WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 114 |

Необходимо подчеркнуть, что отсутствие в США официальной государственной идеологии совсем не означает, что американское государство индифферентно к тому, что происходит в национальной идеосфере, или что его не заботит состояние общенациональных идейных и духовных «скреп». Напротив, государство (или, как предпочитают говорить сами американцы, «правительство») осуществляет постоянный, хотя далеко не всегда гласный и публичный мониторинг процессов, происходящих в идейной и духовной сферах общества. Больше того, тесно взаимодействуя с неправительственными организациями, оно активно участвует, прямо или косвенно, в формировании и коррекции национальной идеосферы. В эти процессы вовлечены: сам глава государства, обращающийся время от времени к нации с различного рода посланиями и заявлениями, которые выполняют функцию скрытых идеологических (ценностных) установок; Конгресс Соединенных Штатов и его многочисленные службы, принимающие решения явного или скрытого идеологического характера; различного рода правительственные структуры, в частности Совет национальной безопасности (СНБ), во главе которого оказывались в разное время крупнейшие американские идеологи типа З. Бжезинского и Г. Киссинджера; многочисленные «мозговые центры», выполняющие государственные заказы; университеты (регулярно поставляющие кадры для всех, включая высшие, звеньев госаппарата); часть СМИ, работающая на правительственные структуры; вооруженные силы США; крупнейшие промышленные корпорации, связанные с государством общими интересами, и т.п.

При участии этих и других инстанций определяются и фиксируются в соответствующих формах национальные интересы страны; формулируются национальные цели, отвечающие этим интересам; вырабатывается стратегия национального развития, направленная на достижение поставленных целей; разрабатываются конкретные планы и проекты реализации избранной стратегии и, наконец, составляются оперативные программы действий в области политики, экономики, образования, здравоохранения, науки и т.д. При этом никому — ни президенту страны, ни сенаторам или губернаторам, ни членам СНБ, ни разработчикам из научно-политических центров и в голову не приходит увязывать эти элементы идеосферы с Американской мечтой, а тем более давать задание лучшим умам нации поработать над ее совершенствованием. А если кто-то из крупных государствен314 Русская идея и Американская мечта ных деятелей все-таки упоминает МЕЧТЕ (бывает и такое)*, то это, как правило, — всего лишь риторический ход преследующий чисто популистские цели.

Почему так происходит Ведь все, в том числе, разумеется, американские, политические и общественные деятели, волей-неволей участвуют в формировании не только собственного имиджа, но также имиджа организаций, к которым принадлежат, и страны, которую представляют. Тем самым они оказываются участниками мифотворческого процесса, куда, как отмечают американские исследователи П. Джестер и Н. Кордс, вовлечено множество людей, включая журналистов, деятелей искусства, представителей академической общин Почему же все-таки американские политики не увязывают напрямую решение проблем, стоящих перед Соединенными Штатами, с Американской мечтой Быть может, недооценивают ее роль в жизни страны Нет, дело не этом. И личный их опыт — профессиональный и житейский, и элементарное знание истории подсказывают им, что при всей значимости ответов, которые способна дать МЕЧТА, они неизбежно носят общий, абстрактный, неоперациональный характер и не могут служить руководством к практическому действию, как скажем, та же национальная стратегия, планы национального развития. Чтобы найти решение жизненно важных для нации конкретных вопросов, надо искать не МЕЧТУ и не ИДЕЮ — таков второй «урок», — а занимать повседневным, рутинным исследованием происходящих в мире и стране процессов и прослеживающихся тенденций и на их основе «вычислять» возможные варианты и перспективы развития общества, формирования нового мирового порядка и т.п.

Конечно, абсолютное большинство американцев понятия не имеет, что конкретно представляют собой национальные интересы США или как строится национальная стратегия. Однако это «святое неведение» не волнует власти, и главная их линия в «работе с людьми» — не просвещение непросвещенных и даже не идеологическая индоктринация, а воспитание патриота, гордящегося тем, что он имеет счастье быть гражданином Соединенных Штатов; убежденного, что Америка — лучшая страна в мире и уверенного в том, что, попади он за рубежом в беду, государство не бросит его там на произвол судьбы.

Не служит ли этот, растущий снизу, но искусно подпитываемый сверху патриотизм одной из самых мощных национальных «скреп», превосходящих по интегрирующей силе набор абстрактных идеологических догм, вроде бы усваиваемых (под нажимом государства) миллионами граждан, но не трогающих их сердца Вопрос риторический. Но, тем не менее, вполне уместный, ибо в нынешней России сложилась странная, мягко говоря, ситуация, когда патриотизм сплошь и рядом отождествляется с национализмом и традиционализмом. Вытащили на свет и растиражировали высказывание английского писателя XVIII в. Сэмюэля Джонсона «патриотизм — последнее прибежище негодяя», дав ему при этом совершенно неадекватное, антипатриотическое толкование. Вот и получается, что многие россияне, особенно те, кто по-прежнему придерживаются демократических ориентаций (хотя и понятие «демократ» у нас тоже успели опошлить), просто стесняться называть себя патриотами: опасаются прослыть ретроградами, противниками «открытого общества» и идеи сближения между народами.

А между тем, истинный патриотизм (прошу прощения за повторение прописей) не имеет ничего общего ни с национализмом, ни с государствен* Свежий пример — последняя президентская гонка, в ходе которой претенденты на Белый дом не обошли в своих речах и Американскую мечту.

Э.Я. Баталов ным конформизмом. Он вовсе не исключает публичного разоблачения и осуждения пороков своего общества, равно как и критики по адресу правительства и других политических сил.

Я не призываю никого становиться патриотами России — это личное дело каждого из ее граждан. Но можно с уверенностью утверждать: если и пока патриотизм не утвердится в нашей стране в качестве одной из базовых массовых ценностей, до тех пор никакие другие «скрепы» не дадут желаемого эффекта в деле интеграции российского общества. Именно патриотизм сопрягает частные, индивидуальные ориентации и интересы с ориентациями и интересами общенациональными, отражаемыми как в формируемых государством и обществом элементах идеосферы, так и в национальной социальной мифологии. А все вместе образует ту многомерную, многоуровневую силу, которая сплачивает нацию (народ), дает ей самоощущение единого целого, имеющего определенную историческую задачу, цель и занимающего определенное место среди народов Земли.

Еще раз — только совокупность всех элементов, образующих национальную идеосферу, способна всесторонне решить проблему национальной самоидентификации и исторической самоориентации, к чему Россия так стремится все последние годы, но чего многие рассчитывают добиться с помощью некоей палочкивыручалочки типа национальной идеи или государственной идеологии. Таков, думается, еще один из «уроков», который мы могли бы получить от американцев.

Впрочем, это даже и не уроки — потому они и взяты в кавычки. Все это или почти все мы прекрасно знаем как по собственному опыту, так и по опыту других стран, более близких нам идейно и духовно, нежели Америка. Но когда собственный полузабытый или поставленный под вопрос опыт подтверждается живым опытом в общем-то благополучной страны с устойчивыми, работающими демократическими традициями, то разве это не «уроки» — пусть и в кавычках ДРУЗЬЯ СОПЕРНИКИ ПАРТНЕРЫ Сопоставление Русской идеи и Американской мечты представляет интерес и с футурологической точки зрения. Дело в том, что общенациональные мифы — это своеобразные коды взаимодействия субъекта мифосознания с внешней средой: они фиксируют его глубинную ориентацию на определенные модели внешнеполитического поведения и типы политической перцепции.

Конечно, Русская идея и Американская мечта не могут служить базой для построения возможных сценариев внешней политики двух стран, включая их отношения друг с другом. Речь идет не более чем о психологической, закрепляемой в поведенческих стереотипах, — назовем ее образно «генетической» — предрасположенности к определению рода восприятию и практическому действию, отчетливо проявляющимся в пределах относительно длительных исторических периодов.

Русская идея ориентировала государство и общество на проведение имперской внешней политики. Это противоречило изначальной духовной природе русского мессианизма. Однако, как справедливо отмечает Н. Бердяев (и в этом он не одинок), «русское религиозное призвание, призвание исключительное связывается с силой и величием русского государства, с исключительным значением русского царя. Империалистический соблазн входит в мессианское сознание… Третий Рим представлялся как проявление царского могущества мощи государства, сложился как Московское царство, потом как империя и наконец, как 316 Русская идея и Американская мечта Третий Интернационал»84. Таким образом, миссия России перестает со временем восприниматься как чисто духовная (против чего протестовал В. Соловьев и некоторые другие русские философы) и приобретает дополнительные, выступающие порой на первый план политические обертоны с более или менее отчетливо выраженным силовым оттенком.

На проведение имперской политики, сопряженной с применением силы ориентировала, как мы видели, и Американская мечта, что, впрочем, тоже противоречило ее изначальной природе. Так что холодная война была не только противоборством двух социально-политических систем и двух военнополитических блоков, ведомых супердержавами. В известном смысле она была противоборством двух мессианизмов, двух глобальных сил, мнивших себя одна — «Градом на Холме», другая — «Третьим Римом».

Будут ли Соединенные Штаты и дальше проводить политику, основанную на представлении о своей богоизбранности, «явном предначертании» и «миссии» Еще каких-нибудь двадцать—тридцать лет назад казалось, что «американский век» (как окрестил XX столетие Генри Люс) исчерпан, и наступает конец «американской исключительности»85. «1970-е и 1980-е годы, — писал политический аналитик Северин Биалер, — знаменуют конец американской исключительности в осуществлении внешней политики. Эра неоспоримого американского превосходства на международной арене — позади»86. Но сегодня ситуация иная. Опьяненные мнимой победой в холодной войне87, Соединенные Штаты вновь чувствуют себя на коне. И события последних лет, в частности агрессия (в рамках НАТО) против Югославии и пренебрежительное отношение к ООН, наводят на мысль, что международный курс «этой страны» в начале XXI в. будет, по всей вероятности, густо окрашен в тона силового мессианизма.

Возможны, разумеется, и альтернативные варианты. Но каким бы ни оказался реальный внешнеполитический курс Соединенных Штатов, какая бы из политических партий ни доминировала на Капитолийском холме и лидеры какой бы ориентации ни поселялись чаще других в белом особняке на Пенсильвания-авеню, глубинная предрасположенность к тотальному мессианству не покинет Америку.

Жив и российский мессианизм. С той поры, как наша страна погрузилась в глубокий системный кризис, со всех сторон слышатся голоса с требованием решительно отмежеваться от «имперской политики» и поумерить «великодержавные притязания». Насколько обоснованы, разумны и бескорыстны подобного рода призывы — отдельный вопрос. Не вполне ясно, каким курсом будет следовать новое руководство страны на международной арене, как до сих пор не очень понятно, какой будет политика внутри государства. Однако существуют императивы традиционной Русской идеи, которые не прислушиваются ни к каким голосам. Растворенные в национальной культуре, психологии и политической философии, ее архетипы будут и дальше — в каком бы положении ни оказалась страна и народ — ориентировать на восприятие событий, происходящих за пределами России (и на соответствующую поведенческую реакцию) не иначе, как сквозь призму традиционного мессианизма. В этом убеждены многие аналитики, оценивающие перспективы Русской идеи. «…Пресловутый «имперский», «мессианский» дух не оставил Россию. Он терпит временные унижения (как это было в свое время с японским, германским, американским духом), но никак не поражение. И слава Богу, ибо только он, засевший в генах каждого россиянина (независимо от паспортной национальности, вероисповедания, образования, меЭ.Я. Баталов стожительства и пр.), не позволяет до конца смириться с развалом СССР и делает нестерпимой мысль о распаде России»88.

При этом русский мессианизм сохраняет свою эсхатологическую окраску. Искомый абсолютный общечеловеческий идеал представал в разные эпохи то как объединение православных церквей, то как коммунистический интернационал, то как всемирный союз социалистических республик. В каком виде явится он нашему взору завтра, не знает никто. Однако в любом случае «новая русская идея будет структурной модификацией все того же русского желания осчастливить весь мир»89.

Императивы традиционной Русской идеи и Американской мечты — и в первую очередь именно ориентация на мессианизм — делают проблематичными устойчивые дружеские отношения между Россией и Америкой по национальногосударственной линии. Истинный Мессия, истинный Спаситель человечества «может быть только один»90. Два Спасителя — бессмыслица. Им тесно в мире. И если два великих народа, две великие державы91 — пусть они не провозглашают это публично или даже отрицают — внутренне «запрограммированы» на роль вселенского Мессии, споров и конфликтов между ними не избежать.

Впрочем, споры и конфликты в политике — явление нормальное и в некоторых своих формах, проявлениях и масштабах даже продуктивное, как утверждает современная конфликтология. Не надо только без дела срывать кольт с бедра, или без нужды пугать соперника ядерным оружием. Сложившееся глобальное сообщество отличается беспрецедентной хрупкостью и потому любое неосторожное действие может вызвать цепь непредсказуемых и необратимых явлений, способных в итоге взорвать существующую миросистему и вызвать глобальный кризис.

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.