WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 73 | 74 || 76 | 77 |   ...   | 114 |

Россияне привыкли видеть свою страну великой державой. И опросы общественного мнения это подтверждают, Так, например, по данным независимого института РОМИР («Российское общественное мнение и изучение рынка») в 1997 г. 78% россиян сказали, что их заботит международный статус России (суммы ответов «в большей степени» и «в некоторой степени»). Но что это реально значит Как только задаются конкретные уточняющие вопросы, картина состояния общественных умонастроений приобретает вполне отчетливый вид — 52% опрошенных говорят, что «Россия должна стать государством, сила и могущество которого обеспечиваются благодаря росту благосостояния граждан», 41% — что «Россия должна стать государством с рыночной экономикой, демократическими свободами и соблюдением прав человека» и лишь 7% — что «Россия должна возродиться как сильная военная империя в границах бывшего СССР» (данные Института социологического анализа за 1997 г.).

И все же проблема сложнее. Политическое стремление к восстановлению империи у россиян в массе, совершенно очевидно, нет (чего не скажешь об отдельных маргинальных политических сегментах общества). Однако новое «Я» россияне так еще и не обрели. Именно поэтому, по данным того же РОМИР, 70% (сумма ответов «в значительной степени» и «в некоторой степени») опрошенных продолжают думать о себе как о «советских людях», хотя СССР нет и в помине.

Сегодня великой страну делает не «голая» геополитика, а применительно к России — не само по себе «срединное положение» между Европой и Азией.

Величие державы в современном мире покоится, прежде всего, на внутренних — политических и экономических — составляющих. Именно здесь Россия должна осуществить свой экзистенциальный выбор и построить свое демократическое и постимперское «Я».

О.А. КОЛОБОВ ОБНОВЛЯЮЩАЯСЯ РОССИЯ:

ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА, ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ, МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ обытия, происходящие в России на современном этапе, вызывают все С большую тревогу и озабоченность у людей доброй воли на планете. Совершенно очевидно тому, кто способен правильно понять и оценить динамику мировых процессов, что у нас в стране имеет место драма новой революции, инициированной и руководимой сверху людьми, более служащими Западу, чем национальным интересам российской державы. «Чужебесие», как говорил Юрий Крижанич еще в XVII веке, буквально пронизывает новый российский истеблишмент, создающий государственные и общественные структуры по образцам, предоставленным им зарубежными советниками. Это характерно и для конституции, и для института президентства, и для локальных звеньев российской политической системы. По существу, тысячелетний положительный опыт государственного строительства России необдуманно игнорируется властями предержащими. Готовность российских лидеров новой волны быстро утвердить западное влияние в стране, для которой небезразлично духовное наследие многих оригинальных и самобытных культур, часто поражает даже весьма искушенных в интригах глобального порядка руководителей США, Западной Европы и Японии. И это правильно, потому как выгоднее иметь дело не с марионетками, а с людьми реальными, обладающими глубоким чувством собственного достоинства и органически связанными со своим народом1.

Некритическое заимствование западного опыта государственного строительства лидерами обновляющейся России уже нанесло нашему народу огромный ущерб. Он проявляется прежде всего в фактическом параличе центральной власти, слабо связанной с властными исполнительными и законодательными структурами на местах и не способной сформировать долгосрочную концепцию развития государства Российского с точки зрения целостности последнего и взаимодействия с ближним и дальним зарубежьем. Причиной данного явления выступает отсутствие должной опоры государства и его общественных институтов на народные массы. Многих современных высших государственных деятелей России отличает крайне негативное отношение к патриотизму и пренебрежение к «русской идее». Между тем именно во имя желаемой стабильности и процветания народа им в первую очередь следует обратиться к тому принципу политической жизни общества, который известен под именем «соборность», тем более, что даже в глубокопочитаемых нашими вождями США и странах Западной Европы все вопросы решаются посредством согласия достойных представителей народа, единомыслия и соборного волеизъявления лиц, избравших целью свободу и независимость Отечества2.

Опубликовано: Бюллетень Академии Гуманитарных Наук. (Н. Новгород: Нижегородский Государственный университет им. Н.И. Лобачевского). — 1997. — № 4. — С. 101-115.

О.А. Колобов От соборности зависит и качество власти, и качество политической культуры общества, особенно в наиболее критические стадии развития последнего.

Вот почему сейчас представляется крайне необходимым определение четкого отношения правительства к общегосударственным приоритетам Великой России, а также национальным интересам внутри страны и за рубежом.

Общество, в котором мы живем, остро нуждается в стимулировании процесса государственного строительства по вертикали и горизонтали с учетом не только лучшего западного опыта, но и исторических традиций нашего Отечества. При этом важно всегда иметь в виду специфику взаимодействия внутренней и внешней политики в переходный период3.

Некоторая эйфория на Западе по поводу достигнутой цели демонтажа Советской империи, с одной стороны, и явно неадекватные характеристики результатов советской дипломатии в период горбачевской перестройки, с другой, — обнаружили необходимость разумных и взвешенных оценок сегодняшней ситуации на планете. Возникающий новый мировой порядок вполне можно определить как мультиполярный, где гибкие сдвиги в союзах, связанных с классическим многосторонним балансом власти, станут источниками стабильности.

Предпочитая констатировать наличие таких пяти центров власти в глобальной политике, как США, Объединенная Европа, Япония, Китай и бывший СССР, а ныне СНГ во главе с Россией, многие до сих пор продолжают оставлять «за кадром» новые реалии, связанные с выработкой внешней политики России, сравнительно недавно ставшей подлинно суверенным государством, способным играть первостепенную роль среди объявивших себя свободными от диктата центра составных частей ушедшего в прошлое СССР4.

Именно России прежде всего предстоит решать те внутренние и внешние проблемы, которые достались в наследство от Советского Союза. Это будет происходить в ходе весьма длительного и сложного переходного периода, являющегося своеобразной передачей эстафеты от распавшейся империи сильному государству, способному на равных войти в семью цивилизованных наций планеты и осуществить свою подлинную историческую миссию, объединяя многие народы, жаждущие процветания.

Состояние соперничества между бывшими Советскими республиками, переходящее в конфликты по территориальным вопросам и в борьбу за внимание Запада, грозит дезорганизацией и без того противоречивой внешней политики Содружества независимых государств и снижает конструктивный потенциал каждого из его членов. Критический характер ситуации в России предполагает активизацию российской дипломатии. Именно Россия выступила инициатором установления полнокровных и равноправных отношений с провозгласившими независимость Прибалтийскими республиками, Молдовой, Украиной, Казахстаном, в результате чего антирусские настроения несколько снизились. Стоило ослабить позиции, и они обострились вновь. Сейчас мировая общественность начинает понимать, что только Россия в состоянии эффективно выполнить цементирующую роль в организации нормальных условий для народов бывшего СССР5.

Новое правительство России неоднократно подчеркивало в своих заявлениях намерение проводить независимую политику и препятствовать различным антинациональнным договорам, сделкам и соглашениям. Но, к сожалению, это подчас оставалось нереализованным. Вот почему в настоящее время крайне не342 Обновляющаяся Россия обходимо определиться, в чем же конкретно состоят российские общегосударственные русские национальные интересы Следует подчеркнуть, что при всех имперских амбициях, имевших место в государстве Российском, само толкование национальных интересов всегда было иным, чем, скажем, в США. Толковый словарь Владимира Даля, объясняя слово интерес как «польза, выгода, прибыль…», выделяет еще и такой смысловой оттенок, как «… сочувствие в ком или в чем-либо, участие, забота». Действительно, Россия, исторически преследуя вполне определенные внешнеполитические цели и действуя по «законам жанра» своего времени, никогда не забывала проявлять сочувствие, участие, заботу по отношению к народам преимущественно христианского вероисповедания, о чем свидетельствуют разнообразные, официальные и неофициальные, культурно-просветительские и миссионерские проекты XVIII–XIX вв6.

Есть и еще одно различие. Если в западной политической науке «национальный интерес» понимается как «интерес народа и государства в целом», то применительно к России между терминами «национальный» и «государственный интерес» нужно проводить различие, поскольку исторически они часто не совпадали. В понимании русских, «национальный интерес» означает прежде всего выражение нужд русского и других народов, населяющих Российскую Федерацию.

Первостепенным национальным (а также общественным) интересом России в настоящее время является обеспечение национальной безопасности. Он предполагает защиту национального суверенитета России, ее территориальной целостности и конституционной системы. Эта защита должна опираться на эффективные вооруженные силы, современную военную инфраструктуру, необходимую систему разведки при одновременном и непременном участии в мероприятиях по контролю за вооружениями и достижению взаимного доверия в рамках Хельсинского процесса. Уровень военного потенциала должен определяться принципом разумной достаточности и корректироваться в зависимости от хода переговоров с иностранными государствами в этой области. Поскольку Россия, безусловно, становится единственным обладателем ядерного оружия на территории бывшего СССР, на российское правительство ложится исключительная ответственность за надлежащий контроль в этой сфере.

Выдвижение проблем национальной безопасности на первое место может вызвать сомнение, учитывая новое качество мировой политики и прогресс сокращения вооружений в мире, однако распад СССР и всей системы военнополитических контактов в Восточной Европе возродил актуальность именно данных проблем, поскольку почти все критерии национальной безопасности могут быть поставлены под угрозу. Это касается заявлений о потенциальном пересмотре границ и аннексировании отдельных районов, а также, требований всевозможных национальных республик в составе Российской Федерации радикально изменить свой статус.

В качестве второго национального интереса России следует назвать экономическую безопасность. Дезинтеграция экономических связей между бывшими союзными республиками, глубочайший кризис российской экономики, огромная финансовая зависимость от внешних кредиторов — такова сегодняшняя реальность, изменение которой должно стать задачей и внешнеполитических ведомств. Русская дипломатическая служба должна препятствовать заключению неравноправных соглашений и дискриминации России в сфере международной торгово-финансовой деятельности. Должны предприО.А. Колобов ниматься экстренные меры по приостановке «утечки мозгов», подрывающей генотип русской нации, причем это касается как государственных инстанций, так и частного бизнеса, который в состоянии более оперативно решать вопросы финансирования приоритетных отраслей науки. И хотя первый указ президента Ельцина касается реформы системы образования, до сих пор под него не подведены достаточные материальные ресурсы, а без развития таких когнитивных структур, как высшая школа и наука, российской державе невозможно выжить на рубеже XX–XXI веков.

В числе важнейших компонентов внешней политики России находятся геополитические интересы. Поскольку Россия должна рассматриваться в качестве сверхдержавы (все признаки — обширность территории и численность населения, экономический и военный потенциал, обладание ядерным оружием — налицо), то ее геополитические интересы вполне объяснимы. Так как конкретное содержание этого понятия определяется прежде всего географическим местоположением, то в качестве районов первостепенного внимания России можно назвать Восточную Европу (к ней в политическом смысле должны быть причислены Прибалтика, Украина, Молдова, помимо бывших партнеров по Варшавскому договору), также Кавказ, Средняя Азия и Дальний Восток. Второй «пояс» включает в себя Западную Европу, Центральную Европу, Ближний Восток и Юго-Восточную Азию. Отношения с США являются особым пунктом: Америка представляет собой еще одну сверхдержаву, и российскоамериканские отношения имеют скорее стратегический, чем геополитический характер. Впрочем, если региональные интересы двух сверхдержав войдут в противоречие друг с другом, то стратегические проблемы способны трансформироваться в откровенно геополитические.

В отечественной политологии, к сожалению, укоренилась марксистская традиция видеть геополитическую мотивацию в действиях лишь империалистических (капиталистических) держав, в то время как внешняя политика социалистических стран трактовалась только с позиций пролетарского интернациоцализма. Печально, что и концепция нового политического мышления унаследовала это пренебрежение геополитикой. Президент Ельцин и его «команда» пока не высказали принципиальных подходов к геополитическим обстоятельствам, однако давление последних чувствуется российским руководством вполне определенно. Имевшие место заявления представителей аппарата президента России Б.Н. Ельцина о возможном пересмотре межреспубликанских границ после отделения некоторых суверенных территорий, попытки подписать межправительственные соглашения с соседними государствами и урегулировать различные экономические и национальные споры вполне можно расценивать как проявления объективных геополитических факторов, сильно влияющих на политический курс страны в целом.

Стратегические интересы России определяются внешнеполитической доктриной государства в целом. В самом общем виде они предполагают присутствие союзников в интересующих регионах и включают ряд других интересов (военных, геополитических, разведывательных) в их глобальном измерении. В противоположность тактическим стратегические интересы воплощают не временные, а постоянные требования нации. Они непременно включают в себя поддержку баланса сил в международной системе отношений, урегулирование региональных конфликтов, продвижение вперед сокращения вооруже344 Обновляющаяся Россия ний, поддержание авторитета России в жизненно важных регионах, защиту союзников, отпор агрессорам и пр.

Pages:     | 1 |   ...   | 73 | 74 || 76 | 77 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.