WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 114 |

Европа не сможет и не станет пытаться сделать Россию сырьевым придатком или зависимым государством, не поставит под вопрос ее территориальную целостность. Напротив, она будет в высшей степени заинтересована в стабильной и передовой России, в совместном освоении и использовании природных богатств Сибири и Дальнего Востока, чтобы избавиться наконец от вековой зависимости от нестабильных регионов мира и от нужды в американской защите своего энергоснабжения. В таком сотрудничестве наверняка примет участие и Япония, а Китай получит возможность удовлетворить свои нужды в сырье и энергоресурсах за счет импорта из Сибири.

266 Национальная идея и национальная безопасность В культурном отношении Европа ближе всех для России, и даже в худшие годы изоляции Россия всегда оставалась великой частью европейской культуры и цивилизации. Европа накопила опыт интеграции при сохранении национальной и культурной самобытности. Наконец, реинтеграция России с самыми близкими странами — Украиной и Белоруссией — будет бесконфликтной, взаимовыгодной и естественной именно в более широких европейских рамках, равно как и возвращение России в экономику и политику Центральной и Восточной Европы.

Мемуары политиков и исследования историков свидетельствуют, что современникам всегда было чрезвычайно трудно примириться с падением империй. Кроме явных случаев поражения в большой войне, эти катаклизмы никогда не выглядели для очевидцев обоснованными и логически объяснимыми, и потому им на ум приходили теории «предательства», «заговора», «козней» из-за рубежа». К тому же крах империй всегда вел к ухудшению жизни в метрополии и тем более к нищете, диктатурам и войнам в колониях. В этом смысле крушение империй всегда несет элемент таинственности и мистики — гораздо больше, чем их рождение и подъем.

Беспредметны продолжающиеся ожесточенные споры о том, хорош или плох был роспуск в 1991 г. Советского Союза. Это не хорошо и не плохо, это факт истории, хотя последовавшие за ним события обернулись тяготами и трагедиями для многих людей. Прошедшее с того времени пятилетие показывает, что — какими бы ни были мотивы политиков на тот момент — это не было исторической случайностью или недоразумением по существу происшедшего, хотя его формы, конкретное время и место, конечно, могли бы быть другими.

В прошлом крушение великих империй обычно вело к их полному исчезновению и забвению (греческая, римская, монгольская империи, арабский халифат) или же к их низведению от статуса ведущих держав до роли государств, зависящих от поддержки и покровительства более сильных наций, как это произошло с Великобританией, Францией, Германией, Испанией, Португалией, Бельгией. Нидерландами, Турцией, Австрией.

И в этом отношении Российская Федерация может оказаться редким исключением из правила, каковы бы ни были ее нынешние трудности и слабости.

Несмотря на утрату своих колоний и протекторатов на западе и на юге, на востоке Россия сохранила свою богатейшую и обширнейшую провинцию — Сибирь и Дальний Восток. Некоторые эксперты считают, что там содержится 5060% всех доступных для экономического использования ресурсов планеты. Если эти ресурсы разумно и эффективно эксплуатировать, то Россия имеет все шансы в конечном итоге возродиться в качестве великой державы, сравнимой по мощи с ведущими государствами мира.

В советский период эти ресурсы активно разрабатывались. Но основная цель их эксплуатации, как и движущая сила всей империи, заключалась в наращивании советской военной мощи и политики конфронтации с Западом и с Китаем. Это определяло в первую очередь военный характер развития, строительства и заселения Сибири и Дальнего Востока, расточительную, экстенсивную и варварскую с точки зрения экологии эксплуатацию их естественных богатств, широкое использование рабского труда Гулага. С падением советской империи и дезинтеграцией ее централизованной экономики и огромной военной силы Москва фактически забросила эти земли. По ним больнее всех ударили эксперименты с «шоковой терапией» и «макроэкономической стабилизацией», хозяйственА.Г. Арбатов но-финансовый кризис. Целые города и промышленные области находятся в запустении, военная инфраструктура разваливается, происходит массовый отток населения в европейскую часть России. Из источника блага эти регионы превращаются в зоны бедствия и потенциально в ахиллесову пяту российской безопасности, суверенитета и целостности.

Все это прямо противоположно тому, чего требуют истинные и долгосрочные национальные интересы России: интенсивного развития Сибири и Дальнего Востока, крупных федеральных программ освоения этих территорий, привлечения национальных и иностранных инвестиций, притока населения из европейской части страны и других постсоветских республик, строительства современной инфраструктуры и цивилизованных городских условий жизни. Это позволило бы использовать ресурсы Сибири для экономического роста и благосостояния россиян, укрепления связей с Западом, что означало бы обеспечить главный источник капитала и технологического содействия. В то же время это могло бы обеспечить Европу и Японию надежной и обширной базой энергетических и сырьевых ресурсов, освободив их от зависимости, от менее стабильных и не столь мирных регионов мира.

Изменения последних лет в экономической, политической и идеологической жизни России, демократическое развитие (несмотря на огромные и трагические провалы, такие, как «шоковая терапия» и война в Чечне), открытость для многогранного сотрудничества с зарубежными странами, — все эти тенденции оказывают глубокое влияние на многовековые традиции России и создают принципиально новую нацию. Основательный пересмотр курса экономических реформ ради преодоления опустошительного экономического и социального кризиса, обеспечение последовательности во внешней политике и стратегии безопасности, а также изменение политики Запада в отношении России окончательно покончили бы с традициями имперской экспансии на базе мессианскоавторитарного строя, оставив их предметом академических дискуссий, философии и искусства, но не темой практической политики.

Сильная и демократическая Россия не будет представлять угрозы для соседних стран, у нее не будет антагонистических противоречий с Западом, она будет действовать, руководствуясь теми же самыми правилами и исходя из тех же понятных и предсказуемых мотиваций, посредством открытой системы формирования политики.

В то же время чрезвычайно важно признать, что демократическая Россия тоже будет иметь неотъемлемое право на свою собственную внешнюю политику, интересы безопасности и сильную оборону. Эти интересы могут отличаться от западных по широкому кругу вопросов, но обвинения России в имперских амбициях или возрождении коммунистической/националистической политики в таких случаях столь же беспочвенны, сколь и контрпродуктивны. Напротив, эти интересы должны пользоваться уважением и быть предметом переговоров и компромиссов, поскольку за расхождениями уже не будет стоять непримиримых противоречий.

В начале 1996 г. Президент Ельцин подписал указ о разработке новой «русской национальной идеи». Это можно было бы считать очередным курьезом, если бы это не было так печально с точки зрения и уровня понимания властью проблем общества, и принятых способов их решения. Пока этот титанический интеллектуальный натиск администрации не дал общественно значимых результатов. И не удивительно: национальная идея не конструируется в чинов268 Национальная идея и национальная безопасность ничьих кабинетах, она рождается самим развитием общества, его переживаниями и надеждами, осознанием своей судьбы и цели. Выход России из того глубочайшего кризиса, в котором она сейчас оказалась, со временем даст рождение новой философии смысла жизни общества.

На протяжении многих веков бичом России было то, что ее огромные пространства, ресурсы и великие таланты ее народа не использовались для повышения благосостояния и обеспечения свободы россиян. Напротив, народ всегда страдал от бедности, бесправия и тягот, которые лишь временами были вызваны внешней агрессией или другими объективными событиями. По большей части истоком этого парадокса было неэффективное, реакционное и коррумпированное государство. Оно не заботилось о благосостоянии народа, не было перед ним ответственно, никак от его воли не зависело и стремилось лишь к увеличению собственного богатства и власти — в ущерб и русскому, и другим народам империи. Эта парадигма традиционно была причиной, как уникальной мощи, так и удивительной хрупкости российского/советского государства. «Русская идея» служила и философским отражением, и оправданием, и убежищем от этой жестокой модели развития общества и империи.

Настала пора изменить эту традицию и построить государство, которое будет не барьером, а связующим звеном между благополучием нации, с одной стороны, и гигантскими естественными и интеллектуальными ресурсами страны — с другой. Возможно, это и станет ясной и достойной версией «русской идеи» для грядущего столетия.

Примечания:

Kissinger H. Diplomacy. — New York, 1994. — P. 816-817.

Бабурин С. Территория государства. Правовые и геополитические проблемы. — М., 1997. — С. 407-408.

Там же. — С. 409-411.

Там же. — С. 417-419.

Кортунов С. Россия: национальная идентичность на рубеже веков. — М., 1997. — С. 8.

См.: Независимое военное обозрение. 1997. — 12-19 июля.

Независимая газета. 1997. 23 октября; 1997. 23 декабря.

Например, Южной Латвии и Восточной Эстонии, Крыма и Восточной Украины, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, лезгинской территории Азербайджана, Северного и Восточного Казахстана с Байконуром и Семипалатинском, и т.д.

Независимая газета. 1997. — 23 декабря.

Прогностическое исследование ИМЭМО РАН. — М., 1997.

Там же.

Kissinger H. Op. cit. — P. 812.

Независимая газета. 1997. — 29 октября.

С.М. РОГОВ ИЗОЛЯЦИЯ ОТ ИНТЕГРАЦИИ.

Принадлежность двум частям света — уникальное преимущество нашей страны, но использовать его Москва лишь пытается последнее время Россия резко активизировала свою дипломатическую В активность в Европе и Азии. Недавно в Париже состоялась встреча в верхах Россия-ЕС, затем президент Путин принял участие в саммите АТЭС в Брунее. Похоже, что начинает выстраиваться новая линия Москвы на международной арене. Формирующийся новый внешнеполитический курс должен быть увязан с приоритетами экономического развития России. Вступая в XXI век, мы должны решить двуединую задачу по восстановлению экономической мощи страны и интеграции в глобальную экономику.

В отличие от Советского Союза Российская Федерация не может претендовать на роль «сверхдержавы». Однако по размерам своей территории, населения, экономического, научно-технического и военного потенциала Россия как великая держава может стать одним из ведущих участников многополярного мира, принимающего равноправное участие в решении вопросов, затрагивающих ее законные интересы. Для этого Россия обладает необходимыми ресурсами. Национальное богатство страны в 1999 году оценивалось в 670 трлн. рублей.

На долю России приходится свыше 40% мировых запасов природного газа и 10% нефти. Мы единственная страна в мире, в основном обеспеченная природными ресурсами. Однако отсутствие продуманной стратегии экономических и политических реформ в прошедшем десятилетии привело к тому, что Россия заняла на мировом рынке нишу, которая явно не отвечает потенциалу страны, обладающей уникальным географическим положением, крупнейшими в мире запасами минеральных ископаемых, высококвалифицированной рабочей силой, значительными экономическими и технологическими возможностями.

Оказавшись на второстепенных ролях в мировой экономике, через несколько лет Россия может потерять и статус великой военной державы. Ядерные силы сдерживания при нынешнем уровне финансирования придут в упадок в течение ближайшего десятилетия. Боеспособность сил обычного назначения резко упала, что было наглядно продемонстрировано во время войны в Чечне. Между тем еще преждевременно утверждать, что военная сила перестанет играть роль в следующем веке. Конечно, сегодня военная угроза для России находится на сравнительно низком уровне. Однако в средне- и долгосрочной перспективе ситуация может измениться, если не будет создана надежная система международной безопасности на глобальном и региональном уровнях.

Для возрождения экономической мощи страны требуется стабильный экономический рост на уровне 8–10% в год. Способна ли Россия совершить экономическое чудо и совершить рывок в XXI век России необходима стратегия, опирающаяся, с одной стороны, на хорошо продуманную, рассчитанную на длительный срок программу экономического развития страны, а с другой сторо Опубликовано: Дипкурьер НГ. — 2000. — № 19, 7 декабря.

270 Изоляция от интеграции ны, — на реалистическую внешнюю политику, обеспечивающую более благоприятные условия интеграции Российской Федерации в глобальный рынок.

При разработке стратегии развития России в начале XXI века необходимо учитывать экономический, геополитический и идеологический факторы, в максимальной степени отражающие уникальные преимущества Российской Федерации как единственной в мире страны, имеющей жизненно важные интересы как в Европе, так и в Азии. С этой точки зрения евразийская стратегия может и должна в наибольшей степени интегрировать приоритеты внутреннего развития России и обеспечивать ее роль на международной арене.

К сожалению, Россия оказалась в изоляции от интеграционных процессов, охвативших европейский континент. Развернувшееся после окончания холодной войны строительство «общеевропейского дома» идет без участия России. Европа консолидируется под флагом Европейского союза. По существу, понятия Европа и ЕС становятся синонимами.

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 || 59 | 60 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.