WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

сельскохозяйственные товарищества охватывали около четверти всех крестьянских хозяйств в Карелии, кредитные – около половины. В то же время идея крестьянских комитетов взаимопомощи осталась непопулярной среди карельского крестьянства, и вплоть до конца 1920-х гг. ККОВы существовали по большей части лишь на бумаге. В большинстве случаев крестьяне имели лишь смутное представление о целях ККОВов, и идея экономической организации бедноты, как и когда-то идея ее политикоэкономической организации (комбеды), особой поддержки на деревне не получила67.

Невозможность поддерживать существование одним сельским хозяйством и необходимость участвовать в разных формах экономической деятельности рождала в карельском крестьянстве понимание того, что с властью необходимо сотрудничать, в том числе и в сфере экономической 65 КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 96, л. 167об; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 339, л. 16; Архив УФСБ по РК, ф. КРО, оп. 1, д. 1, л. 18; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 55, л. 52.

66 НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 7, л. 658; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 55, л. 40; Архив УФСБ по РК, ф. КРО, оп. 1, д. 1, л. 127; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 630, л. 9об.

67 Очерки истории Карелии: в 2 т. – Петрозаводск, 1964. – Т. 2. – С. 189-209;

Сидорова Л. А. Сельскохозяйственная кооперация... – С. 92; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 618, л. 66; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 529, л. 15; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 630, л. 7, и далее; НАРК, ф. 689, оп. 1, д. 203, л. 6-39; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 7, л. 52.

политики. Из этого рождалось понимание необходимости налога (в тех случаях, когда, по мнению крестьян, он не является завышенным).

Происходили постоянные обращения с просьбами о присылке агрономов, помощи в мелиорации и организации опытных полей и пр. С другой стороны, абстрактные положения советской экономической политики не находили поддержки у населения. Сельское население оставалось по большей части равнодушным к ККОВам, как и к различным займам68, и даже идея сельскохозяйственной кооперации, в целом очень позитивно воспринимавшаяся крестьянством, в силу целого ряда причин не всегда могла реализоваться в карельской деревне.

В четвертой главе «Система торговли в региональном экономическом сознании» показываются взгляды руководства Карелии на систему товарного распределения и восприятие различных форм торговой деятельности населением Карелии.

Возвращение к свободной торговле рассматривалось советским руководством как неизбежная, однако временная мера. Частная торговля по-прежнему считалась злом, и негативное отношение к ней облекалось в форму борьбы, орудиями которой становились государственная торговля и потребительская кооперация как идеологически «более правильные» формы товарного распределения. Однако, будучи гораздо менее гибкими по сравнению с частной торговлей, и кооперация, и государственная торговля изначально проигрывали конкуренцию частнику, и партийные лидеры, понимая это, начали борьбу с частной торговлей командноадминистративными методами. Эта тенденция была характерна и для руководства Карелии69. Основным инструментом для борьбы с частной торговлей виделась потребительская кооперация. В силу целого ряда объективных причин она, однако, часто оказывалось менее эффективной, чем частная торговля70. В особенности на эффективности потребительской кооперации сказывалось давление со стороны республиканского руководства, которое требовало снижать цены на повседневные товары для решения политических вопросов даже в ущерб экономической эффективности кооперативов. Однако неэффективность кооперации не сказалась на ее позитивной оценке руководством Карелии именно в силу тех политических и социальных функций по объединению рабочего класса и бедных слоев 68 НАРК, ф. 647, оп. 1, д. 15, л. 9.

69 НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 3, л. 95; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 17, л. 373; Архив УФСБ по РК, ф. КРО, оп. 1, д. 1, л. 108.

70 Неизвестная Карелия... – С. 34; КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 576, л. 34; Архив УФСБ по РК, фонд КРО, оп. 1, д 1, л. 18; НАРК, ф. 689, оп. 1, д. 203, с. 8.

деревни, которые на нее возлагались71. Политическое значение кооперативного движения, которое противопоставлялось частной торговле и, через нее, капиталистическому укладу, проявлялось в постоянном стремлении партийных органов установить над ней полный контроль72. В то же время отношение к потребительской кооперации населения Карелии не отличалось коренным образом от отношения к частной торговле. Основные нарекания в адрес кооперации вызывали завышенная цена и отсутствие товаров первой необходимости, особенно если кооперативная лавка являлась монополистом в местной розничной торговле. Наиболее приемлемой виделась ситуация, когда в волости или уезде были доступны конкурирующие между собой кооперативные и частные лавки73. Принципиальной разницы, к кому обращаться, для населения не существовало.

В заключении диссертации подводятся основные итоги исследования, делаются выводы и обобщения.

Выявленные в ходе исследования особенности, характеризующие региональное экономическое сознание руководства АКССР в 1920-е гг., позволяют говорить о достаточно последовательной и четкой концепции экономического развития республики, проводившейся в течение всего рассматриваемого периода. Эта концепция характеризовалась, в первую очередь, безусловной ориентацией на развитие промышленности в республике. Сельское хозяйство в силу многочисленных трудностей, связанных с его развитием, воспринималось региональным руководством как вторичная сфера экономики. Основным инструментом развития сельского хозяйства в Карелии должна была стать сельскохозяйственная кооперация на основе индивидуальных крестьянских хозяйств. В области торговли региональное руководство ориентировалось на построение сети низовой кооперации, охватывающей всю республику и полностью решающей задачу товарного распределения среди населения АКССР. Для всего периода нэпа характерна тенденция использовать экономику для решения актуальных политических задач. Ведущей особенностью всей экономической жизни АКССР было постоянное усиление партийного контроля во всех сферах экономики, в особенности в промышленности и торговле, который ограничивал хозяйственную самостоятельность предприятий и ведомств.

С самого начала существования АКССР ее хозяйственные органы 71 НАРК, ф. 548, оп. 1, д. 142, л. 29; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 17, л. 240; КГАНИ, ф. 1187, оп. 2, д. 173, л. 31.

72 КГАНИ, ф. 10, оп. 8, д. 3, л. 11; КГАНИ, ф. 10, оп. 9, д. 4, л. 5-6; НАРК, ф. 689, оп. 1, д. 95, л. 26.

73 КГАНИ, ф. 3, оп. 1, д. 631, л. 2; Там же, л. 4; НАРК, ф. 690, оп. 1, д. 55, л. 4, 24;

Неизвестная Карелия... – С. 71.

ориентировались на плановое развитие экономики во всех сферах, от промышленности до сельского хозяйства и кустарного производства.

Формирующаяся плановая система была направлена на построение максимально рационального народного хозяйства, субъекты которого занимали бы строго определенную нишу в своей сфере деятельности.

Экономическое сознание карельского крестьянства в 1920-е гг.

характеризуется совмещением как традиционных взглядов на ведение хозяйства, так и интересом к новым формам экономической деятельности.

Классовая подоплека советской политики в деревне часто не находила поддержки у крестьян, стремившихся решать сложные экономические вопросы «миром», без разделения по имущественному признаку. Анализ крестьянского экономического сознания показывает, что карельских крестьян в целом устраивали принципы новой экономической политики, вернувшей им право экономической инициативы и относительно нормализовавшей товарообмен между городом и деревней. Безразличное или неодобрительное отношение фиксируется именно к тем мерам советской власти, которые выходили за рамки нэпа («ножницы цен», повышенное налогообложение, ударные методы сбора сельхозналогов).

Экономическое сознание рабочих АКССР в 1920-е гг. также характеризуется сочетанием контрастов. С одной стороны, 1920-е гг. стали тем временем, когда рабочие проявляли творческую инициативу, участвовали в управлении производством. С другой стороны, нельзя не отметить, что неразвитость карельского пролетариата привела к тому, что политика Советской власти, провозгласившая пролетариат ведущим классом в СССР, родила целый ряд негативных тенденций в его среде.

В целом, анализ экономического сознания периода нэпа на материалах Карелии показывает, что реформирование советской экономики на рубеже 1920-х – 1930-х гг. было объективным процессом, к которому вела общая логика социально-экономического развития СССР в период нэпа.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Голубев А. В. Скандинавский капитал в годы нэпа в Карелии:

политические и экономические аспекты функционирования / А. В. Голубев // XV конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка Скандинавских стран и Финляндии. Тезисы докладов. Часть I. – М., 2004. – С. 17-20.

2. Голубев А. В. Культурно-семиотический подход и экономическая история: перспективы метода / А. В. Голубев // Проблемы развития гуманитарной науки на Северо-западе России: опыт, традиции, инновации. Материалы конференции. Т. 1. – Петрозаводск, 2004. – С. 90-93.

3. Голубев А. В. Административно-командные методы в управлении экономикой в Карелии в эпоху нэпа / А. В. Голубев // Материалы конференции «Университеты в образовательном пространстве региона».

– Петрозаводск, 2005. – С. 99-101.

4. Голубев А. В. Восприятие новой экономической политики крестьянством АКССР // Актуальные вопросы истории, политики и права. Материалы межведомственной научно-практической конференции / Отв. ред. А. П. Литвинас. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2006. – С. 93-99.

5. Голубев А. В. Общественное сознание в Карелии в эпоху НЭПа:

политическая и экономическая составляющие (к постановке проблемы) / А. В. Голубев // Ante Annum: сб. науч. работ студентов и аспирантов ист. ф-та. Вып. 3 / сост. Т. Н. Жуковская, А. А. Кожанов; науч. ред.

Т. Н. Жуковская. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2006. – С. 58-71.

6. Голубев А. В. Понятия «планирование» и «конкуренция» в экономическом сознании руководителей АКССР в годы НЭПа / А. В. Голубев // Вестник Поморского университета. – 2006. – №4. – С. 20-25.

7. Alexey Golubev, The concept of economic development in the economic consciousness of Karelian leaders during early NEP / Alexey Golubev // Lars Elenius (ed), Studies in Northern European Histories 2. Migration, Industrialisation and Regionalism. Papers II from the conference The Use and Abuse of History in the Barent Region. – Lule: Lule University of Technology, 2006. – P. 214-222.

Подписано в печать 16.11.2006. Формат 60х84 / Бумага офсетная. Печать офсетная.

Уч.-изд. л. 1,1.

Тираж 100 экз. Изд № Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Отпечатано в типографии издательства Петрозаводского государственного университета 185910, Петрозаводск, пр. Ленина,

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.