WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 114 |

Ясно, что судьба двуполюсного мира была предрешена не только крахом одной из сверхдержав, но и появлением новых центров силы, усложнением самой структуры международных отношений, которая приобретала все более многогранный характер еще в рамках Ялтинско-Потсдамского миропорядка. Доминирование абсолютно во всех сферах стало проблематичным к середине 1970-х годов даже для сверхдержав. Логично, что подобное доминирование объективно невозможно сейчас (в том числе и для «победившей» сверхдержавы — США), хотя бы потому, что нынешний мир слишком сложен, имеет бесчисленное количество взаимообусловленных измерений. Действительно, нынешнюю мировую систему можно представить себе в виде пирамиды, состоящей из целого ряда «слоев», секторов, наложенных друг на друга. В каждом из этих секторов — экономическом, финансовом, технологическом, военном и т.п. — есть свои лидеры, страны, находящиеся в значительном отрыве от других участников. Россия сейчас почти незаметна в экономическом секторе, но в то же время, выступает в качестве «полюса» в институционально-правовом секторе мировой системы, имея статус постоянного члена Совета безопасности ООН. Роль «полюса» Россия играет и в военно-стратегическом секторе. Если учитывать роль отдельных стран в доминировании над региональными пространствами, то можно различить еще целый ряд кандидатов в «полюса». Отрадно, что здесь также присутствует Россия, которая сегодня уверенно лидирует на постсоветском пространстве, играет важнейшую роль на европейском направлении, все более активно проявляет себя в АТР. Таким образом, современный мир объективно многополярен.

Вместе с тем, это не многополярность враждебных группировок, а нечто более сложное. Подобная модель дает возможность целому ряду стран претендовать на расширение секторов и региональных пространств, где они могли бы через некоторое время стать «полюсами». Однако объективно формирующаяся полицентричность не смогла заглушить стремление ряда властных групп стать своеобразным единоличным рефери мировой арены. Эта влечет за собой применение абсолютно неприемлемых методов регулирования международных отношений — угрозы силой и непосредственного ее использования. К сожалению, такие настроения, присутствуют и в российской элите, вместе с тем, отрадно, что в профессиональном внешнеполитическом сообществе они не поднимаются выше А.В. Торкунов маргинального уровня. В целом же, надо заметить, что стремление той или иной страны или группы стран, поставить под контроль мировое политическое пространство способствует торможению процессов выстраивания системы коллективного мирорегулирования, единственно оптимальной для современного и очень сложного мира. Императивность этой задачи представляется однозначной. Снятие международной конфронтации глобального характера привело к «разбалансированности» мировой системы, активизации целого ряда конфликтов, многие из которых подспудно тлели и ранее, но их разрастание не допускалось сверхдержавами.

В современном мире наличие очага конфликта даже в отдалении от центров мирового развития отражается на политической, экономической, социальной жизни стран, казалось бы, напрямую не задействованных в конфликте. Ярким примером этого является этнический конфликт в Югославии, который в своем апогее затронул безопасность всего европейского континента, российско-американские отношения, внес совершенно новые ноты в развитие политической ситуации в России.

Быстрая интернационализация локальных конфликтов является одной из наиболее опасных черт современных международных отношений. Грубое — жандармское — вмешательство извне лишь усугубляет конфликты. Единственная альтернатива этому — внедрение международных режимов предотвращения и ликвидации конфликтов, основанных на скоординированных действиях мирового сообщества, на обязательности норм международного права, на недопустимости их нарушения, чем бы это нарушение не аргументировалось. Стоит отметить, что в прошлом издании хрестоматии, которое в большинстве своем было собрано до начала Косовского кризиса и подписано в печать до его завершения, не нашло отражения поистине драматическое значение этого события.

К наиболее серьезным вызовам современного мира можно отнести и распространение оружия массового уничтожения, прежде всего, ядерного. Очевидно, что международное сообщество ничего реального не смогло противопоставить появлению ядерного оружия у Индии и Пакистана, многие политики с трудом выходят в осознании ядерной проблематики за рамки «центрального ядерного баланса». Проблема распространения ОМУ имеет и «виртуальное» измерение. Пример этого — использование США спекуляций вокруг ядерной угрозы со стороны ряда государств для одностороннего выхода из Договора по ПРО.

Ядерная тематика также получила свое освещение в новом издании хрестоматии. Вызовом международной стабильности является и деятельность радикальных общественно-политических и религиозных движений. Именно из этого источника подпитывается терроризм, который давно ведет «третью мировую войну». Метастазы терроризма проникли в пределы подавляющего большинства государств. С деятельностью радикальных движений тесно связана незаконная торговля оружием и наркотиками, которые из удела преступных группировок превратились в основу существования влиятельных сил на международной арене. За счет подобного «бизнеса» живут многие экстремистские группировки и движения, которые пытаются воздействовать на ситуацию в СНГ и России.

Современный мир характеризуется усилением процессов глобализации.

Их роль может быть оценена двояко. С одной стороны, глобализация способствует решению многих сложнейших проблем, но в то же время создает новые.

Россия, к сожалению, имеет серьезный шанс не попасть в ряды «бенифицариев» глобализации. Мы долго жили автономно от остального мира, удовлетворяясь кооперацией в рамках «мировой системы социализма». Сегодня мы оказались в 10 К читателю ситуации, когда, понимая суть происходящего, мы обладаем сравнительно малым числом эффективных каналов и ресурсов влияния на мировые процессы.

Рассмотрению этих проблем посвящен специальный раздел предлагаемой хрестоматии, необходимость которого возникла в силу того, что в последние несколько лет вопросы глобализации получили чрезвычайно сильное, вместе с тем зачастую гипертрофированное и поверхностное звучание. Отбирая работы в этот раздел, мы стремились максимально придерживаться принципа репрезентативности различных точек зрения.

Изъятие из глобальных международных отношений фактора конфронтации стало катализатором двух параллельных процессов: с одной стороны, дальнейшей автономизации и роста значения внутрирегионального развития; а с другой — переформирования, изменения идентичности ряда регионов. Региональные составляющие это, как правило, наиболее затребованный практикой аспект международных исследований. Поэтому не случайно раздел, посвященный региональным направлениям внешней политики России, самый большой по объему. Интересно заметить, что с распадом СССР нашей стране пришлось фактически стать стержневым звеном нового международно-политического региона, государства которого институционально объединены участием в СНГ. Восприятие постсоветских государств как в качестве объектов внешнеполитических усилий, так и в качестве субъектов по взаимодействию, в российской внешнеполитической элите происходило достаточно проблематично. Помимо сложностей политического и социально-психологического восприятия была и весьма прикладная проблема — кадры, те, кто мог бы и должен работать на этом направлении. И здесь не могу не сказать о том, что МГИМО стал первым вузом в России и СНГ, где на систематической основе с середины 1990-х годов мы готовим специалистов по странам СНГ и Балтии с соответствующей языковой специализацией. Более того, специализирующиеся на этих странах ребята получают двухлетнюю довузовскую подготовку на Курсах редких языков. Для всех студентов нашего института с начала 1990-х годов читается обязательный полугодовой курс по проблемам СНГ. Понимая всю важность сохранения гуманитарных и профессиональных связей МГИМО никогда не прекращал набор студентов из стран бывшего СССР, число которых на настоящий момент достигает почти пятисот человек.

С середины 1980-х годов наша страна начала (здесь хочется вставить слово «первой», что, наверное, не будет ошибкой) продвигаться от конфронтационной модели к иному миропорядку, построенному на «общечеловеческих ценностях», на принципах мирного и стабильного существования, свободного от военной конфронтации и идеологического противостояния. Эти принципы были чрезмерно идеалистичны, но, тем не менее, они изменили и нас, и окружающий нас мир.

Парадокс заключается в том, что окружающий нас мир оказался гораздо более прагматичным и консервативным, чем думали советские и российские реформаторы, и не собирался отдаваться внешнеполитической романтике, моментально отказываясь от традиционных подходов к международным отношениям, в первую очередь, от приоритетности национального интереса. К сожалению, ситуация конфликта идеалов и реальности продолжалась в российской внешней политике на протяжении 1991–1995 гг. Последующие годы стали периодом избавления от неоправданной эйфории в восприятии окружающего мира, осторожного, зачастую с большими издержками и ошибками даже не формулирования, а «нащупывания» международно-политической идентичности России. Представление о мире и о А.В. Торкунов месте России в нем постепенно выкристаллизовывалось. Формальным доказательством этому служит тот факт, что свое второе десятилетие российская внешняя политика начинает «вооруженной» Концепцией национальной безопасности, Концепцией внешней политики, новой Военной доктриной.

Как уже было замечено, задача настоящей хрестоматии состояла в том, чтобы дать комплексный взгляд на роль России в международных отношениях, именно поэтому в антологию включены работы, не только освещающие политикодипломатические, но и экономические аспекты деятельности нашей страны на мировой арене. Императив включения России в современные мирохозяйственные связи диктует необходимость детального осмысления внутреннего экономического положения и его экстраполяцию на мировую экономику, как настоящего дня, так и более далекой перспективы. Авторы работ представленных в «экономическом» разделе пытаются это сделать каждый по-своему, но при этом общее впечатление от этих попыток оказывается весьма интересным и подвигающим к размышлениям. В названии представленной антологии содержится слово «безопасность», термин и феномен, которые стали обыденными для российского политического дискурса, но которые в публичную дискуссию впервые вошли именно в 1990-е годы. Сейчас можно говорить о том, что изучение проблем национальной и международной безопасности стало самостоятельным и детально разработанным элементом международных исследований и образовательного процесса. Особого внимания, как представляется, заслуживает раздел, посвященный методологии преподавания и изучения международных отношений. Надо сказать, что методологическое направление, вообще, достаточно своеобразный компонент российского внешнеполитического сообщества. Как представляется, за прошедшее десятилетие было два принципиальных всплеска методологических исследований. Первый из них начался еще в самом конце 1980-х годов и был связан с началом процесса выхода общественных наук из явно устаревших и идеологически доминированных парадигм. Следующая, на мой взгляд, чрезвычайно затянувшаяся фаза, носила характер массового и неразборчивого заимствования западных методологических концепций, зачастую предельно устаревших, но ничуть не менее привлекательных в силу их запретности для отечественных исследователей в предыдущие годы. Вторая половина 1990-х годов была отмечена пресыщением научного мира бездумным заимствованием, что к рубежу десятилетия вылилось в многочисленные и совершенно разные по качеству попытки собственной, отечественной концептуализации международных отношений. Свобода творчества в общественных науках в 1990-е годы привела к ускорению процессов оформления научных направлений, постепенному складыванию новых школ, усилению междисциплинарного характера международных исследований. Сейчас, как представляется, заканчивается этот период внутренней консолидации, и мы находимся на пороге достаточно серьезных и масштабных дискуссий уже не просто между отдельными учеными, а школами, как таковыми. Включением этого раздела в хрестоматию мы осторожно пытаемся приблизить начало этого этапа.

Въедливому читателю может показаться, что представленная ему работа содержит некоторые перекосы в освещении тех или иных тем. Может быть это и так. Но при этом надо помнить, что этот многотомник — антология, т.е. своеобразное зеркало, которое должно отражать то, что происходило в общероссийском дискурсе по международным отношениям. Очевидно, что в нем был ряд перекосов, акцентирование одних тем и зачастую полное забвение других.

12 К читателю Мне как ректору МГИМО приятно, что значительное число авторов, чьи работы включены в антологию, так или иначе связаны с нашим Институтом, многие из них его выпускники, другие преподавали и преподают в МГИМО, некоторые совмещают и первую, и вторую характеристику. Как ни странно, предмет моей гордости может стать объектом критики, которая, однако, будет не очень справедливой. Оценивая сообщество ученых-международников, мы можем констатировать, что характер его развития до конца 1980-х годов был весьма закрытым и сосредоточен по преимуществу в столице. Последнее десятилетие изменило ситуацию, ученые из региональных учебных и научных центров полноправно вошли в сообщество международников, что в частности отражает и состав авторов, работы которых включены в эту антологию.

При этом следует отметить, что если еще в самом начале 1990-х годов прорыв на общероссийский уровень региональных исследователей граничил с героическим подвижничеством, то сейчас, я надеюсь, положение изменилось к лучшему. Свою роль здесь играет Российская ассоциация международных исследований (РАМИ), учебно-методическое объединение по международным отношениям. Со всей ответственностью могу сказать, что политика МГИМО все 1990-е годы была подчинена двуединой цели. С одной стороны мы стремились сохранить свою элитарность (да, мы перестали бояться произносить это слово вслух!), а с другой стороны стремились сломать незаслуженный имидж «fortress–MGIMO», некоей наглухо закрытой «крепости», стать, как это принято сейчас говорить, «ресурсным центром». Наверное у нас получилось, по крайней мере выход настоящей хрестоматии еще один шаг в этом направлении.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.