WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 || 111 | 112 |   ...   | 114 |

Все эти безусловные достижения внешнеполитического курса необходимо постоянно сопоставлять с теми позициями, которые США заняли в международных организациях, в международных финансовых институтах, на мировых рынках передовых технологий и наиболее важных видов сырья, наконец, в умах и сердцах многих простых людей, до сих пор наивно верящих в «доброту» и «богатство» Америки, в ее способность приютить бездомных и накормить голодВ.А. Кременюк ных. И надо признать, что, хотя США делают это порой крайне топорно, лучше их пока еще ни одна страна в мире не смогла приютить беженцев, накормить голодающих в других странах, дать ряду государств закон и направление, как это они сделали в тех странах, которые либо были ими оккупированы после второй мировой войны (например, в Японии), либо согласились на их помощь в политическом и экономическом развитии (многие государства Западной Европы).

Следовательно, вроде бы имеются основания сделать вывод о том, что главный итог развития США, как страны и общества, в их взаимоотношениях с окружающим миром к рубежу веков и тысячелетий, заключается в формировании отношений партнерства и взаимодействия при «лидирующей», при их лидирующей роли. Вывод этот проясняет как многие новые моменты в эволюции международной системы, так и определенные нюансы американского внешнеполитического курса. Если внимательно изучить программное выступление американского госсекретаря М. Олбрайт в сенате США в феврале 1997 г., из него становится достаточно ясно, что нынешняя американская администрация ставит перед собой достаточно смелые и амбициозные цели по созданию определенного мирового порядка, в котором за Соединенными Штатами сохранятся контрольные, регулирующие функции.

Еще более важны последствия этой функционирующей системы взаимоотношений как для всего окружающего мира, так и для его отдельных частей, либо вовсе пока еще не подключившихся к «миру по-американски»", либо подключающихся к нему с огромным трудом, как, например, Россия или Сербия. Что касается всего окружающего мира, то, пожалуй, наиболее важным для него последствием формирования системы квазиимперской зависимости от Соединенных Штатов может стать сильнейшая асимметрия в вопросах безопасности. Речь идет о том, что и при возможной новой структуре мирового порядка «по-американски» главные источники конфликтов и потрясений — бедность, отсталость, болезни, ухудшающаяся окружающая среда и т.д. — не исчезнут еще в течение длительного времени Мало того, зная американский опыт решения таких проблем, хотя бы по истории американского «решения» проблемы коренных жителей Америки — индейцев, можно предположить, что американским рецептом борьбы с бедностью и отсталостью в планетарном масштабе станет метод создания резерваций, где бедные и отсталые народы будут содержаться за счет благотворительности богатых.

Этот метод мог показаться эффективным (хотя морально он никогда не был приемлем), когда речь шла об относительно небольших группах уцелевших от массового уничтожения индейцев Северной Америки. И в тех условиях он вызывал кризисы, когда предел терпения индейцев иссякал и они пытались бороться за свои права. Но все же огромная асимметрия в силах протестующих и подавляющих протест позволяет сохранять стабильность всего общественного устройства, хотя и ценой крайней несправедливости и жестокости. Если же вспомнить, что количественно нынешние планетарные бедняки в десятки, если не сотни раз превосходят богатых (имеются в виду «богатые нации»), что они способны организовываться в движения, партии и государства, а эти государства в свою очередь способны разрабатывать и принимать на вооружение средства массового поражения, парализующие любую попытку силового решения со стороны Соединенных Штатов, то ситуация начинает выглядеть совсем иначе.

Вся идея американского лидерства оказывается подвешенной на тонкой нити американского национального интереса: если лидерство сулит определенные дивиденды и не грозит неприемлемыми издержками, значит, оно хорошо и полез494 США и окружающий мир: уравнение со многими неизвестными но. Если же оно может означать потери — людьми, техникой, финансами и т.д., то оно неприемлемо и ненужно. Всему остальному миру предстоит в таком случае лишь выжидать, каково будет решение США, и радоваться, если Вашингтон согласится помочь союзнику, испытывающему опасения по поводу своей безопасности, или горевать, если в Вашингтоне сочтут, что американская помощь в данном случае окажется слишком дорогой. Вряд ли такая перспектива может устроить страны окружающего мира, если у них все еще останется шанс на создание системы коллективной безопасности. Пример Европы в данном случае как раз показывает, что при активных посулах со стороны США большинство стран с легкостью идет на отказ от коллективных форм обеспечения безопасности через механизм ОБСЕ и предпочитает натовские гарантии, за которыми стоит Вашингтон.

И совершенно особые проблемы. Создает перспектива «мира поамерикански» для России. Наша страна делает еще только первые шаги по пути вхождения в мировое сообщество на достойных для нее началах. Россия сохранила место постоянного члена Совета Безопасности ООН вошла в число постоянных членов «восьмерки» наиболее развитых стран мира. Но из-за сложностей управления страной в переходный период, отсутствия опыта формированья политики в условиях демократического механизма, отсутствия глубоких знаний об окружающем мире в инстанциях, разрабатывающих и принимающих внешнеполитические решения, Россия не сумела сохранить достаточную свободу действий при вхождении в мировое сообщество, слишком передоверилась различного рода «друзьям» российского президента за рубежом, «добрым» советам тех, кто по разным причинам не хотел допускать Россию к участию в решении ключевых международных вопросов.

Особую позицию в этом заняли США. Понимая, что для собственных интересов Вашингтона лучше дружелюбная и поддающаяся внушению, чем ожесточенная и исполненная решимости добиваться своего Россия, в США сочли нужным попытаться достичь нескольких целей: во-первых, «приручить» Россию, сделать ее более чуткой к интересам США, более расположенной разделить американское видение международных процессов, в том числе в сфере контроля над вооружениями, экономического развития, соблюдения прав человека и т.п.;

во-вторых, не препятствовать России в принципе войти в те клубы и организации, без которых не может обойтись ни одно современное государство, хотя и заставить ее при этом заплатить определенную цену в виде готовности подписать важные для США документы (договор об СНВ, например) или уступок по региональным вопросам; в-третьих, использовать нынешний переходный период, когда Россия слаба экономически и еще не определила себя политически, для создания системы ее зависимости и подконтрольности с помощью займов, навязанных Вашингтоном правил, системы противовесов на постсоветском пространстве (Украина, Казахстан, Азербайджан), продвижения НАТО на восток.

При таком подходе шансы включения России в новый мировой порядок с лидирующей ролью США значительно повышаются. Это имеет в чем-то даже ключевое значение для позиций и перспектив США в других регионах, поскольку уменьшается число возможных центров влияния, в частности региональных, и, соответственно, сужаются возможности для маневра любой страны, ставшей объектом давления со стороны США. Следовательно, появляется новое поле взаимодействия между обеими странами в дополнение к диалогу по контролю над стратегическими вооружениями, и Россия может найти какую-то новую для себя «нишу» в том мировом порядке, который задумал строить Вашингтон.

В.А. Кременюк * * * В заключение — несколько важных выводов. Первый: как это выглядит сейчас, существуют довольно реальные перспективы превращения США в «глобального лидера», признаваемого если не всеми странами, то хотя бы большинством. Второй: лидерство такого плана не во всем и не всегда может быть обращено во вред тем, кто согласился и еще согласится на него и воспримет американское руководство. Третий: все же в стороне от американской глобальной системы остается достаточно большое число стран, пусть и не открыто враждебных, но все же сохраняющих самостоятельность или испытывающих сомнения, прежде всего это — Россия, Китай, Индия. Четвертый, на нынешнем этапе эта расстановка сил еще не является конфликтом и может не стать таковым достаточно долго. Но она уже свидетельствует, что далеко не для всех США стали образцом или безусловным лидером и это еще может сказаться на судьбах самих Соединенных Штатов и остальной планеты.

Таким образом, рубеж веков США в своих взаимоотношениях с остальным миром встречают как уравнение со многими неизвестными. С одной стороны, близки возможности реализации самых безумных, самых смелых планов; с другой — высока и продолжает расти степень риска ввязаться в такие катаклизмы, справиться с которыми Соединенным Штатам будет не под силу. Число элементов неопределенности увеличивается и за счет позиций внешнего мира:

там тоже, хотя растет и крепнет желание передоверить руководство стране, которая доказала свою способность править в приемлемой форме (о чем говорят хотя бы результаты референдумов на территориях, находившихся под опекой США, — в Пуэрто-Рико, на Каролинских и Маршалловых островах), но вместе с тем не утихают сомнения относительно способности США принимать решения, не «перебив при этом всю посуду», т. е. без слишком высоких издержек. Ситуация весьма неопределенная и вряд ли сулящая скорое решение.

Примечания:

The United States as a World Leader. Remarks by Richard H. Stanley, 37th Strategy for Peace Conference. Warenton (Va), 24.10.1996.

Lауne C., Schwartz B. American Hegemony — Without an Enemy // «Foreign Policy», 1993. — № 92.

См.: The United States and the World Finding a New Balance. World Peace Foundation, Annual Report, 1991. — Boston, 1991.

См. Mandelbaum M. Reluctance to Intervene // «Foreign Policy», 1994. — № 95.

См.: Haas R. Military Force A User's Guide // «Foreign Policy», 1994. — № 96.

См.. Иванян Э.А. Белый дом: президенты и политика. — М., 1979.

См.: США: политическая мысль и история. Под ред. Н.Н. Яковлева. — М., 1976.

См.: Трофименко Г.А. США: политика, война, идеология. М., 1976.

Overseas Loans and Giants and Assistance from International Organizations. Obligations and Loan Authorization, 1.07.1945.–30.09.1979. Agency for International Development. — Wash., 1980.

Statistical

Abstract

of the United States 1996. — Р. 792.

«The Washington Post», 15 03.1996.

Коlkо G. Roots of American Foreign Policy. — Boston, 1969.

Рачков Б.В Нефть и мировая политика. — М., 1972.

В.И. КРИВОХИЖА ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ И ИЗМЕНЕНИЕ СИСТЕМНОСТИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (НЕКОТОРЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ) ще недавно, но практически уже в предыдущую историческую эпоху, Е эффективность советской внешней политики часто ассоциировалась с «активностью» и «наступательностью» и, как ни странно, одновременно с «подвижками», хотя последние подразумевают гораздо более скромные установки и масштабность. Сейчас перед Россией, как и перед целым рядом других государств, в очередной раз в истории стоит грандиозная задача «формирования нового мирового порядка» (хотя понятно, что границы мира в разные эпохи существенно отличались). Более чем скромные успехи, чтобы не сказать неудачи, отечественной внешней активности последних 10–15 лет, и отнюдь не только на дипломатическом поприще, естественно, пока не дают оснований рассчитывать, что первый крупный и долгожданный успех («прорыв») произойдет именно на фундаментальном, ключевом направлении — в деле формирования новой системы международных отношений. Между тем как раз именно это направление является основополагающим, поскольку закладывает «правила игры» в межгосударственных отношениях. И эти правила будут отвечать возможностям и, соответственно, удовлетворять интересы разных государств в различной мере. Поэтому перед тем как в очередной раз активно в чем-то участвовать, хотя бы в декларативной форме, было бы целесообразным предварительно составить самое общее, пусть схематичное, но реальное и взвешенное представление о наиболее вероятных контурах будущего мироустройства. Это мироустройство не может быть ни чем иным как совокупным результатом стратегических курсов в первую очередь влиятельных на данный момент членов мирового сообщества и, уже устоявшись на период очередной исторической эпохи, будет видоизменяться не столько кардинально, а как раз на уровне привычных «подвижек».

Тезисному осмыслению некоторых из процессов и факторов, которые необходимо учитывать для понимания перспектив развития мировой политики в контексте стоящих перед нашей страной задач, и посвящена данная статья. Что касается конкретных очертаний российской внешнеполитической стратегии, то, как представляется, она не должна быть предметом умозрительных построений отдельных авторов или организаций. Во-первых, внешнеполитическая стратегия может быть определена только на основе объективного, сбалансированного анализа складывающихся реалий с позиций всех заинтересованных государственных и общественных структур. И если грядущая перспектива нас частично или полностью не устраивает, это не означает, что ее нужно игнорировать. Такой подход является своего рода обратной стороной другой ошибки — излишней и временами пустой по сути активности, когда, как например, в 90-е гг., мы пытались войти во все возможные международные организации, не учитывая, что обязательства могут перевесить потенциальные выгоды и что сам факт фор Опубликовано: Международная жизнь. — 2001. — № 4. — С. 30-39. Статья дается в авторской редакции.

В.И. Кривохижа мального участия не означает реальной интеграции в процессы мирового развития. Во-вторых, никакая стратегия не может быть универсальной. Она формируется высшей властью в государстве (строго говоря, и является ее прерогативой) для решения задач в рамках определенной системы приоритетов на данный период и по мере достижения поставленных целей видоизменяется.

По сути стратегия, особенно в нынешней динамичной международной ситуации, может и должна — в первую очередь в прикладном плане — рассматриваться не столько как определение некоего курса, сколько как алгоритм последовательной модификации и смены курсов по мере изменения внутренних и внешних возможностей. О сущности стратегии можно теоретизировать бесконечно. Но именно в прикладном плане, именно сейчас она должна учитывать последовательность и предвидеть особенности сменяющих друг друга ситуаций в международной политике.

Pages:     | 1 |   ...   | 108 | 109 || 111 | 112 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.