WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 114 |

Но дело даже не только в ретроспективной оценке. СБСЕ и ОБСЕ оказались столь необходимыми для народов континента именно по причине их уникальных качеств. Прежде всего ОБСЕ — единственная действительно универсальная организация европейских государств. В ней к тому же воплощена и глубокая связь интересов государств Европы и Северной Америки. Далее. Это — организация, доказавшая свою способность к адаптации, развитию именно тех функций, которые необходимы европейскому процессу на каждом этапе его развития. И хотя не всегда такая адаптация идет достаточно быстро, она все же опережает темпы приспособления к новым реалиям многих других организаций, действующих в Европе. Наконец, ОБСЕ — это организация, основанная на принципе консенсуса, гарантирующего права всех входящих в нее государств, больших и малых.

Естественно, что выполнение роли ведущей организации в системе европейской безопасности не имеет ничего общего с командованием другими структурами или их дублированием. Вместе с тем координирующая роль обязывает ОБСЕ модернизировать свою деятельность и структуру.

А теперь — о некоторых принципах, на которые, как представляется, следовало бы ориентироваться при создании модели.

Должна укрепляться безопасность всех государств — членов ОБСЕ без исключения. Речь, строго говоря, идет не только о европейской безопасности, так как система учитывает интересы и Соединенных Штатов Америки, и Канады. Евроатлантический характер модели, безусловно, придает большую устойчивость безопасности. Но именно такой характер подчеркивает необходимость избежать включения в новую систему тех элементов, которые могли бы обеспечивать безопасность одних участников за счет других.

Модель должна предусматривать противодействие всему комплексу угроз. Что касается мер и механизмов ликвидации конфликтов, то модель безопасности должна быть сориентирована на действия на всех этапах, начиная с превентивной дипломатии и кончая «навязыванием мира». Однако модель европейской безопасности не должна «вбирать» в себя функции ООН. Мир сегодня сталкивается не только с попытками, но и с применением силовых методов в обход Совета Безопасности ООН. Продолжение такой практики может внести анархию, хаос в международные отношения. В случае перерастания конфликта в его активную фазу, включающую насилие, естественно, можно и должно предусматривать осуществление коллективных миротворческих акций и даже введение санкций. Однако соответствующее решение может быть принято только Советом Безопасности ООН.

Модель должна быть сориентирована на фиксацию и гарантию существующих государственных границ в Европе. Признание их незыблемости следует рассматривать как критерий для вхождения тех или иных стран в систему коллективной безопасности.

Е.М. Примаков Другим критерием подобного рода является согласие участников системы с мерами доверия, с взятием на себя целого ряда обязательств в областях транспарентности, контроля, военных мер, включающих ограничения на передвижение вооруженных сил и вооружений через государственные границы, сокращение вооружений и т.д.

Коллективная безопасность, конечно, ни в коей мере не отрицает суверенного права любого государства, входящего в систему, на самостоятельные усилия по защите собственной безопасности.

Конечно, эти мысли не претендуют на полноту и завершенность. Но, на мой взгляд, они могли бы принести пользу при работе над новой архитектурой безопасности и сотрудничества.

Повторяюсь, такая архитектура рухнет, если в Европе появятся новые разделительные линии или в основу модели безопасности поставят не такую универсальную организацию, как ОБСЕ, а, скажем, НАТО, даже связав ее «особыми отношениями с Россией».

НАТО И РОСИЯ: «ОСОБЫЕ ОТНОШЕНИЯ» РОССИЙСКИЙ ПОДХОД к НАТО определяется двумя обстоятельствами:

во-первых, тем, что эта организация была создана во время холодной войны для глобального противодействия Советскому Союзу; была сориентирована с самого начала на военную конфронтацию, и после окончания холодной войны еще далеко не трансформировалась. Во-вторых, в Москве понимают, что НАТО представляет собой реальную силу, причем появляются условия для изменений в характере альянса. С учетом такого двойственного понимания Россия не ограничивается позицией крайне негативного отношения к расширению НАТО, но готова вести продуктивный диалог со странами — членами этой организации для выработки устраивающих всех «правил поведения» на российско-натовском поле.

Можно, очевидно, говорить и о выработке документа, определяющего отношения России с НАТО. Однако его подписание не является для нас самоцелью. Этот документ не должен иметь чисто декларативный характер — скажем, провозглашать обязательство сторон не совершать нападение друг на друга, их согласие на взаимную транспарентность в военном строительстве и на меры доверия, способные служить развитию отношений.

Все это очень важно, но все это уже в той или иной форме декларировалось в документах, позволивших выйти из холодной войны. Сегодня такой подход уже недостаточен. Документ об отношениях России с НАТО должен содержать максимально возможную конкретику: развернутый мандат на переговоры по адаптации ДОВСЕ к современным условиям (о направлениях такой адаптации говорилось выше), характер, пределы, обязательность для исполнения и механизм взаимных консультаций и политических решений, направления и пределы участия России в военной инфраструктуре альянса и другое.

Конечно, такой документ не должен, с одной стороны, стать ширмой для расширения НАТО, и с другой — имитировать прием России в ее члены. Нам совершенно понятно, что разговоры о возможности вступления России в НАТО «лукавы», имеют пропагандистский характер. Если бы Россия в нынешних условиях подала заявку на вступление, то это было бы использовано с целью массированного расширения альянса на Восток, а России сказали бы (кстати, мы это уже слышали):

202 Международные отношения накануне XXI века: проблемы, перспективы вы такая большая и такая сложная страна, что не можете быть принятой в альянс, который окажется не в состоянии обеспечивать вашу безопасность.

Представляется, что в настоящее время появляется понимание наличия трех главных проблем: трансформации НАТО, особых отношений России с этим альянсом и его расширения. Мы за последовательное их рассмотрение. И во всяком случае, против параллельности, которая, по нашему убеждению, явно служит абсолютно неприемлемой для России идее детерминированности содержания, сроков и условия расширения НАТО.

МИССИЯ ООН В НОВЫХ УСЛОВИЯХ ПРИ ВСЕЙ ВАЖНОСТИ двусторонних отношений и региональных организаций главным механизмом, способным обеспечить беспрепятственный переход от двухполюсного, конфронтационного к многополюсному, демократическому миру, является Организация Объединенных Наций. В период становления многополярной системы она призвана стать своего рода «страховой сеткой», сводящей к минимуму разрушительные последствия перемен и направляющей их в эволюционное демократическое русло.

Главной задачей ООН остается поддержание международного мира и безопасности. Причем основными в арсенале этой Организации должны быть политико-дипломатические средства мирного разрешения споров. Следует напомнить об этом потому, что в последние годы в стенах ООН стал проявляться своего рода «санкционный синдром» — стремление пошире и поактивнее применять санкции и другие принудительные меры, иногда при игнорировании все еще имеющихся политико-дипломатических возможностей. Мы убеждены: ООН должна применять такие меры только в исключительных случаях, когда все иные средства действительно исчерпаны.

В целом нужна модернизация санкционных механизмов ООН. Сегодня, например, не предусмотрена четкая процедура снятия санкций, а, как показывает опыт, это весьма важно. Гуманитарный ущерб от санкций, так же, как и ущерб для третьих стран должен быть сведен к минимуму.

И что очень важно подчеркнуть, ООН должна сохраняться в качестве единственной организации, дающей санкции на применение силовых методов.

Любые подобные действия в обход Совет: Безопасности ООН необходимо полностью исключить.

Мы далеки от намерений превращать ООН в дискуссионный клуб. Но эта организация не должна оставаться в стороне от выработки предложений концептуального и конкретного характера, направленных на разработку основ урегулирования конфликтов, возникающих после окончания холодной войны, на развитие системы мирного разрешения споров с особым акцентом на предотвращение вооруженной фазы конфликтов, дипломатии национального примирения. Предметом результативного обсуждения могли бы также стать совершенствование правовых норм и практики миротворчества, включая регламентацию «принуждения к миру».

Жизнь требует новых подходов ООН к операциям по поддержанию мира.

В воздухе уже витает прообраз пирамиды, определяющей отношения ООН с региональными организациями. Без развития таких отношений ООН может не выдержать бремени миротворческих действий. Но речь идет именно о пирамиде, Е.М. Примаков так как принципиально важно не нанести ущерба Совету Безопасности ООН, несущему главную ответственность за поддержание международного мира.

Сегодня мировое сообщество сталкивается и с необходимостью распределить ограниченные миротворческие ресурсы ООН сообразно реальной опасности конфликтов, их гуманитарным последствиям. Мы рассчитываем на значительно большее внимание ООН к конфликтам на пространстве СНГ. Пока здесь основную роль приходится играть России и ее партнерам по Содружеству.

В нынешних условиях Россия призывает ООН развернуться лицом и к афганскому конфликту. В этой многострадальной стране возникла действительно критическая ситуация, и нам следует сделать все, чтобы отодвинуть ее от грани распада. Афганская драма, так же как и непрекращающаяся череда внутренних конфликтов в Руанде, Либерии, — самый убедительный аргумент в пользу развития ооновской дипломатии национального примирения.

Чтобы справиться со всем этим, ООН сама нуждается в обновлении и адаптации к новым условиям. Реформы назрели, и это не одноразовое мероприятие, а процесс, который распространяется на всю систему ООН. Конечно, при реформировании этой организации следовало бы учесть необходимость сохранения преемственности. Естественно и то, что проводить преобразования нужно не путем поспешной перестройки институтов ООН, особенно Совета Безопасности.

Многое для реализации реформы ООН — и в плане оптимизации структуры и повышения эффективности — уже делается. Россия — за продолжение этой многотрудной и продолжительной по времени работы.

Сложный, во многом неспокойный мир передает «эстафетой» двадцатый век двадцать первому. Мы далеки от фатализма в оценке возможности того, что в новом веке международные отношения сразу приобретут стабильный и сбалансированный характер. Для этого потребуются, может быть, десятилетия и напряжение сил многих государств. Но мы остаемся историческими оптимистами в своих прогнозах.

И.С. ИВАНОВ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА РУБЕЖЕ XXI ВЕКА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ЭВОЛЮЦИИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТИ ступление России в новое тысячелетие ознаменовалось качественными В изменениями во внутренней и внешней политике страны. После бурных событий 90-х годов начался процесс постепенной консолидации общества вокруг идеи укрепления демократической государственности как необходимого условия для успешного продолжения политических и социально-экономических преобразований. Избрание Президентом России В.В. Путина, а также сформирование нового состава Государственной думы по итогам парламентских выборов декабря 1999 г. обеспечили рост политической стабильности и позволили начать разработку долгосрочной стратегии развития страны.

В этих условиях особую значимость приобретает задача определения внешнеполитических приоритетов страны, ее места в мировом сообществе. Все последние годы, несмотря на огромные трудности государственного становления Российской Федерации, наше государство активно участвовало в мировых процессах, находилось в центре усилий, направленных на формирование новой системы международных отношений. Российской дипломатией накоплен большой практический опыт решения беспрецедентных по сложности и новизне внешнеполитических проблем. Осмыслить этот опыт важно для того, чтобы правильно определить ту роль, которую внешняя политика призвана сыграть в решении общенациональных задач в нынешний сложный, по-своему переломный момент в развитии процессов в России и ситуации на международной арене.

I До настоящего времени в нашей научной и политической литературе господствовало представление, что современная Россия не имеет сложившейся внешнеполитической стратегии. Тезис о том, что «российская внешняя политика продолжает переживать стадию становления», казался настолько бесспорным, что нашел отражение в вузовском учебнике по международным отношениям1.

Сегодня, пожалуй, впервые за последние девять лет, появились основания говорить о том, что эта стадия современной внешней политикой России в основном пройдена. Такой вывод можно сделать, если под «становлением» понимать выработку основных принципов внешнеполитического курса, определяемых национальными интересами.

Внешняя политика любого государства начинается не с чистого листа.

Даже в условиях такой глубокой трансформации, которую пережила Россия в конце XX века, сам факт включения государства в систему международных отношений предполагает известный набор базовых внешнеполитических установок, определяющих его лицо и долгосрочные интересы в мировой политике. Эти Опубликовано: Иванов И.С. Внешняя политика России и мир. — М.: РОССПЭН, 2000. — С. 3-55.

И.С. Иванов установки рождаются отнюдь не только по воле того или иного политического лидера, а, как правило, отражают объективные особенности исторического развития страны, ее экономики, культуры, геостратегического положения. Они составляют некую «константу» внешнеполитического курса государства, в наименьшей степени подверженную воздействию внутриполитической и международной конъюнктуры. В истории дипломатии элементы преемственности, присущие внешней политике, нашли обобщенное выражение в известной формуле:

«Нет постоянных союзников, а есть только постоянные интересы». Эта преемственность, степень которой, разумеется, не поддается какому-либо точному измерению, характерна не только для стран с устойчивой политической системой, но и вообще для всех государств, включая и те, которые, подобно России, переживают в разных формах переходный период на пути экономической и социальнополитической модернизации.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.