WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 70 | 71 || 73 | 74 |   ...   | 114 |

См. в частности: Ringer R. Restoring the American Dream. — N.Y., 1979; Long E. The American Dream and the Popular Novel. — Boston — London, 1985.

Burns J., Peltasоn J., Сгоnin Th. Government by the People. — Englewood Cliffs (N.J.), 1981. — Р. 764.

Достоевский Ф. Полн. собр. соч. в тридцати томах. — Т. 18, 1978. — С. 37.

См., в частности, публикации в журнале «Наш современник» начала 90-х годов. Примечательна в этом плане и дискуссия «Ценности американизма и российский выбор», проведенная еще осенью 1992 г. интеллектуальным клубом «Свободное слово» (Свободное слово. Интеллектуальная хроника десятилетия: 1985–1995. — М., 1996. — С. 142-153). Позиции многих ее участников, среди которых были и упомянутые выше лица, сохраняли репрезентативный характер на протяжении всех 90-х годов. Заслуживает внимания в рассматриваемом плане и последняя книга Г. Гачева «Национальные образы мира. Америка в сравнении с Россией и Славянством». — М., 1997.

Зиновьев А. Запад. Феномен западнизма. — М., 1995. — С. 435. Хотя автор книги ведет речь о «превращении» России в «западнистское», как он выражается, общество, а не о частных заимствованиях или синтезе, его высказывания имеют характер общеметодологических установок, на что А.Зиновьев всегда претендовал как логик.

Как писал некоторое время назад американский бизнесмен Бернард Говард (этой позиции многие американцы придерживаются и ныне), «Россия имеет сейчас великолепный шанс объявить свои национальные приоритеты и очертить новый курс, который преобразит экономическое и социальное положение россиян, как это было после второй мировой войны в Германии и Японии». Но для этого ей вовсе нет необходимости равняться на США, а тем более пытаться копировать их, ибо «свет американской мечты уже не будет светить следующим поколениям» (Говард Б. Россия должна идти своим путем // «Независимая газета», 29.11.1995).

Соколов В. В поисках Великой Российской Мечты // «Общая газета», 1824.01.1996.

Первое «пришествие» либеральной идеи в Россию относится к XIX — началу XX в. Позиция автора по этому вопросу изложена им в статье: Баталов Э.Я. Либеральная идея в России: новая волна // «Государственная служба», 1999. — № 1.

См.: Ильин В.В., Панарин А.С., Рябов А.В. Россия: Опыт национальногосударственной идеологии. — М., 1994.

Делягин М. Куда идет великая Россия // «Независимая газета», 4.01.1994. Подобного рода высказывания, пусть менее яркие и выразительные, можно приводить дюжинами. Смысл их един: России очень нужна официальная идеология, она эту идеологию, как писал недавно один из отечественных политологов, «поистине выстрадала» (см.: Мешков А. Смена вех // «Независимая газета», 10.04.1999).

«В по-настоящему демократических странах государственная идеология обычно не только умело сосуществует с иными, неофициальными системами взглядов, но и подпитывается, корректируется ими» (Степанова О. Российский узел власти и идеологии // «Независимая газета», 30.06.1994.).

Мамардашвили М. Закон инаконемыслия // «Здесь и теперь», 1992. — № 1. — С. 93.

Государственная идеология, пишут Т.П. Коржихина и А.С. Сенин, — это «совокупность идей, с помощью которых существующий политический режим обосновывает свое право на власть и которыми он руководствуется в своей повседневной деяЭ.Я. Баталов тельности. Целью государственной идеологии является обоснование власти, методов ее достижения, повышение ее престижа среди граждан и международной общественности» (Коржихина Т.П., Сенин А.С. История российской государственности. — М., 1995. — С. 122).

Вгzezinski Zb., Huntington S. Political Power: USA—USSR. — N.Y., 1975. — Р. 17.

Как писал, например, политолог В.Н.Шевченко, «западному обществу не требуется какая-то единая, официальная идеология, если под ней, конечно, не понимать выражение и защиту определенных национальных интересов... Может ли наше российское государство обойтись в настоящее время без официальной идеологии С моей точки зрения — пока нет» (Шевченко В.Н. От тоталитаризма к идеологическому плюрализму, правовому государству и свободной науке. — Социальная теория и современность. — М, 1992. — Вып. 2. — С. 8). Проблема в том, поясняет автор, что «не все люди понимают, а тем более принимают» идею правового демократического государства, в котором нуждается Россия. Поэтому «придание целям развития (догнать, создать то, что уже есть у других) статуса официальной государственной идеологии и должно составлять главную особенность нынешней политической линии государственной власти» (Там же. — С. 9). Сам В. Шевченко, судя по последним публикациям, скорректировал свою позицию. Но аргументация, которой он пользовался, жива до сих пор.

Отечественные обществоведы пытались обратить внимание наших реформаторов на это обстоятельство еще в годы перестройки. См., в частности: Арбатов Г., Баталов Э. Политическая реформа и эволюция советского государства // «Коммунист», 1989. — № 4.

Свежий пример: одной из «жертв» усиления «властной вертикали», а по сути — укрепления позиций федерального властного центра и в первую очередь его исполнительных структур, предпринимаемого президентской администрацией, становится местное самоуправление, с которым еще недавно связывалось столько надежд на подключение «низов» к управлению обществом. Слабые ростки самоуправления теперь и вовсе могут быть затоптаны губернскими бюрократами, получающими дополнительную власть над бедными нашими «земцами».

Баталов Э. Нужна ли России государственная идеология // «Власть», 1996. — № 1; Эти опасения разделяют ныне многие аналитики. Российской буржуазии, замечает В.Н. Шевченко, «сегодня позарез нужна общенациональная идеология. Цель — сформулировать такие национальные интересы, в которых в наибольшей степени были бы выражены ее собственные устремления» (Шевченко В. Два крыла для ровного полета // «Независимая газета», 28.01.1997).

Бердяев Н. Русская идея. В сб.: О России и русской философской культуре. — М., 1990. — С. 49-50.

Именно так — «Конец американской исключительности» — назвал одну из своих программных статей, посвященных 200-летию США, Дэниел Белл. См.: Bell D.

The End of American Exceptionalism // «Public Interest», Fall 1975.

Bialer S. Soviet-American Conflict: From the Past to the Future. In: U.S. — Soviet Relations: Perspectives for the Future. — Wash., 1984. — Р. 21.

Распространенное представление о победе США над СССР в холодной войне кажется мне лишенным достаточных оснований. Повторю то, что писал об этом несколько лет назад. «Не под давлением Запада развалился Советский Союз, хотя за океаном и в Европе имелись мощные силы, всячески этому способствовавшие. Не под напором НАТО рухнул Варшавский договор. Не Соединенные Штаты и их друзья вынудили СССР спешно уйти из Восточной Европы на невыгодных для него условиях. Не Америка, Франция или Германия заставили наших лидеров совершить в перестроечные и постперестроечные годы массу неуклюжих «па», обернувшихся в итоге против России. Да, Советский Союз потерпел поражение. Но не в «холодной войне» с Западом, 328 Русская идея и Американская мечта длившейся четыре с лишним десятилетия, а в соревновании между тоталитарным социализмом и современным капитализмом, начавшемся в октябре семнадцатого года и продолжавшемся на протяжении трех четвертей века. Многие «мины замедленного действия», взорвавшие советскую экономическую и политическую систему, были заложены задолго до «холодной войны». И не иностранными диверсантами, а нашими собственными политиками.

Ставить знак равенства между «холодной войной» и соперничеством двух систем только на том основании, что один процесс оказался встроен в другой и тесно переплетен с ним, некорректно ни с политической, ни с исторической точек зрения» (Стрелецкий М.

Проиграли ли мы «холодную войну» // «Российская Федерация», 1995. — № 19. — С. 56.

Максим Стрелецкий — один из псевдонимов автора этих строк).

Соколов В. В поисках Великой Российской Мечты // «Общая газета», 1824.01.1996.

Русская идея. Тезисы к VI Ежегодной конференции кафедры философии РАН. — М., 1992. — С. 23.

Трубецкой Е.Н. Старый и новый национальный мессианизм. — См.: Трубецкой Е.Н. Смысл жизни. — М., 1994. — С. 334.

Россия, что бы там ни утверждали ее критики и противники, остается великой державой. Она является таковой уже в силу совокупного действия таких факторов, как геополитический статус; неординарный военно-ядерный потенциал; колоссальные природные ресурсы; уникальные интеллектуальные и духовные ресурсы, заложенные в науке и культуре; демографический потенциал. Интегральный критерий великодержавного статуса страны — ее способность оказывать преобразующее влияние на ход мировых событий и невозможность игнорирования мировым сообществом ее стратегических интересов.

С тревогой следят западные интеллектуалы за нынешней дискуссией о Русской идее. Большинство из наблюдателей склонно видеть в ней не более чем тривиальное проявление националистических настроений. Весьма показательна в этом отношении позиция бывшего министра экономики Германии и депутата бундестага графа Отто Ламбсдорфа, заявленная им в докладе «Россия и Германия: кто мы друг для друга», прочитанном весной 1995 г. в Фонде Фридриха Наумана. «И, наконец, о «русской идее». Считаю этот миф (судя по контексту, понятие «миф» толкуется докладчиком плоско, просто как ложная конструкция. — Э.Б.) враждебным духу реформ и модернизации. Безусловно, главный его смысл в противопоставлении некоему собирательному образу «западного» человека, в противопоставлении русской духовности пресловутой западной алчности и погоне за наживой. Именно к этому можно свести эту немного плакатную словесную формулу» (Доклад О.Ламбсдорфа напечатан в «Независимой газете» от 20.04.1995). Подобного рода однобокая оценка превалирует среди западных, в том числе американских, интеллектуалов и сегодня.

В нашем обществе всегда бытовало представление, будто Америка по духу ближе России, чем Европа, и что было бы хорошо теснее сойтись, а то и подружиться с североамериканцами. Любопытны и показательны в этом плане мысли В.С.Печерина, оригинального русского публициста и философа прошлого века. «Пора России перестать младенчествовать и обезьянничать Франциею и Англиею. Ей должно идти самостоятельным путем практического материального развития. Наша тесная дружба с Северною Америкою есть одно из знамений времени. Может быть не в очень далеком будущем свет увидит две исполинские демократии — Россию на Востоке, Америку на Западе: перед ними смолкнет земля» (Печерин B.C. Замогильные записки (Apologia pro vita mea). — В сб.: Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи. Meмуары современников. Под ред. И.А.Федосова. — М., 1989. — С. 307.).

Э.Я. Баталов Рогов С. Евразийский проект для России. Новые измерения русской идеи // «НГ-сценарии», 29.08.1996.

«...В России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока истории — Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира.

И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное» (Бердяев Н. Русская идея // О России и русской философской культуре. — М., 1990. — С. 44).

Едва ли не все участники дискуссии, искавшие любезную им «идею» на евроазиатском поле — а таковых было немало — предпочитали говорить о «евразийстве», не придавая, видимо, значения тому обстоятельству, что понятие это обозначает не бытийный статус и не качество субъекта, а прежде всего социально-философскую концепцию, рожденную в первой четверти XX в. усилиями П.Н. Савицкого, Н.С. Трубецкого, Г.В. Вернадского и др.

Хотя ислам как религия не может сравниться по своей роли в становлении российского культурного генотипа с христианством, роль тюркских народов в этом процессе, равно как и в жизни российского общества, была и остается весьма существенной. На проведенной в феврале 1995 г. в Москве научно-практической конференции, посвященной 1450-летию первого тюркского каганата (государства), высказывалась даже точка зрения (проф. Л. Кизласов), что славяне и тюрки образуют «евразийский становой хребет, на котором держится вся современная Россия от Балтики до Чукотки», и что одним из условий предохранения российского общества от распада является создание в нем такой атмосферы, при которой, по словам писателя Б. Бедюрова, никто не будет чувствовать себя «покоренным, насильно присоединенным или приведенным помимо воли под общий российский кров».

См.: Баталов Э. День демократуры // «Свободная мысль», 2000. — № 3.

Карсавин Л.П. Восток, Запад и русская идея. — Петербург, 1922. — С. 4.

А.Ю. МЕЛЬВИЛЬ ЛИБЕРАЛЬНАЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ РОССИИ нак вопроса, вынесенный в заголовок, — не дань публицистике, а приЗ глашение к разговору, которому, на наш взгляд, уделяется незаслуженно мало внимания в отечественной научной литературе и в общественно-политических дискуссиях. В самом деле, сегодня на либерально-демократическом фланге российского общества существуют более или менее проработанные альтернативы экономической и внутренней политике нынешней власти, чего никак не скажешь о политике внешней.

И объяснимо это только отчасти. Действительно, романтическое наследие российской внешней политики А. Козырева и его команды 1991–1993 гг. к сегодняшнему дню развеяно практически без следа — хотя основополагающие политические принципы и нравственные ценности, лежавшие в ее основе, никто из критиков, по сути дела, так и не опроверг. Эту внешнеполитическую линию критикуют за смешение нетождественных понятий — политико-ценностных ориентиров и национальных интересов. Но действительно ли существуют неизменные геополитически заданные национальные интересы той или иной страны Эта часто цитируемая цитата, по крайней мере, не подкреплена неопровержимыми аргументами. К тому же не следует забывать, что и сама страна (в нашем случае — Россия) уже другая.

Правда и то, что вот уже в течение ряда лет в значительной части политической Москвы сформировалось то или иное подобие консенсуса вокруг внешнеполитического курса (в большей степени — фразеологии) Е. Примакова — хотя и консенсус этот достаточно относительный, и к тому же по своему реальному содержанию, а не по своей риторике нынешняя российская внешняя политика оказалась более многослойной, чем может показаться на первый взгляд. Наконец, чуть ли не каждый политический день приносит подтверждения активности национал-державных критиков нынешней внешней политики РФ — при как минимум явной приглушенности голосов либералов и демократов (не путать с «либерал-демократами»!) в текущих у нас внешнеполитических дискуссиях.

Pages:     | 1 |   ...   | 70 | 71 || 73 | 74 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.