WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 114 |

48 Феномен глобализации и интересы национальной безопасности Такое сопоставление говорит о том, что, даже вернув все наши капиталы, мы не осилим задачу модернизации нашей экономики. Отсюда одна из магистральных задач для нашей внешней и внутренней политики. Во многом опять же эта задача аналогична той, которая решалась и решается Китаем.

Одна из ключевых задач по привлечению как отечественных, так и иностранных капиталов в российскую экономику — обеспечение прав собственника.

Пока Россия с точки зрения привлекательности для инвесторов все еще находится на одном из последних мест среди стран, обладающих соизмеримым с Россией потенциалом на душу населения.

При этом не менее существенную роль по сравнению с экономическими факторами и положением дел в юридически правовой сфере играют политические и, что особенно важно, политико-психологические факторы. К началу XXI века российский облик значительно ухудшился в глазах международного сообщества; ухудшился в глазах международного сообщества; в отношении России на Западе стали преобладать в СМИ, в массовом и элитарном сознании негативные стереотипы. В силу преобладающей роли западных СМИ в мировой телекоммуникационной системе это означает и ухудшение облика России в мире в целом. Изменение облика России в лучшую сторону — общенациональная задача, которая должна решаться совместными усилиями государства и общества. И на решение этой задачи, даже при правильной постановке дела потребуется несколько лет. Ситуация начала несколько изменяться по ряду параметров в лучшую сторону после президентских выборов 2000 г., однако эта тенденция нуждается в постоянной целенаправленной работе по ее закреплению.

*** Базисный интерес России — это модернизация нашей экономики, создание современной рыночной постиндустриальной экономики, устойчивой системы политической демократии, подлинно гражданского общества, сохранение и приумножение лучших культурно — цивилизационных черт России — только так может быть обеспечен наш реальный суверенитет и территориальная целостность. Это краеугольный камень, на котором должна строиться конкретная политика.

9. Проблема самоидентификации России в современном мире Вопрос самоидентификации России остро стоит в современном мире. И я бы здесь хотел поддержать тезис тех коллег по Российской академии наук, которые утверждают, что Россия — это не многонациональное государство, а многоэтническое и российский народ — это суперэтнос. С принятием такого постулата совершенно иное понимание федерализма в нашей стране и многих других проблем. И в принципе если бы была принята в свое время не ленинская концепция построения Советского Союза как конгломерата суверенных национальных государств, а другая, то, может быть, у нас бы не было Конституций СССР, благодаря которым в значительной степени развалился Советский Союз.

Я считаю, для самоидентификации в России мы в том числе должны принять формулу, которая принята в Организации Объединенных Наций, в соответствии с ней понятия государства и нации во многом тождественны, что отражается в самом названии этой важнейшей международной организации, все еще А.А. Кокошин играющей немаловажную роль в международных отношениях, в современной цивилизации, несмотря на все ее недостатки и проблемы.

10. О некоторых принципах и конкретных направлениях российской политики национальной безопасности на международной арене В основе должна быть идея просвещенного национального эгоизма, а также максимальная экономизация российской политики. Это в том числе предполагает, к сожалению, отказ России на обозримую перспективу (30–40 лет) от претензий на какую-нибудь глобальную роль, соизмеримую с ролью Советского Союза.

При этом должны обеспечиваться интересы России — не только вблизи границ, но и в отдельных весьма отдаленных регионах, скажем, по вопросам о политике цен на нефть нам нужно было куда плотнее работать с Мексикой.

Надо отказаться от вступления в длительные глубокие союзнические отношения с кем бы то ни было — за исключением Беларуси и еще двух-трех стран СНГ — с перспективой образования единого союзного государства. Сегодня союзнические отношения для России с кем бы то ни было — за исключением тех государств СНГ, о которых я сказал, с сильным — это подчинение этому сильному, со слабым — это значит, его надо будет постоянно держать на субсидировании.

Но при этом мы должны иметь способность очень быстро формировать коалиции, квазиальянсы с различными партнерами под конкретные задачи, прежде всего экономические. И сегодня борьба на мировых рынках за «место под солнцем» — это борьба через стратегическое партнерство, через различные альянсы — как государственные, так и негосударственные, а также смешанные.

Если мы ставим во главу угла задачу модернизации нашего государства и формирования динамичной современной рыночной постиндустриальной экономики, то для ее реализации необходимо проникновение российских товаров и услуг на самые емкие, самые ценные рынки, прежде всего США и Западной Европы14.

Надо использовать конкурентные преимущества России в ряде новых наукоемких технологий для проведения агрессивной экспортной политики. Сферы конкурентных преимуществ определили в Минобороне очень простым путем: проанализировали, что у нас из технологий пытаются украсть или легальным образом купить.

Конкретно Россия обладает конкурентными преимуществами в следующих наукоемких областях:

• разработка и производство основных типов космических систем;

• ряд биотехнологий, генная инженерия;

• ряд направлений ядерной энергетики и ядерной безопасности;

• сверхвысокочастотная электроника;

• гражданские самолеты;

• прикладная математика, производство программных продуктов для ЭВМ и сетей;

• архитектуры сложных вычислительных систем.

Этим перечнем, разумеется, не исчерпываются все направления, где мы можем выступать на мировых рынках с конкурентоспособной продукцией.

Можно значительно более детально представить те технологии, которые пользуются наибольшим спросом, и не только в азиатских государствах, но и в 50 Феномен глобализации и интересы национальной безопасности самых развитых государствах мира. И в кое-каких областях мы, кстати, добились реальных результатов, но реальной целенаправленной политики в этой области у нас нет, и мы пока не реализуем свои конкурентные преимущества.

11. О значении государственной политики в области русского языка Это без преувеличения предмет политики национальной безопасности.

Сейчас Испания возвращается экономически и политически в Латинскую Америку: прежде всего, за счет культурной общности с Латинской Америкой и на протяжении многих лет наличия поддержки испанского языка. Язык — это мощнейшее орудие обеспечения многих наших интересов. И здесь у нас, помимо ближнего зарубежья, есть еще богатые возможности в других районах мира, начиная, в частности, с Израиля, где около 1/6 русскоговорящей части населения — даже со своими динамичными политическими партиями.

Если развивать тему о внешнеполитической компоненте политики национальной безопасности России в региональном разрезе, то здесь можно выделить в первую очередь следующее:

• поддержание равноправных и взаимовыгодных отношений с США, прежде всего ради выхода российского бизнеса на американский и мировой рынки с гражданской наукоемкой продукцией, а также ради обеспечения стратегической стабильности, повышения степени определенности в международной военно-политической сфере;

• формирование новых отношений с Европейским Союзом как наиболее близкой России общностью в цивилизационно-культурном отношении; реализация по инициативе России в отношении Евросоюза крупных проектов в области энергетики, телекоммуникаций, трансконтинентальных евроазиатских транспортных систем и др.;

• закрепление отношений стратегического партнерства одновременно с Китаем и Индией, с развитием одновременно сотрудничества по ряду совпадающих или параллельных проблем международной безопасности в гибком «треугольнике» Россия — КНР — Индия; сохранение и углубление сотрудничества с этими странами в военно-технической сфере с одновременным наращиванием сотрудничества в гражданской промышленно-экономической сфере;

• реализация долговременной энергетической политики на Дальнем Востоке, прежде всего в «треугольнике» Россия — КНР — Индия (российские энергоресурсы — природный газ, электроэнергия, японские инвестиции, китайский рынок)15;

• разумеется, одним из важнейших приоритетов политики национальной безопасности России должны быть отношения со странами «ближнего зарубежья», как со странами СНГ, так и с прибалтийскими государствами, а также с Финляндией. В ряде стран СНГ необходимо обеспечить взаимовыгодные максимально глубокие экономические и социокультурные связи, доминирующее влияние транснациональных компаний стран СНГ (прежде всего с российским ядром) по отношению к другим компаниям.

На обозримую перспективу должен быть сохранен Договор о коллективной безопасности СНГ, развиваться и углубляться сотрудничество стран СНГ в антитеррористической деятельности, в борьбе с организованной преступностью, наркомафией.

А.А. Кокошин Среди центральных задач — сохранение и развитие единого информационного пространства территории бывшего Советского Союза за счет скоординированной и целенаправленной политики использования телевидения и других СМИ, развития телекоммуникационных систем, интенсификации научных и культурных связей и пр.

12. О военной составляющей политики национальной безопасности России Военная составляющая российской политики национальной безопасности на всю обозримую перспективу будет продолжать играть исключительно важную, а иногда и центральную роль, особенно если будет достигнут новый, отвечающий современным требованиям уровень развития Вооруженных сил и оборонного научно-промышленного потенциала. Военная мощь России в ближайшие 8–10 лет должна стать значительно более компактной, но в конечном итоге значительно более действенной и эффективной. Это относится ко всему комплексу сил и средств ядерного сдерживания как сердцевине военной мощи России, поскольку альтернативу ядерному сдерживанию на протяжении ближайших 50 лет, хотя и в модернизированном виде, с учетом специфики «второго ядерного века», не предвидится16.

Можно сформулировать следующие элементы российской политики ядерного сдерживания в добавление к тому, что сформулировано в Концепции национальной безопасности РФ, в Военной доктрине РФ:

• Должна быть обеспечена гибкость и многовариантность угрозы применения ядерного оружия в случае угрозы жизненно важным интересам России. С одной стороны, это увеличивает степень неопределенности для потенциальных противников, с другой стороны — даст нам возможность в острой ситуации продемонстрировать решимость к применению ядерного оружия, которая остановит противника от дальнейшей эскалации. Необходимо отрабатывать искусство «стратегического жеста», выстроить более многоступенчатую «лестницу эскалации» в применении эффекта ядерного сдерживания в конфликтных и кризисных ситуациях, затрагивающих жизненно важные интересы России.

• Необходимо сохранить полную независимость всего российского потенциала ядерного сдерживания, включая СПРН, СККП, средства стратегической разведки.

• Средства сдерживания должны обеспечивать нанесение потенциальному противнику неприемлемого ущерба в любом варианте ответных действий. При этом расчет ущерба должен вестись, исходя не только из первичных, но и вторичных и третичных последствий ядерных ударов, экологических, медикобиологических и прочих факторов.

• Приоритетом в развитии сил сдерживания должно быть качественное совершенствование ядерных боеприпасов и средств их доставки, позволяющее обеспечить эффект сдерживания в отношении любого потенциального агрессора при значительно более низких потолках стратегических ядерных вооружений, меньшем количестве оперативно-тактического и тактического ядерного оружия;

развитие способности к преодолению противоракетной обороны, в том числе с элементами космического базирования.

52 Феномен глобализации и интересы национальной безопасности • Необходимо выйти на новый уровень интегральности при еще большей компактности всей системы ядерного сдерживания. Российский потенциал ядерного сдерживания в оперативном и концептуальном отношении должен включать в себя все ядерные средства — стратегические, оперативно-тактические, тактические, а также систему предупреждения о ракетном нападении, систему контроля космического пространства, средства стратегической разведки и пр. С сосредоточением вопросов оперативного управления в руках высшего руководства Минобороны и непосредственно Генерального штаба, с контрольными функциями в Совете Безопасности Российской Федерации.

Ратификация договора СНВ-2 отвечает интересам национальной безопасности России, хотя он и имеет ряд недостатков. Необходимо в кратчайшие сроки приступить к переговорам по СНВ-3, в рамках которого необходимо выйти на потолки по ядерным боезарядам у России и США в 1500 и даже менее единиц. Только радикальное (двустороннее, на договорной основе) сокращение стратегических ядерных сил позволит развивать в должной мере силы и средства общего назначения, где у нашей страны наметилось отставание от Запада еще в 1970-е годы.

В принципе без ускоренного развития сил общего назначения — Сухопутных Войск, ВВС (включая силы и средства ПВО), Военно-Морского флота — сдерживание агрессии против России на уровне значительно ниже порога потенциального применения ядерного оружия не может быть достаточно надежным, убедительным.

В построении новых соединений и объединений должен доминировать модульный принцип, позволяющий гибко и целенаправленно формировать под конкретные задачи соответствующие комплексные образования.

Программа военной реформы в России должна быть четко выражена в цифрах бюджетных ассигнований на долгосрочную перспективу, количестве и техническом оснащении соединений и объединений. Одной из центральных тем военной реформы является радикальное увеличение расходов на научноисследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), в том числе на фундаментальные поисковые научные исследования в интересах обороны. За счет сохранения и развития отечественной оборонной науки и техники должны быть созданы заделы под радикальное переоснащение Вооруженных Сил новой техникой. Такое переоснащение в сравнительно массовом порядке, даже при обеспечении ежегодных темпов роста ВВП в 10% может, по-видимому, начаться не ранее конца первого десятилетия XXI века. До этого времени и далее необходимо сохранить наиболее ценные и эффективные вооружение и военную технику, обеспечивая их ремонт и модернизацию.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 114 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.