WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 46 |

Отношение кадетов к исполнительным комитетам на местах также строилось на основе тезиса о всевластии Временного правительства, осуществления им в полном объеме функций законодательного и исполнительного органа вплоть до Учредительного собрания.

Этот тезис подразумевал, что право на существование имеют лишь те органы народного представительства, которые «осведомляют правительство и выражают отношение общества к мероприятиям и общему направлению деятельности Временного правительства»207. В резолюции о тактике, принятой на VII съезде особо подчеркивалось, что органы народного представительства должны ограничиваться только этими функциями и «не претендовать на функции власти исполнительной, вводя население в неизбежный соблазн многовластия»208.

Эти взгляды кадетов легли в основу их деятельности в местных комитетах. Как правило, представители партии «народной свободы» принимали активное участие в создании губернских, городских комитетов и стремились занять руководящее положение в них. Комитеты, большинство в которых принадлежало кадетам, объявляли о своей полной поддержке правительства, работали «в тесном единении» с его комиссарами на местах. В то же время, считая комитеты временными органами, кадеты полагали, что их функции должны быть прекращены с выборами в легитимные органы местного самоуправления: городские думы и земские органы.

Как сообщалось выше, далеко не все комитеты выступали с кадетских позиций и не все из них играли отведенную им Временным правительством роль. Уже на VII съезде кадеты с беспокойством констатировали: «комитеты по своему составу, по своей компетенции пестры, разнообразны, неустойчивы, преобладают в них иногда представители групп, являющихся меньшинством населения»209.

Отстаивая идею единства государственной власти кадеты остро реагировали на стремление комитетов вмешиваться в дела государственного управления, выступали против их вольного или невольного противодействия постановлениям и узаконениям Временного правительства. Так, идея Томского общественного комитета порядка и безопасности о формировании народных собраний Томской губернии, которые бы наделялись административной и политической властью, встретила в лице цензовой буржуазии и кадетов сопротивление210.

Широко распространяющаяся тенденция противодействия комитетов Временному правительству позволила «Речи» сделать вывод: «Устанавливается... диктатура местных комитетов, своеобразный феодализм губернии, уезда, деревни, а может быть и улицы»211.

Одним из основных аспектов кадетской концепции сильной правительственной власти являлся тезис об изменении отношений внутри треугольника «Временное правительство - комиссары - местные комитеты» посредством снижения роли комитетов в процедуре выбора комиссаров Временного правительства и осуществлении контроля за их деятельностью. Идея о необходимости подчинения института комиссаров исключительно правительственной структуре, многократно высказывавшаяся кадетами весной - летом 1917 г., нашла свое логическое завершение в «Тезисах группы комиссаров, стоящих на государственной точке зрения в вопросе об устройстве твердой власти», оглашенных на съезде губернских комиссаров в августе 1917 г. представителем кадетов Н.М. Кишкиным.

Основным лейтмотивом этого документа стал тезис об освобождении комиссара от власти местного комитета. Подчеркивая, что в первые месяцы после свержения самодержавия институт комиссаров закономерно выполнял связующую роль между Временным правительством и местной властью, программа нацеливала на переход к новому этапу. Суть его сводилась к закрытию оставшихся комитетов, превращению Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов в сугубо профессиональные организации, «помогающие правительству каждый в сфере своей компетенции»212. Подчеркивалось, что комиссары Временного правительства должны быть «независимы от какихлибо организаций»213. Эти взгляды нашли отражение в принятом Временным правительством «Временном положении о губернских (областных) и уездных комиссарах»214.

Таким образом, в период между двумя российскими революциями кадеты обозначили себя как государственная сила, всемерно поддерживая усиление государственной власти в лице Временного правительства и его представителей на местах и противодействуя «антигосударственным тенденциям» в лице Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также некоторых местных исполнительных комитетов.

Взгляды революционной демократии - партий эсеров и меньшевиков на власть также коренились в их отношениях к Февральской революции.

Различные группы меньшевиков (от правых - А.Н. Потресова и Г.В. Плеханова до левых - новожизненцев), несмотря на разногласия, существующие между ними по ряду вопросов, были единодушны в оценке произошедшей революции. С их точки зрения имела место буржуазная революция, основным смыслом которой было уничтожение самодержавия и создание условий для развития капиталистического способа производства.

В соответствии с этим пониманием революционных событий, меньшевики делали вывод о том, что после ликвидации царизма власть должна перейти к буржуазии, т.е. тому классу, «которому на ближайший, хотя бы и короткий, период истории, на время укрепления в стране порядка развитого капиталистического строя, уготовлена роль хозяина - распорядителя»215. Левая часть меньшевизма (новожизненцы), хотя и разделяли общие взгляды меньшевиков на характер произошедшей революции, в первые дни февральского переворота, по всей видимости, не исключали возможности формирования власти исключительно «демократией» в том случае, если буржуазия перейдет на сторону самодержавия и откажется от революционных завоеваний216.

Сообразно взглядам на характер революции меньшевики выступили с идеей поддержки буржуазного Временного правительства, но поддержки неполной, частичной, «постольку, поскольку». «Рабочая газета» так определяла отношение меньшевиков к правительству: «Не бороться за его устранение, не бороться за его замену правительством, состоящим из представителей демократии, но оказать на него максимальное давление для проведения демократических требований...» Как и меньшевики, различные группы эсеров выступили с тезисом о поддержке Временного правительства «постольку, поскольку» и оказания революционного давления на него218. Газета «Дело народа» определяла позицию эсеров в этом вопросе так: «Реформирующая власть Временного правительства, подталкивающая и контролирующая деятельность Советов рабочих и солдатских депутатов»219.

Обладая большинством в Петроградском Совете, меньшевики и эсеры оказывали определяющее воздействие на его политику, благодаря чему Совет уступил право формирования правительства Временному комитету Государственной думы, отвергая предложения большевиков о формировании Временного революционного правительства самим Советом220.

Ю.Стеклов, отражая позицию эсеро-меньшевистского большинства Петросовета, отмечал на Всероссийском совещании Советов в конце марта 1917 г., что одной из важнейших причин, по которой Совет отказался взять власть в свои руки в момент падения самодержавия, было убеждение: «революционная демократия берет власть в свои руки лишь тогда, когда буржуазия делается банкротом и становится на путь контрреволюционный. Такого положения не было, нет и сейчас»221.

Отношение к правительству предопределяло отношение меньшевиков и эсеров к советской структуре. Как показывают факты, это отношение было довольно противоречивым и неоднозначным. С одной стороны, меньшевики и эсеры не соглашались с большевистской трактовкой Советов как органов власти зарождающейся пролетарской государственности. Один из лидеров центристского течения меньшевизма И.Г. Церетели считал их институтами, «сплачивающими демократические слои населения,... органами активного контроля над правительством»222. Выше отмечалось, что признание меньшевиками и эсерами Советов как органов политического воспитания рабочего класса, а не институтов, способных осуществлять государственную власть, объективно способствовало разрушению Советов, конкуренцию которым со временем стали составлять другие профессиональные рабочие организации 223.

В то же время меньшевики и эсеры выступили против точки зрения, представленной в буржуазной прессе, согласно которой Советы были лишь одной из многочисленных форм организации населения, не имеющей права вмешиваться в дела государственного управления.

Например, «Известия» подчеркивали: «Нелепа та точка зрения, по которой Совет рабочих и солдатских депутатов является таким же органом контроля над правительством, как всякое “общество”: как Пироговское общество, как Союз городов и земств... Ни одно “общество” не издает и не может издавать таких приказов к населению, приказов, беспрекословно исполняющихся, как Совет рабочих и солдатских депутатов»224.

Осознание меньшевиками и эсерами того обстоятельства, что власть находится в руках Советов при одновременном признании буржуазного Временного правительства требовала от них проведения тактики сдерживания или «самоограничения» Советов. Лишь в исключительных случаях эта тактика нарушалась. Так, И.Г. Церетели, описывая ситуацию апрельского кризиса 1917 г., отмечал в своих воспоминаниях, что «руководящее большинство исполнительного комитета (Петроградского Совета. - Д.К.) избегало присваивать себе правительственные функции... Но в тот момент страна была на краю гражданской войны... В этих чрезвычайных обстоятельствах исполнительный комитет единогласно решил осуществить исключительные меры, взяв на себя правительственные функции для спасения страны от гражданской войны»225.

В советской исторической науке существовала точка зрения, что политика мелкобуржуазных партий обессиливала Советы226. В известном смысле этот тезис представляется верным: поддержка Временного правительства, тактика «самоограничения» Советов, проводимая эсеро-меньшевистским большинством, объективно способствовала ослаблению власти Советов в центре и на местах.

Однако в то же время политика партий советского большинства обессиливала и Временное правительство. Обратим внимание на то, что поддержка со стороны революционной демократии Временного правительства была относительной. М.И. Либер, выражая отношение эсеро-меньшевистского блока, подчеркивал на I съезде Советов (июнь 1917 г.), что переход власти в руки цензового буржуазного правительства может произойти лишь «против воли рабочего класса, когда он предварительно будет раздавлен, но добровольно такая вещь произойти не может»227.

Меньшевистско-эсеровское большинство Петроградского Совета, согласившись на формирование Временного правительства цензовыми кругами, в то же время не передало ему всей власти: вплоть до июльских событий сохранялся контроль Совета над петроградским гарнизоном, установленный Приказом № 1. Другие воинские части, в том числе на фронте, также признавали над собой власть Совета, о чем говорят резолюции, принимаемые на общих собраниях воинских частей и подразделений или войсковыми комитетами228, что, несомненно, ограничивало возможность использования Временным правительством военной силы.

Среди прочих фактов, говорящих в пользу тезиса о разрушении власти Временного правительства меньшевиками и эсерами, обратим внимание на отношение представителей этих партий к назначению комиссаров правительством постановлением 4 марта229. Меньшевики и эсеры выступили против этих назначений. В «Известиях» отмечалось, что институт комиссаров Временного правительства «противоречит идее демократического строя государственной власти», ибо представляет собой тот же институт губернатора, но только под другим названием. Кроме того, отмечался преимущественно цензовый состав назначенных комиссаров - председателей земских управ230.

В сложившемся противостоянии местных комитетов и комиссаров Временного правительства, а по существу - комитетов и правительства, меньшевики и эсеры заняли сторону комитетов. Именно эти органы признавались блоком советских партий органами революционной власти на местах231. В связи с этим они требовали, чтобы комиссар не только был представителем Временного правительства, но и выражал интересы того или иного местного комитета. Но поскольку правительство, как отмечали «Известия», «поддерживало эти противореволюционные тенденции,... стремилось опираться на местах не на выдвинутые революцией организации, а на своих комиссаров, - оно оказалось без всякой организации на местах, без реальной возможности проводить в жизнь свою программу»232.

Таким образом, можно заключить, что воззрения революционной демократии по вопросу о границах полномочий местных исполнительных комитетов работали на ослабление позиций Временного правительства на местах.

То же можно сказать относительно института коллегиального комиссариата, внедрявшегося местными комитетами и Советами, преобладающую роль в которых играли меньшевики и эсеры. Комиссариаты, формирующиеся при комиссарах Временного правительства и призванные придать власти демократический характер, первоначально не были предусмотрены Временным правительством. И хотя большого развития они не получили, само их существование выражало тенденцию ограничения самостоятельности действий комиссаров в принятии решений 233.

Учитывая то обстоятельство, что, с одной стороны, политика революционной демократии работала на удержание Советов от захвата власти, а с другой - на ограничение власти Временного правительства, можно заключить, что она объективно способствовала сохранению и упрочению двоевластия в стране. Согласимся с выводом, сделанным американским исследователем У. Розенбергом: «В представлении...

социалистов двоевластие, адекватно отражая реальную расстановку политических сил, создавало необходимый барьер на пути любых поползновений режима и злоупотреблений властью»234.

Некоторые подвижки во взглядах меньшевиков и эсеров на власть произошли при создании коалиционного министерства. В ходе апрельского кризиса эсеро-меньшевистское большинство Петроградского Совета, отказавшись от идеи перехода власти в руки Совета, санкционировало участие своих представителей во Временном правительстве вместе с кадетами. Одновременно была принята резолюция, выражающая полную поддержку коалиционному министерству.

Несмотря на это, Временное правительство не получило всей полноты власти. Одним из условий вхождения социалистов в правительство стали отчеты министров-социалистов перед Советом. Было также зафиксировано право Совета отзывать своих представителей из Временного правительства235.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.