны в СКБ-586 в Днепропетровске и производились на украинских заводах24. В отличие от своего предшественника, «Тополь-M» будет основой как для ракет шахтного базирования, так и для мобильных ракет.

Принимая во внимание, что министерство обороны каждый год реально получало лишь около 60 процентов финансирования, заложенного в бюджет, можно предположить, что укрепление стратегических сил может производиться только за счет дальнейшего урезания сил обычных.

Даже в условиях сокращения военных расходов российские ядерные силы получали первоочередное финансирование. Это было в особенности справедливо для РВСН, но также и для других формирований (включая тактические ядерные вооружения). И ВВС и ВМФ часто использовали средства, выделяемые для ядерных сил, для поддержания боеспособности других частей. В случае полного претворения в жизнь идея Сергеева о слиянии всех ядерных сил под единым командованием обычные вооруженные силы получат существенно меньшее финансирование. Естественно, это вызывает противодействие в армии. Одним из примеров протестного поведения может быть подача заявлений об отставке командующего системами раннего оповещения генерал-лейтенанта А. Соколова и тремя его заместителями. Таким образом, в январе 1999 года они выразили свой протест против планов разместить новые ракеты «Тополь-М»25.

Хотя внутренние войска и переживают пору своего подъема, в итоге Россия не будет иметь сил для участия в конфликте, находящегося между конфликтом малой интенсивности и полномасштабной ядерной войной.

Ядерный порог будет значительно снижен, «гибкое реагирование» будет лишено своей гибкости. Ядерные вооружения не могут являться полноценным заменителем боеспособной армии. Между тем, об ограничениях в использовании ядерных вооружений очень часто забывают. Они провозглашаются чуть ли не универсальным способом решения всех военных проблем и обеспечения военно-политической безопасности страны. Причем, ускоренное развитие ядерных сил сдерживания предполагается проводить за счет обычных вооружений. Если при этом учесть и возникающие проблемы (большей частью политические, а не военно-технические) с эффективным функционированием систем управления ядерными вооружениями26, то становится ясным, что государство уже не способно обеспечивать безопасность от внешних угроз путем использования военных средств. Кроме того, сама монополия российского государства на использование военной силы (как внутри страны, так и вне ее) подвергается эрозии (см. раздел о ФПГ данной главы).

ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ЭКСПОРТА ВООРУЖЕНИЙ Выработка и проведение политики в области экспорта вооружений традиционно является одной из важнейших прерогатив государства как действующего 370 Внутренние факторы, влияющие на российскую внешнюю политику лица внешнеполитического процесса27. Причем на эту политику оказывают влияние как внутриполитические факторы, так и изменения во внешнем окружении страны. Для России внутренние факторы оказываются преобладающими.

Рассматривая российскую государственную политику в области экспорта вооружений можно выделить три основные тенденции.

Во-первых, в настоящее время российская политика в области экспорта вооружений руководствуется не идеологическими принципами, а в большей степени соображениями экономики. Это во многом объясняет тесное и военнотехническое сотрудничество России и КНР, несмотря на долгосрочные угрозы безопасности со стороны Китая, и агрессивную политику завоевания новых рынков Юго-Восточной Азии. Следствием превалирования краткосрочных коммерческих интересов является неразборчивость нынешней экспортной политики и ее зависимость от узких функциональных и других интересов, перевешивающих соображения долгосрочной безопасности. Такая политика во многом является результатом слабого государственного контроля над продажами вооружений и распространившейся коррупции. Эта политика также противоречит и новой российской Концепции национальной безопасности, в которой соображения нераспространения (в первую очередь ядерных вооружений, но также и наиболее современных обычных) занимают немалое место.

Вторая тенденция заключается в том, что Россия впервые предлагает не отдельные оружейные платформы, а целые комплексы. Они могут поставляться вместе с оборудованием для разведки, контроля и подготовки данных для ведения огня, не говоря уже об устройствах для связи. Не исключается и возможность продажи технологии.

В-третьих, одним из последствий войны в Заливе 1990–91 годов было осознание российскими производителями вооружений необходимости разработки нового поколения техники. При этом многие российские конструкторские бюро вступают в сотрудничество с западноевропейскими фирмами. Иностранные компоненты начинают включаться в российские комплексы вооружений.

Как эти тенденции проявляются на практике, и к каким последствиям может привести их дальнейшее развитие Рассмотрим основные функциональные и региональные направления российского военного экспорта.

Основную часть в российской торговле вооружениями занимают поставки основных систем, таких как поставки подводных лодок класса «Кило» Китаю, Индии и Ирану; эскадренных миноносцев класса «Современный», морских вертолетов Ка-28, истребителей Су-27 и лицензий на их производство, ЗРК комплексов С-300 Китаю; фрегатов и многоцелевых самолетов Су-30МК Индии.

Российский экспорт вооружений стремится реализовать весь спектр существующих возможностей. Хотя существует нацеленность на экспорт высокотехнологичных вооружений, низкотехнологичное оружие также продается. Министр обороны И. Сергеев признал необходимость продаж собственных устаревающих вооружений третьим странам, даже по демпинговым ценам. Поступления от таких продаж можно использовать для покупки новых вооружений и социальной защиты военнослужащих28. В частности реформирование ВВС сделало доступными для продажи около 600 устаревших самолетов, среди которых МИГ-27, 23 и СУ-22 наряду с транспортными самолетами и устаревшими системами ПВО (С-220 и С-125).

Д.Г. Балуев Другая рыночная ниша, которую российские производители вооружений стремятся занять — модернизация танков и самолетов. К примерам можно отнести модернизацию индийских Т-72, совместную (с израильскими и французскими фирмами) модернизацию индийских МИГов-21, МИ-24 и словацких МИГов-29.

Pages:     | 1 |   ...   | 79 | 80 || 82 | 83 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.