WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 114 |

Военная реформа в России — это, прежде всего, создание частей, соединений и объединений нового типа с разработкой и отработкой новых форм и способов применения Вооруженных Сил — как в боевой обстановке, так и в мирных условиях. Новые формы и способы боевых действий с ориентацией на период не менее чем на 25–30 лет должны быть закреплены в боевых уставах, наставлениях по операциям и стратегическим действиям.

Военная мощь России, за исключением союзнических отношений в рамках ДКБ СНГ должна быть полностью независимой, не входящей ни в какие другие коалиционные силы. При этом в первую очередь максимально независимыми должны быть силы и средства ядерного сдерживания — как собственно средства поражения, так и СПРН, а также деятельность в области ПРО. Работы по созданию совместных ПРО или СПРН с кем-либо за пределами СНГ представляются, А.А. Кокошин по крайней мере, на ближайшее десятилетие контрпродуктивными, сковывающими суверенитет России в военной сфере.

При этом в интересах России сохранять и укреплять режимы ограничения и сокращения вооружений на равноправной основе, режимы нераспространения оружия массового поражения и ракетных технологий, проявляя изобретательность и инициативу в этих вопросах, компенсируя, как и в других случаях, слабость экономических, военных и политических позиций интеллектуальными усилиями и динамизмом.

13. Фундаментальная наука как один из важнейших ресурсов национальной безопасности России Развивающаяся широким фронтом по всем основным направлениям фундаментальная наука — это гораздо более редкий феномен, чем многие привыкли думать. И этот феномен среди весьма немногих стран присущ во всей полноте России. К сожалению, за прошедшие годы реформ и фундаментальная, и прикладная наука оказались, как правило, в тяжелейшем положении — в первую очередь, из-за резкого сокращения ассигнований на науку, падение престижа научно-исследовательской деятельности, снижения востребованности науки в высших эшелонах власти.

В результате произошел значительный отток многочисленных квалифицированных научных кадров, причем в самые развитые государства, в наиболее престижные университетские и неуниверситетские научные центры, что лишний раз говорит о высоком авторитете, уровне советской, российской науки.

Наметившийся поворот нового государственного руководства к российской науке необходимо приветствовать, однако он должен быть подкреплен широкомасштабными мерами по поддержке науки (равно как и образования).

Говоря о значении науки для национального экономического постиндустриального развития, необходимо отметить, что сегодняшние фундаментальные физика, химия, биология, математика — это завтрашние наиболее конкурентоспособные технологии и продукты — как гражданского, так и военного назначения. Но при этом к фундаментальной науке нельзя подходить утилитарно ни бизнесменам, ни государственному чиновнику. Именно за счет мощного импульса в развитии фундаментальной науки в послевоенный период США смогли в 1970–1980-е годы ответить на экономический и технологический вызов Японии и Западной Европы и снова вырваться вперед в 1990-е годы.

Сыграли свою роль при этом огромные вложения государства в научноисследовательские работы по линии НАСА и Минобороны, Национального научного фонда, создание действенного механизма передачи достижений науки из военного сектора в гражданский.

Такой механизм практически отсутствовал в Советском Союзе из-за чрезмерно завышенной секретности, свойственной государству и обществу такого типа, из-за отсутствия понимания закономерностей техноэволюции и инновационного процесса.

Отработка механизма взаимодействия между оборонной и гражданской наукой и техникой, между наукой и производством является одной из актуальнейших проблем для экономики России, для обеспечения национальной безопасности.

54 Феномен глобализации и интересы национальной безопасности Фундаментальная наука — это и одно из наиболее важных средств для заблаговременного распознавания угроз и проблем национальной безопасности и для выработки мер по их парированию. Причем это относится как к естественным, так и общественным наукам; без развития последних невозможно обеспечить необходимый уровень управления на самых различных уровнях государства и общества, в том числе внутрифирменного управления, соответствующего требованиям современных субъектов глобальной экономики.

Утрата фундаментальной науки, которая может произойти в ближайшие 3– 5 лет по большинству направлений, обернется для нас даже более тяжелыми последствиями, чем даже утрата многих производств. История учит, что в отличие от многих видов промышленности, фундаментальная наука, будучи утрачена, не может быть восстановлена даже при выделении крупных ресурсов в течение нескольких поколений. Примером тому служит Германия после Второй мировой войны.

Одно из ценнейших достояний России — способность разрабатывать и вводить в действие сверхсложные технические системы (гражданские и боевые ракетно-космические, атомные электростанции, крупные надводные и подводные боевые корабли, гражданские и боевые самолеты, системы боевого управления стратегическими ядерными силами, системы предупреждения о ракетном нападении, установки термоядерного синтеза и др.), основанные на достижениях точных наук. Такой способностью помимо России и США обладают еще 2–3 страны в мире. Это достояние необходимо сохранять и преумножать, во все большей мере ориентируя его на применение в гражданской экономике.

Примечания:

См. подробнее о феномене глобализации: Кокошин А.А. Путь России в глобальную экономику. — М.: МГУ, 1999. — С. 10-16; Мартынов В.А. Инновационные контуры мировой экономики. Прогноз развития на 2000–2015 гг. ИМЭМО РАН. / Мартынов В.А., Дынкин А.А.— М., 1999. — С. 6-7.

См., например, Юсупов Р.М. Наука и национальная безопасность России. — Санкт-Петербург: СПбИИ РАН, 2000.

См. Рундквист Д.В. Природные национальные богатства России и их использование. Доклад в Миннауки 8 февраля 2000 г. — М.: Миннауки, приложение — С. 1, 2.

Information Society — Europe: Progress Report. — Annex 2, Apart 8, 2000. — P. 8.

В первой половине 2000 г. капитализация «Майкрософт» (до решения по этой компании по антитрестовскому законодательству) достигла около 400 млрд. долл. Аналогичная капитализация у крупнейшей американской телекоммуникационной компании «Сиско», которая в какой-то момент весной 2000 г. вышла на первое место в мире.

См. Сергеев В.М. Многополярность и перспективы регионального полицентризма. — М.: МГИМО, 6 марта 2000 г. — С. 9.

Разумеется, этот прогноз в отношении Китая (как и другие следующие за ним прогнозные оценки) делается на основе определенных допущений; главное допущение состоит в том, что в Китае сохранится единое централизованное государство, что с уходом нынешнего поколения руководителей партии и государства не усилятся скачкообразно кризисы сепаратизма, что под влиянием демократизации политической системы на произойдет обвал политической и государственной системы.

Реализация данной программы отнюдь не предопределена. Вопрос о непревращении Ирака в ядерную «региональную великую державу» вполне может быть решен политическими мерами.

А.А. Кокошин В рамках этого процесса в Европейском Союзе происходит очевидная десуверенизация его членов — традиционных государств — наций, бывших на протяжении столетий основными элементами, субъектами международных отношений. Если говорить, в частности, о государствах Центрально-Восточной Европы, входивших ранее в возглавляемую Советским Союзом Организацию Варшавского договора (ОВД), то они снова становятся квазисуверенными субъектами международных отношений, будучи таковыми до этого в рамках ОВД.

См. подробнее о ядерной многополярности: Арбатов А.Г. Выступление на Президиуме РАН 4 апреля 2000 г.

См. подробнее: Кокошин А.А. Ядерное сдерживание и национальная безопасность России. — М.: Институт проблем международной безопасности РАН, 2000.

См. например: Ударные космические вооружения и международная безопасность.

Авт. колл. Арбатов А.Г., Васильев В.В., Герасев М.И., Кокошин А.А., Родионов С.Н. и др.

Для России проблема уязвимости перед лицом биологического терроризма усугубляется низким иммунным статусом значительной части населения, отсутствием действенной системы здравоохранения и санэпиднадзора, зависимостью от импорта продовольствия, развалом отечественной фармацевтической промышленности и высоким уровнем зависимости от импорта медикаментов, бесконечными миграционными потоками, наличием значительного маргинального слоя.

Не исключены масштабные неконвенциальные военные действия с помощью новых видов биологического оружия (биологическая война), направленные против значительной части населения. Они могут быть осуществлены, в частности, с помощью возбудителей (прежде всего вирусов) имеющих значительный скрытый (латентный) период и, таким образом, предоставляющие возможность длительного распространения до выявления первых тревожных признаков.

С этой же целью могут быть использованы искусственные генетические конструкции, содержащие гены токсинов, имеющих пептидную или белковую природу (токсины кобры, рицин, ботулотоксин, токсины бледной поганки и т.п.). В настоящее время расшифровано 430 видов аминокислотных последовательностей только змеиных ядов и, соответственно, 430 кодирующих их генов. Всматриваясь в клетки организма (например, эпителий кишечника человека или симбиотическую микрофлору кишечного тракта), они могут запускать синтез этими клетками смертельных токсинов. Кроме того, могут быть использованы гены, кодирующие токсины насекомых, растений, грибов, морских беспозвоночных.

Могут использоваться в качестве оружия генетические конструкции, способные запускать извращенный иммунный ответ организма человека через наработку суперантигенов, цитокинов, белковых антигенов, вызывающих аутоиммунные заболевания.

Невозможность обнаружения источника заражения из-за большого скрытого периода действия и часто невозможность доказательства причины нарушения нормального функционирования организма — все это позволяет прогнозировать резкое нарастание подобных методов скрытого уничтожения противников и в индивидуальном порядке, как это существовало в течение многих веков.

Как известно, широкое использование ядов было прекращено только вследствие разработки методов обнаружения их следов в организме и способов доказательства преступного использования. Нетоксичная генетическая конструкция практически необнаружима (без предварительной информации) среди 100 000 похожих конструкций организма хозяина, а похожесть симптомов заболеваний, вызываемых различными причинами, еще более затрудняет выявление причины гибели. См. О создании системы защиты страны от биологического терроризма. Пущинский научный центр РАН. Пущино, Московской обл., 1999.

Мне доводилось слышать в Китае, что в свое время Дэн Сяопин поставил задачу, в первую очередь, проникнуть на американский рынок и любой ценой там закрепляться. У нас такая задача до сих пор не сформулирована. Я считаю, что это должна 56 Феномен глобализации и интересы национальной безопасности быть одна из важнейших задач нашей стратегии российской национальной безопасности, нашей внешней политики.

Реализация этой политики может стать одним из важнейших элементов стабилизации экономических и политических, в том числе военно-политических отношений, обеспечения нерушимости существующих границ, в чем состоит кровный интерес национальной безопасности России, в чем заинтересована Япония и многие другие страны региона. Получение Китаем электроэнергии и природного газа из России по стабильным и доступным ценам помогло бы снять с повестки дня будущего китайского руководства вопрос о реализации китайских претензий на богатый нефтью континентальный шельф в районе островов Спратли. Кроме того, использование такого рода источников энергии существенно улучшило бы экологическую обстановку как в КНР, так и в Японии, страдающей от кислотных дождей, берущих свое начало в Китае, где в массовом порядке сейчас прежде всего используется каменный уголь.

См. подробнее: Кокошин А.А. Ядерное сдерживание и национальная безопасность России на пороге XXI века. — М.: ИПМБ РАН, 2000.

А.В. ТОРКУНОВ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕ КОСОВСКОГО КРИЗИСА К осовский кризис с его еще не до конца и не в полной мере предсказуемыми и прогнозируемыми последствиями оказал весьма существенное воздействие на всю современную систему международных отношений, на общую обстановку в мире и на взаимоотношения между многими ключевыми для современного миропорядка державами. Новый «фактор Косово» и проявившиеся в нем проблемы и тенденции приобретают сегодня особое значение еще и потому, что сама современная система международных отношений по-прежнему находится в процессе становления, перехода от прежней и эффективно преодоленной в конце 80-х и в 90-х годах биполярности к иной и пока еще не получившей своей окончательной кристаллизации мировой архитектуре.

В этой связи неизбежно возникает целый комплекс вопросов, ответы на которые представляются критически важными как для практической политики, так и для науки о международных отношениях. Прежде всего, как отделить конъюнктурные политические элементы косовского кризиса от необратимых внешнеполитических сдвигов и долговременных последствий для мировой политики Каковы его международно-правовые последствия и какие реальные проблемы современного международного права настоятельно требуют сегодня конструктивного ответа со стороны мирового сообщества Означают ли действия США и НАТО в Косово фактический переход к попытке нового передела мира и в состоянии ли они его действительно осуществить Какие внешнеполитические альтернативы встают в этих условиях перед Россией и другими великими государствами (прежде всего Китаем), имеющими и активно отстаивающими свой собственный взгляд на мир и его проблемы Наконец, какова общая динамика и реальные очертания складывающейся сегодня новой глобальной миросистемы КОСОВСКИЙ КРИЗИС И ЕГО МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ Общий диагноз действий США и НАТО в Югославии представляется нам однозначным: это попытка рецидива «политики силы» и подрыва всей системы современного международного права, в том числе воплощенного в самой идее международно-правового «Pax Europeana» — то есть «мира поевропейски», которой противопоставляется новая, основанная не на праве, а на силе, модель мира — «Pax NATO». Нанесен удар и по усилиям международного сообщества, связанным с Десятилетием международного права, объявленного ООН в 1989–1999 годах, и по самим основам объявленного ООН на 2000 год Международного года культуры мира.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.