WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 114 |

Как справедливо замечает директор СИПРИ А. Ротфельд, «отношения в современном мире определяются, с одной стороны, центробежными процессами (глобализацией или интеграцией), а с другой — центростремительными (фрагментацией, эрозией государств)»11.

72 «Переходный возраст» современного мира Заметим в этой связи, что даже вроде бы неплохо внутренне интегрированная Западная Европа становится сегодня, по сути, единой Европой регионов.

Однако эта специализация регионов, которую мы сейчас наблюдаем, вовсе не противоречит общему глобальному вектору. Более того, можно предположить, что различные регионы (а иногда и отдельные города) мира все больше будут специализироваться и образовывать финансовые центры (как, например, Сингапур), научно-технические (по примеру Силиконовой долины), рекреационные, туристические и другие центры.

Проблема, однако, заключается в том, что нередко процесс дифференциации выражается в крайней форме конфликтных отношений с применением силы.

Их не избежала даже благополучная и цивилизованная Европа. В результате на смену угрозе глобальной войны пришли новые разновидности гражданских конфликтов и войн. Они плохо управляемы, поскольку, как правило, ведутся вне каких бы то ни было моральных и юридических норм и ограничений. Не случайно все чаще звучат сравнения современного мира со средневековой эпохой хаоса. Целые регионы, прежде всего конфликтные, становятся некими «серыми зонами», где экономическая или иная деятельность оказывается или вовсе невозможной, или крайне ограниченной. Одновременно наблюдается рост количества вновь образованных государств — часто слабых, неконсолидированных и нестабильных. Они-то чаще всего и становятся зонами возрождения архаичных и появления новых гражданских конфликтов и войн, освящаемых лозунгами религиозного фундаментализма и агрессивного национализма и ведущихся с исключительной жестокостью. В результате всех этих процессов, как образно замечает французский исследователь Ж.-М. Геено, глобализация не рассеивает тот «туман войны», о котором говорил еще К. фон Клаузевиц12.

Таким образом, в современном мире мы наблюдаем отчетливое действие по крайней мере двух противоположных тенденций — глобализации и связанных с ней процессов кооперации и интеграции, с одной стороны, и дезинтеграции, фрагментации, автономизации и т.п. — с другой. По образному выражению известного американского исследователя-международника Дж. Розенау, мир конца XX столетия характеризуется «фрагмегративностью» («fragmegrative» как одновременное действие фрагментации — «fragmentation» и интеграции — «integration»). Более того, для него эта «фрагмегративность» является своего рода знаковой чертой «новой эпохи», в которую вступает современный мир.

Зададимся вопросом: действительно ли «фрагмегративность» становится неотъемлемым качеством вновь складывающейся структуры мира Что ж, все больше данных и факторов, которые оказываются в распоряжении представителей самых различных дисциплин — исследований международных отношений, мировой политики, сравнительной политологии, политической экономики и др., — подсказывают положительный ответ на этот вопрос.

Английский исследователь К. Бус полагает, что «взаимодействие между глобализацией и фрагментацией указывает на новый век, который, возможно, будет больше похож на пестрое и беспокойное средневековье, чем на статичный двадцатый век, но учтет уроки, извлеченные из того и другого»13. Трудно сказать, так ли это, но подчеркнем, что современная «фрагмегративность» вряд ли является чертой «ставшего» мира, а характеризует скорее всего именно его переходность из одного состояния в другое и связана с ломкой прежних структур и выстраиванием новых. Выходя за рамки «национальных квартир» отдельных М.М. Лебедева, А.Ю. Мельвиль государств, он становится похож скорее на развернутую сеть по типу Интернета со множеством узлов и сплетений, чем на «пестрое средневековье». Вот почему ведущий обозреватель «Нью-Йорк тайме» Томас Фридман в своей нашумевшей книге «Лексус и оливковое дерево» утверждает, что если символами холодной войны были стена, разъединяющая миры, а также «горячая линяя» между Москвой и Вашингтоном, позволявшая, по крайней мере, сверхдержавам до определенной степени контролировать развитие мира, то символом современной эпохи стал Интернет, при помощи которого все участники мирового сообщества «управляют» миром и вместе с тем никто не имеет всеобщего контроля над ним.

В эпоху холодной войны традиционным вопросом о силе был следующий: «Какими боеголовками вы располагаете» Сегодня этот вопрос звучит по-другому:

«Насколько быстро работает ваш модем» В результате современный мир «перехода» оказывается миром кризисного этапа развития, а поэтому и требует кризисного управления, причем не столько в экономическом, сколько в широком общеполитическом смысле14.

КРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ Противоречивость и неравномерность глобализации современного мира как раз и характеризует болезнь «переходного возраста» цивилизации. Сегодняшний мир — плохо управляемый, мало предсказуемый, с высокой степенью неопределенности. Мир, где много действующих лиц. Мир со множеством взаимоувязок, взаимосвязей и взаимоуязвимостей. Мир, где экономика, экономическое развитие гораздо больше, чем раньше, вплетены в более широкий контекст социально-политических изменений. (В качестве курьезного примера заметим в скобках, что концерн «Мерседес» сегодня особое внимание уделяет машинам с повышенной защитой, бронированным кузовом и стеклами, исходя из нестабильности развития таких регионов, как Латинская Америка, Африка, территория бывшего СССР.) Сейчас для нас необходимо подчеркнуть важность именно политического фактора для определения стратегии экономического развития, пусть даже и отдельно взятого концерна.

Построить законченную модель «эпохи», которая придет на смену прежней, сегодня вряд ли возможно по крайней мере по двум причинам. Во-первых, эта новая эпоха находится в процессе своего становления. Мы пока можем констатировать, используя метафору американского исследователя У. Зартмана, предложенную им, правда, в отношении урегулирования конфликтов, что «структуры созрели» для смены «эпох». В этом суть переходного периода, его же направленность во многом будет определяться теми решениями и действиями, которые будут предприняты участниками мирового сообщества на политической арене.

Мы вряд ли сможем изменить описанные выше глобальные характеристики современного мира, однако мы можем приспособиться к нему и тем самым свести к минимуму возможные негативные последствия, смягчить их. Что же для этого необходимо Мы должны признать, что в ближайшем будущем нас скорее ждет режим кризисного управления, причем не столько в экономическом, сколько в широком общеполитическом смысле.

Стало быть, резко возрастает значение политического менеджмента, причем на всех уровнях — глобальном, национальном, в рамках отдельных корпо74 «Переходный возраст» современного мира раций, движений и так далее. Время любителей в политике уходит. Нужны политики-профессионалы, и в том числе профессиональные политические аналитики, способные не только оценить всю многомерность — экономическую, политическую, социальную, культурную — современной общемировой, национальной, региональной и локальной ситуации, но и адекватно действовать в ней. И задача эта имеет не только прикладной образовательный, но и общестратегический характер. В конечном счете, от этого будет зависеть, сумеем ли мы найти адекватные ответы на все вызовы «переходного возраста» современного мира и найти свое место в его вновь формируемом социально-политическом и экономическом пространстве.

В этом смысле, разрабатывая новую внутриэкономическую и внутриполитическую стратегию России, мы со всей неизбежностью оказываемся перед дилеммой: мы должны либо вернуться к идее самоизоляции, опустить очередной «железный занавес» и тем самым пытаться «обезопасить» себя от внешних потрясений, либо считаться с внешними факторами, которые, похоже, все с большей силой будут влиять на наши внутренние процессы. К сожалению, третьего здесь не дано. Однако, похоже, что и первый путь — путь самоизоляции — скорее иллюзорен. Глобализация, тем более с ее современными темпами, безжалостна к тем, кто оказывается на периферии, делая их все беднее и нестабильнее.

Другое дело, что, выбрав второй путь, мы тем не менее можем поразному вписываться в общий процесс глобализации. Было бы неразумным, расточительным и бесперспективным пытаться слепо копировать конкретные траектории развития других, пусть в чем-то даже более успешных стран. Напротив, как это ни парадоксально, но приспособление и вписывание в глобализацию дает широкое поле для учета национальной специфики в различных областях и сферах, для развития уже накопленных ресурсов (технологических, духовных, культурных и иных), которые могут оказаться востребованными не только своей страной, но и другим миром.

Примечания:

См.: «Космополис» (альманах), 1999.

О «волнах демократизации». См.: Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты (теоретико-методологические и прикладные аспекты). — М., 1999.

См.: Дж. Сорос. Кризис мирового капитализма. — М., 1999.

Валлерстайн И. Общественное развитие или развитие мировой системы. — Вопросы социологии, 1992. — № 1. — С. 86.

Переосмысливая грядущее. Крупнейшие американские экономисты и социологи о перспективах и противоречиях современного развития. — Мировая экономика и международные отношения, 1998. — № 11. — С. 5-26.

Appadurai A. Modernity at Large: Cultural Dimensions of Globalization. Minneapolis, 1996. — Р. 19, 23.

Ikenberry G.J. The Myth of the Post Cold War Chaos. — Foreign Affairs, May-June 1996. — Р. 79.

South African Institute of International Affairs. Annual Report and Directory of Expertise, 1999–2000. — Johannesburg, 1999. — Р. 4.

Дж. Сорос. Указ, соч. — С. XX.

См.: R. Suter Holitscher. The Paradox of Economic Globalization and Political Fragmentation: Secessionist Movements in Quebec and Scotland. — Global Society, Vol. 13, 1999. — № 3 (July). — Р. 257-286.

М.М. Лебедева, А.Ю. Мельвиль Rotfeld A. The Global Security System in Transition. — «Космополис» (альманах), 1999. — С. 17-27.

Guehenno J.-M. The Impact of Globalization on Strategy. — «Survival», Vol. 40, 1998–1999 (Winter). — № 4.

Бус К. Вызов незнанию: теория МО перед лицом будущего. — Международные отношения: социологические подходы. — М., 1998. — С. 324.

См.: «The Globalization of World Politics: An Introduction to International Relations». — N.Y., 1997; Th. L. Friedman. The Lexus and the Olive Tree: Understanding Globalization. — N.Y., 1999.

А.Д. БОГАТУРОВ СИНДРОМ ПОГЛОЩЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКЕ ервое десятилетие после бесславно почившей в 1991 году биполярности П завершается. После недолгого кризиса миросистемного регулирования, когда державы уже не могли управлять миром по-старому, а дирижировать им поновому еще не умели, с середины 90-х годов в международных отношениях утвердилась плюралистическая однополярность. Тон стали задавать США и примкнувшие к ним «старые» члены большой семерки — страны Западной Европы, Япония и Канада. Умело взаимодействуя с ООН и используя «карту» НАТО, эта группа стран произвела в промежутке между Дейтоновскими соглашениями (декабрь 1995) и операцией в Косове (май 1999) своего рода бескровный переворот в международных отношениях. Рядом с прежней системой мироуправления (вокруг ООН) была выстроена новая вертикаль для принятия и исполнения решений (G7 — НАТО). За неполные десять лет параллельный неформальный механизм международного регулирования устоялся настолько, что его эффективность оказалась выше, чем у официального, ооновского.

Несмотря на сетования Пекина и его призывы к строительству многополярного мира, эхом отзывающиеся в Москве, сообщество стран и народов сделалось еще иерархичнее. На вершине пирамиды утвердились США и их ближайшие союзники; они стали энергично проецировать свое лидерство на разные уголки планеты и при необходимости без особых церемоний использовать силу.

Преодолев колебания, наиболее развитые страны ринулись использовать исторический шанс на быстрое преобразование «международной системы» в «мировое общество» (терминология классика британской школы теории международных отношений Хэдли Булла).

I «Впечатав» в конце 70-х в международный интеллектуальный оборот термин «мировое общество», Хэдли Булл считал, что внутри международной системы (international system), охватывающей все государства мира, всегда существовало некое протоядро, которое он назвал международным обществом (international society). Разница между первым и вторым понятиями заключалась в том, что страны, входящие в международное общество, в отношениях между собой руководствовались не только практическими интересами момента, но и неким более или менее общепризнанным кодексом поведения, который, в свою очередь, был основан на разделяемых этими государствами нравственных ценностях.

Классическим примером античного международного общества Булл считал совокупность греческих полисов, подчеркивая, однако, что помимо них в международную систему того периода входили и негреческие государства — Персия и Карфаген1. Рассматривая разные виды международных обществ (христианский, европейский и др.), Булл в конце концов сформулировал идею мирового между Опубликовано: Pro et Contra. — Том 4. — № 4. — Осень 1999. — С. 28-48.

А.Д. Богатуров народного общества (world international society), по-прежнему четко отделяя его от совокупности всего «остального», что составляет международную систему.

В этой статье я в значении Буллова мирового международного общества буду пользоваться выражением мировое общество, а вместо международной системы писать международное сообщество. Первая замена сделана, чтобы облегчить русским читателям восприятие. Вторая — содержательна. Булл видел международные отношения сквозь призму системности, что для 60–80-х годов было характерным и новаторским. Но к 90-м такой подход перестал казаться единственно соответствующим достигнутому уровню методологии знания — во многом благодаря тому, что в науку о международных отношениях проникли понятия и логика синергетики, чьи подходы не укладывались в системное видение. Поэтому я стараюсь не употреблять расширительно слово «система», тем более что видение международных отношений как системы, если не рассматривать их как глобальный конгломерат, по меньшей мере неполно2.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.