WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 114 |

ШАНС НА БУДУЩЕЕ Итак, процесс глобализации идет полным ходом. Мир меняется буквально на наших глазах. За пару десятилетий мегаобщество — довольно хаотичный набор глобальных связей, норм, установок, ценностей, моделей поведения, режимов, систем, институтов — начало приобретать реальные очертания. Это не может не изменить наши представления о социуме, гражданстве, праве, политической власти, международных отношениях и других не менее фундаментальных понятиях, на которых строится жизнь общества. Это не может не влиять на логику поведения тех, кто контролирует наиболее ценные ресурсы и принимает стратегические решения.

Правда, пока что глобализация разрушает барьеры в жизни, но не в нашей психологии и сознании. Человек все еще остается средством, а не целью.

И все-таки жизнь берет свое. Оставаясь частичками национальных организмов, люди становятся гражданами мира. В процессе повседневной деятельности они все чаще вступают в контакты с иноземцами и иноверцами. Они учатся жить и работать в мире без границ. Они осваиваются в новом вселенском социуме, где все сотворенное нами — хорошее и плохое — возвращается бумерангом.

Становление мегаобщества, в котором — хотя бы чисто теоретически — все мы обладаем равными правами и обязанностями, дает нам уникальную возможность создания более справедливого и гуманного миропорядка. Лишь возможность, не более того. Чтобы превратить ее в реальность, нужны феноменальные усилия. Ведь в сущности речь идет о том, что, несмотря ни на что, глобализация развивалась по демократическому пути, чтобы в рождающемся мегаобществе все имели право на жизнь, свободу и стремление к счастью.

В.М. КУЛАГИН РОССИЯ — США.

«КОЕ-ЧТО НАЧИНАЕТ ПОЛУЧАТЬСЯ» ИРОВЫЕ И ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ средства массовой информации в М мельчайших деталях осветили ход и конкретные результаты официального визита Президента России В.В. Путина в Соединенные Штаты в ноябре 2001 года.

Средневзвешенную оценку четвертой за короткое время (после Любляны, Генуи и Шанхая), но первой полномасштабной в рамках официального визита встречи российского и американского президентов, к которой пришли журналисты и аналитики, можно, пожалуй, определить как сдерживаемый оптимизм.

Особое внимание при этом уделялось закреплению в ходе переговоров твердой решимости России и Соединенных Штатов совместно противостоять новым угрозам международной безопасности и в первую очередь международному терроризму до полного его искоренения. Другим важнейшим результатом явились принятие принципиальных решений о радикальном сокращении потенциала ракетно-ядерного противостояния, продвижении новой модели европейской безопасности. Отмечалось, что по сохраняющимся разногласиям в этой области — по ПРО, эвентуальному расширению НАТО — наметилось обоюдное стремление перевести эти проблемы с уровня полемической напряженности на базу принципиального, но делового поиска взаимоприемлемых решений.

Наконец, визит способствовал если не перелому, то существенной переоценке восприятия в США, да и во всем мире, процессов, набирающих динамику в российской экономике и внутренней политике. В немалой степени, по мнению западных комментаторов, традиционно уделяющих большое внимание личностному фактору, этому способствовало и то, что российский президент был воспринят американской общественностью и истеблишментом как ответственный политик, сочетающий прагматизм в отстаивании национальных интересов своей страны с учетом интересов партнеров и перспективным видением глобальных тенденций мировой политики, как представитель нового поколения государственных деятелей, разговаривающий с миром на понятном языке общих базовых ценностей и установок.

В восприятии встречи, насколько можно было судить о реакции Америки по наблюдению за ней в режиме реального времени из Вашингтона, наряду с несомненно позитивной оценкой существенного сближения России и Соединенных Штатов ощущалось отношение к этому процессу как к чему-то естественному, логичному, но по ряду причин на время откладывавшемуся. Деловая «обычность» нынешней встречи на высшем уровне по контрасту с драматизмом и помпезностью саммитов времен холодной войны и первого этапа отхода от нее, по мнению ряда наблюдателей, свидетельствует, как ни парадоксально это на первый взгляд, о переходе российско-американских отношений в качественно новую фазу.

Одновременно в целом положительная оценка договоренностей и взаимопониманий, достигнутых в Вашингтоне и Техасе, сопровождалась определенными сомнениями и оговорками. Применительно к нынешнему этапу борьбы с междуна Опубликовано: Международная жизнь. — 2001. — № 12. — С. 10-18.

В.М. Кулагин родным терроризмом главным остается вопрос о том, переживет складывающийся сегодня антитеррористический союз победу над режимом талибов в Афганистане или его ждет судьба антигитлеровской коалиции после разгрома фашизма Много вопросов и относительно конкретных путей окончательной трансформации потенциала стратегического противостояния между Востоком и Западом в новый алгоритм глобальной стратегической стабильности, взаимодействия и сотрудничества. После резких перепадов в российско-американских отношениях на протяжении последнего десятилетия не снят и вопрос о том, насколько Соединенные Штаты готовы отказаться от переоценки своих возможностей в одиночку по собственному усмотрению решать мировые проблемы, с одной стороны, и поддержит ли до сих пор весьма сдержанная российская элита довольно радикальный курс Президента России на сближение с Америкой и Западом в целом — с другой Отдельные комментаторы ревниво взвешивают баланс уступок с той и другой стороны.

Некоторые американцы высказывают определенные сомнения относительно целесообразности инициативного решения Президента Дж. Буша сократить американские стратегические наступательные вооружения с 7000 до 1750– 2200 боезарядов в течение десяти лет. При этом указывается на то, что Россия все равно вынуждена будет в ближайшие годы снять с боевого дежурства значительную часть отработавших свой ресурс ракет и вряд ли осилит экономически их адекватную замену новыми носителями. А Соединенным Штатам предстоит уничтожить преимущественно новое поколение стратегического оружия, обслуживание которого не требует значительных финансовых затрат. Явно разочарованы и сторонники немедленного выхода из Договора по ПРО, который еще совсем недавно казался делом решенным. Критики с российской стороны, напротив, указывают на отсутствие пока договорного оформления решения о сокращении СНВ, на сохраняющуюся неопределенность относительно Договора по ПРО, поминают базы на Кубе и во Вьетнаме. С обеих сторон ощущаются определенные психологические комплексы в связи с исчезновением ставших за многие десятилетия привычными «символов веры».

Анализ деталей наметившегося перехода российско-американских отношений в новую фазу, изучение результатов последней встречи президентов России и США, что называется, «под микроскопом» вполне закономерны. Наряду с этим крайне важно взглянуть на эти явления комплексно, во взаимной связи, оценить текущий момент в исторической перспективе, в широких рамках «большой картинки» глобальных процессов, совместить расчет деталей «под микроскопом» с «телескопическим» просчетом возможных вариантов.

Неоспоримым фактом является то, что события 11 сентября ознаменовали резкий поворот, «момент истины» в современной мировой политике. Но в то же время они стали проявителем более контрастного обозначения развивавшихся ранее глобальных процессов, сыграли роль их катализаторов, говоря словами Тони Блэра, встряхнули узор калейдоскопической трубки становящегося привычным восприятия мира. Именно на это обращал внимание и В.В. Путин, выступая в Университете Райса, когда говорил о том, что «наши отношения не должны рассматриваться только сквозь призму событий 11 сентября», о необходимости услышать пульс истории», о том что «холодная война не должна больше цеплять нас за рукава»1. К аналогичному выводу, судя по всему, приходит и администрация Дж. Буша, 174 Россия — США. «Кое-что начинает получаться» признающая факт глобальных изменений «тектонических масштабов» и завершение «не только холодной войны, но и периода, последовавшего за ней».

Действительно, всего несколько месяцев назад неоспоримым казалось то, что с распадом и трансформацией коммунистического полюса противостояния в годы холодной войны западный мир достиг апогея безопасности. Ускорение глобализации и технологические прорывы открывали долгосрочную перспективу экономического процветания.

Оставалось только вовлечь в этот процесс остальную часть человечества для окончательного завершения сформировавшейся тенденции. Проблемы международной безопасности отодвигались в тень процессов глобальной экономики. А там, где они возникали, Запад их решал относительно минимальными усилиями. У Америки появилась уверенность в том, что ей предначертано судьбой место, по существу, единоличного лидера этого процесса, главное — иллюзия относительно того, что она в одиночку может и должна провести мир до «светлого будущего».

Как признают сегодня многие американские политики и аналитики, Америка, переоценила свои возможности и недооценила созревавшие втуне новые проблемы.

События 11 сентября с шокирующей наглядностью продемонстрировали, что глобальные процессы значительно сложнее их линейного восприятия. Действительно, ускорение глобализации, расширение поля демократии и сокращение угрозы мирового ракетно-ядерного апокалипсиса открывает перед человечеством новые горизонты. Но эти процессы сопровождаются углублением имущественного неравенства, активизацией национализма, мимикрией войны и насилия к новым условиям, проявлением их в новой ипостаси внутренних конфликтов, международного терроризма и преступности, комплексно подпитывающими друг друга. Ситуация усугубляется и тем, что помимо государств все более активное влияние на мировые процессы — как позитивное, так и негативное — оказывают субгосударственные действующие лица, от транснациональных корпораций до транснациональных террористических сетей, что многократно усложняет задачи регулирования международных процессов.

Анализируя природу и глубинные причины событий 11 сентября, авторы только что опубликованного в США сборника «Как это случилось Терроризм и новая война»2 приходят к выводу, что, пока мир расслаблялся после холодной войны и «довоевывал» ее в Европе, в южной периферии Евроазиатского континента вызревала геостратегическая угроза нового типа.

Глобализация обошла стороной большинство мусульманских стран Среднего и Ближнего Востока, которые за редким исключением так и не смогли выйти на уровень современных развитых экономик, включиться в процесс модернизации. Произошло отчуждение правящих элит этих стран, поддерживаемых Западом по соображениям военно-политической стабильности или гарантирования нефтяных потоков, от мусульманской «улицы», переполненной безработной молодежью, лишенной каких-либо перспектив, но помнящей о великой мусульманской культуре и былом могуществе этой цивилизации. Западные концепции прав человека, в частности, женщин отторгаются традиционными ценностями. «Улица» ищет выход в возвращении к истокам, фундаментализму, системе шариата.

Ситуация усугубляется затяжным и унизительным для большой части мусульман конфликтом между палестинцами и Израилем, главную силу которого видят в поддержке со стороны Соединенных Штатов. Чувство безысходности, невозможности борьбы на равных с западной мощью и опирающимися на нее местВ.М. Кулагин ными элитами является питательной средой экстремизма и терроризма, вдохновители которого стремятся не только нанести внешнему миру удар в самое незащищенное и болезненное место, но и спровоцировать ответные удары, взорвав таким образом всю ситуацию на Среднем и Ближнем Востоке, в Центральной Азии, на Кавказе, во всем мусульманском мире.

Буквально на глазах происходит осознание радикального изменения глобальной геостратегической обстановки, кардинального смещения основного вектора угроз и вызовов мировой безопасности от координат «Запад — Восток», унаследованных от холодной войны, к новому измерению, которое можно условно определить как «Юг — Север», а эпицентра напряженности — из европейско-североатлантического региона на южную периферию Евразийского континента. Одновременно меняются и требования к инструментарию ответов на новые силовые вызовы — перенос акцента со стратегических вооружений на обычные вооруженные силы, спецслужбы, разведку, полицейские силы. Очевидно, что «разминирование» ситуации в южном «подбрюшье» мира потребует длительных и более комплексных, «невоенных» усилий — корректировки экономических процессов глобализации, системных дипломатических усилий по содействию урегулированию целой грозди активных и потенциальных конфликтов в регионе, новых методов взаимодействия не только на межгосударственном, но и на субгосударственных уровнях, тонкого учета национальных, племенных и религиозно-идеологических моментов. Эта комплексная задача потребует длительного времени.

Радикальное изменение геостратегической «розы» угроз требует столь же внимательной переоценки ядерного измерения глобальной безопасности. Вопервых, сохранение стратегических ядерных потенциалов на нынешних высоких уровнях с учетом выхода на первый план задач безопасности, требующих другого и не менее дорогостоящего набора средств для их решения, представляется непозволительной роскошью даже для самых благополучных в экономическом отношении государств. Сдерживающее свойство ядерного оружия, частично оправдавшее себя в межгосударственных отношениях, теряет свою эффективность против таких субгосударственных угроз, как международный терроризм, или для принуждения к миру участников внутренних конфликтов. Возрастающая вероятность приобретения террористами оружия массового уничтожения, особенно ядерного оружия, определенно выдвигает на передний план задачу нераспространения. Достижение этой задачи невозможно без согласия и нового уровня сотрудничества в первую очередь между всеми ядерными державами.

А такое сотрудничество вряд ли возможно, когда одна из держав решает в одностороннем порядке обезопасить себя от одного из множества возможных.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.