WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 46 |

управляющего министерством юстиции А.А. Демьянова на имя министра-председателя А.Ф. Керенского: «только при наличии такого органа правительство могло бы рассчитывать на укрепление принадлежащей ему власти»68.

Как и в случае с частным совещанием Государственной думы, совещанием дум четырех созывов, Временное правительство не стремилось придать предпарламенту сколько-нибудь существенные законодательные или контрольные функции. Это наглядно проявляется в письме А.А. Демьянова А.Ф. Керенскому. Одобряя идею созыва предпарламента, автор письма делал акцент на совещательном, а не законодательном характере этого органа, при котором право голоса оставалось бы исключительно за Временным правительством. Функции предпарламента должны были сводиться, по его мнению, к праву рассмотрения и оценки тех мероприятий правительства, которые «ввиду особо серьезного их значения, правительство почитало бы необходимым подвергнуть коллегиальному обсуждению»69.

Эти идеи были позже воспроизведены в постановлении правительства об учреждении Временного совета Российской республики.

Согласно ему, предпарламент должен был обсуждать законодатель ные предположения, «по коим Временный совет признает необходимость иметь заключение», а также получал возможность предварительно разрабатывать законодательные вопросы. Кроме того члены Совета имели право обращаться к министрам с вопросами70.

Столь мизерные права, дарованные правительством, оправдывались позицией непредрешенчества и, по всей видимости, указывали на нежелание правительства Керенского делиться остатками власти. Как бы то ни было, это обстоятельство не позволило предпарламенту выполнить ту роль, ради которой, собственно, он и был рожден: он не создал опору власти Временного правительства.

Этот аспект был точно подмечен В. Набоковым71. В статье «Безнадежный эксперимент» автор чутко уловил основную цель создания предпарламента правительством. «Временное правительство обладает “всею полнотою власти”,- писал Набоков,- такова теория,- вернее сказать, такова фикция, ежедневно опровергаемая жизнью. На самом деле, такого реально существующего правительства у нас не было с самого начала революции. А то, что мы сейчас видим, скоро уничтожит всякую возможность хотя бы поддерживать фикцию». Именно слабость правительства, как заметил Набоков, вызвала к жизни идею предпарламента, роль которого, по его мнению, сводилась к следующему: «Это учреждение должно извне придать правительству недостающий ему авторитет»72.

В. Набоков, неоднократно выступавший за всемерное упрочение единовластия Временного правительства, увидел в идее предпарламента безнадежный эксперимент. Безнадежность его проистекала из того факта, что «собрание без решающего голоса неизбежно обречено превратиться в говорильню. А если и есть сейчас несомненный, роковой, пагубный бич - это политическая словесность, фабрика резолюций»73.

Вместе с тем недостаточность функций предпарламента была лишь одной из причин безрезультатности его деятельности. Главная же состояла в том, что в условиях левения масс и роста доверия с их стороны к большевикам цензовый и мягко-социалистический по своему составу Временный совет не имел веса и авторитета среди рабочих и солдатских масс и, следовательно, не мог в силу этого придать авторитет и легитимность действиям Временного правительства. Уход большевиков из предпарламента окончательно обесценивали значение только что созданного института.

Тем самым попытка Временного правительства создать опору своей власти посредством формирования представительного органа, выражающего интересы широких кругов общественности, но не имеющего реальной власти, оказалась неудачной.

§ 2. Общественно-политические институты в борьбе за власть Неполнота власти Временного правительства, слабость его структуры были связаны не только и даже не столько с ошибками правительства в осуществлении своей власти, сколько с реальной расстановкой политических и классовых сил в России после февраля г.

Специфика этой расстановки проявилась в создании наряду с Временным правительством и его органами на местах Советов рабочих, солдатских, крестьянских депутатов, которые в ходе февральских и последующих событий проявили себя как властные институты, выполняя соответствующие функции.

В центре Петроградский Совет, созданный в процессе революционного творчества масс, с первых часов своего существования стал органом революционной власти. По постановлениям Совета формировались вооруженные отряды рабочих для преодоления сопротивления сторонников старого режима, создавалась рабочая милиция74. Устанавливался контроль над почтой, телеграфом, телефоном. Во все районы Петрограда были направлены комиссары Совета. В постановлении Совета от 6 марта 1917 г. было признано также необходимым иметь своих комиссаров в военных частях и при военных властях 75.

Постановлением Совета от 28 февраля Государственный банк и другие финансовые учреждения были взяты под охрану 76. Осуществлялся контроль за прессой в масштабах Петрограда. Газеты контрреволюционного содержания, а также черносотенные издания были закрыты. Вплоть до 10 марта соответствующая комиссия Совета выдавала разрешение на выпуск периодических изданий. Отменив это положение в части санкционирования Советом выхода разного рода изданий, исполнительный комитет оставлял за собой право «принимать соответствующие меры против изданий, которые позволяют себе в переживаемую революционную эпоху вредить делу революции и свободе русского народа»77.

Об осуществлении Советом властных полномочий позволяет судить Приказ № 1 по гарнизону г. Петрограда. Согласно ему, Совет устанавливал свое политическое руководство над войсками гарнизона: в своих политических выступлениях воинские части должны были подчиняться Совету рабочих и солдатских депутатов, а также своему комитету. Одновременно, согласно приказу, проводились выборы в ротные, полковые комитеты, в распоряжение которых передавалось оружие. Важным аспектом Приказа № 1 был пункт об относительной подчиняемости гарнизона Временному комитету Государственной думы. «Приказы военной комиссии Государственной думы, - указывалось в документе, - исполнять только в том случае, если они не противоречат приказам и постановлениям Совета»78.

Как справедливо отмечал И.И. Минц, Приказ № 1 был логичным и наиболее ярким проявлением власти Совета, дополнял его решения о создании рабочей милиции, об организации власти в районах, реорганизации суда и т.д.79 Приказ фактически устанавливал власть Совета над гарнизоном, оказывал существенное влияние на политизацию, демократизацию армии и в конечном счете способствовал ее разрушению.

Постановления Совета рабочих и солдатских депутатов регламентировали также и жизнедеятельность Петрограда. Одно из первых решений Совета касалось контроля за продовольственным делом в Петрограде, для чего была создана специальная продовольственная комиссия, позднее объединившаяся с аналогичной комиссией Временного комитета Государственной думы.

Рассматривались и более мелкие вопросы жизнедеятельности города: о трамвайном движении, установлении очереди при входе в трамвай80, об уплате жалования арестованным офицерам81, об открытии кинотеатров при условии показа картин, содержание которых не только не противоречит «идеалам свободы, равенства и братства, но по мере возможности будет подбираться на мотивы и сюжеты, отвечающие идеалам, начертанным на знамени Совета рабочих и солдатских депутатов»82.

Эти факты позволяют заключить, что Петроградский Совет в первые дни революции играл двойную роль. С одной стороны, это была роль органа революционной власти в общероссийских рамках, ибо его действия были направлены на решение общенациональных задач борьбы с царизмом и установления нового порядка, с другой - роль органа местного органа власти - в той мере, в какой его решения касались исключительно нужд Петрограда.

Подобно Петроградскому Совету на местах также создавались Советы. Для них было характерно осуществление некоторых властных функций. В ряде случаев под руководством и по постановлению Советов производились аресты губернаторов, полицейский чинов83.

Создавались отряды рабочей милиции84. В общей сложности в 23 городах милиция находилась в подчинении Советов85. Устанавливалась власть над гарнизонами, осуществлялись другие властные функции.

В то же время возглавляемые меньшевиками и эсерами Советы отказались взять всю полноту власти. Петроградский Совет не решился сформировать из своего состава правительство, одобрив создание Временного правительства Временным комитетом Государственной думы. При этом была принята формула относительной поддержки Советом правительства: постольку, поскольку последнее выполняет демократическую программу, продиктованную делегацией Совета.

В советской историографии имелась точка зрения, согласно которой политика советского большинства - меньшевиков и эсеров по вопросу о власти имела целью «растворить» Советы в системе буржуазных органов власти86. В качестве одного из доказательств этого тезиса приводилась «Инструкция Петроградского Совета р. и с. д. всем Советам рабочих и солдатских депутатов», разосланная по стране в конце марта 1917 г. и разъясняющая тактику, которой должны придерживаться местные Советы при взаимоотношениях с Временным правительством и его органами87.

Действительно, с одной стороны, в документе прослеживается мысль о том, что Советы не должны ни в коей мере выполнять правительственные функции. Им предписывалось «во всех вопросах, касающихся общегосударственных дел, как-то: продовольствие, милиция, общественная безопасность, выборы во временные самоуправления и т.д.,... действовать совместно с другими организациями и комиссарами правительства, а никоим образом не брать на себя правительственных функций»88. В инструкции также подчеркивалось, что Временное правительство «должно считаться для всей России единственным законным правительством» и все его распоряжения «должны выполняться». Такую же тактику местные Советы должны были проводить в отношении комиссаров правительства, которые, согласно инструкции, «должны быть признаны законными властями»89.

В то же время в источнике существуют важные оговорки, которые в ряде случаев изымались при цитировании как несущественные, что искажало смысл документа90. Как нам представляется, они, в известной мере, снимают столь категоричные оценки документа в целом. В частности, в документе отмечалось, что поддержка Временного правительства не является полной и оговаривается условием: «до тех пор, пока между Петроградским Советом р. и с.д. и Временным правительством соглашение не нарушено». Распоряжения этого правительства должны были исполняться Советами в том случае, если они не были опротестованы исполнительным комитетом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов91.

Такая же оговорка существовала и в отношении власти комиссаров Временного правительства. Их действия могли быть признаны местными Советами незаконными в том случае, «если они по своим личным качествам или политическому прошлому окажутся опасными или вредными для дела революции»92.

Таким образом, инструкция местным Советам носит противоречивый характер. Отдавая Временному правительству и его органам на местах «всю власть», Петроградский Совет не требовал от местных Советов полного подчинения этой власти, что, следовательно, лишало правительственную структуру полноты власти. Инструкция Петроградского Совета в большей степени «работала» на сохранение двоевластия в стране, чем на формирование единовластия Временного правительства посредством «растворения» Советов в его структуре.

В то же время Советы на местах нередко шли дальше инструкции Петросовета, не только «контролируя» органы Временного правительства и участвуя в работе местных комитетов общественных организаций, но и осуществляя те или иные управленческие функции, теоретически являющиеся прерогативой Временного правительства и его органов.

Наиболее широкие формы приняло вмешательство (в той или иной форме и мере, в зависимости от партийного состава конкретного Совета, местных условий и расстановки политических сил в данной местности) в экономические отношения. Во многом это объяснялось как нерешительностью и неспособностью правительства разрешить насущные вопросы экономического положения рабочего класса и крестьянства в условиях войны и ожидания Учредительного собрания, так и максимальной приближенностью местных Советов к своей социальной базе.

О масштабах присвоения Советами рабочих и солдатских депутатов властных функций можно судить по установлению на местах 8часового рабочего дня. Исследование деятельности 29 крупнейших местных Советов России (губернских, городских), произведенное Ю.С. Токаревым, показывает, что в 18 случаях из 29 установление 8часового рабочего дня произошло посредством принятия Советами соответствующих постановлений. В остальных случаях новый режим продолжительности рабочего дня был установлен посредством соглашения между Советами и предпринимателями или решениями местных исполнительных комитетов93.

Имела место борьба Советов с промышленниками против закрытия предприятий. В связи с этим Советами назначались следственные комиссии, расследующие действительное хозяйственное и финансовое положение предприятия. При этом организовывалось наблюдение за производством, торговыми операциями предприятия, вычислялись доходы владельцев94.

Наблюдалась тенденция отстранения отдельных лиц администрации от управления по решению Советов рабочих и солдатских депутатов. Так, на Урале за первые 4 месяца революции было удалено лиц административного персонала, в том числе 14 управляющих, директора, 26 заведующих цехами, 5 смотрителей, 33 мастера95.

В ряде случаев смещение административного персонала носило и более радикальный характер. Так, по решению АнжероСудженского Совета рабочих и солдатских депутатов, принятому на совместном заседании с союзом служащих 29 апреля 1917 г., вся администрация каменноугольных копей Михельсона, ведущая дело к ликвидации производства, была отстранена. Управление передавалось особому совету из 18 лиц, созданному при участии союза служащих и комитета порядка и безопасности, Совета рабочих и солдатских депутатов. Вместе с тем контрольной функцией наделялся исключительно Совет рабочих и солдатских депутатов96.

Та же тенденция проявилась в отстранении администрации медеплавильного завода «Юлия» в Минусинском уезде Енисейской губернии. Новая администрация каждые 10 дней отчитывалась перед Минусинским Советом рабочих и солдатских депутатов97. Контроль над заводоуправлениями установили также ряд Советов Урала, Украины, Петрограда, Центрального промышленного района98.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.