WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 46 |

Позиция неокоммунистических организаций в годы перестройки по вопросу о национально-государственном строительстве по существу мало чем отличалась от кадетской позиции. Представители этих организаций выступали однозначно против формирования националь ных государств и распада СССР. В докладе, представленном II Инициативному съезду и символично озаглавленном «Главное - сохранить Союз Советских Социалистических Республик!», указывалось на существование тенденции к развалу Советского Союза. При этом именно ДКИ, другие неокоммунистические организации рассматривались как сила, противостоящая этим процессам. В качестве приоритетной задачи деятельности ДКИ в национально-государственном вопросе признавалась следующая: «Вести разъяснительную борьбу за сильное федеративное государство с сильной центральной властью законодательной, исполнительной и судебной»103. Еще более определенно о взглядах ДКИ на процесс национального самоопределения говорит следующая цитата из доклада: «не может быть и речи в нормальном государстве о постоянной угрозе выхода части территории из состава государства»104.

В связи с наличием элемента державности в доктринах консервативных сил заметим, что этот аспект их взглядов на власть сближал позиции консерваторов с позициями различного рода монархических, патриотических организаций. Позиция кадетов, в основе которой после февраля 1917 г. лежала идея спасения государственности, державы от губительных последствий продолжения революции и большевизма, нашла понимание в среде тех политических сил, которые в условиях царизма занимали более правые, чем кадеты, позиции. В.Д.

Набоков отмечал в связи с этим: «Партия кадетов из самой левой легальной партии неожиданно для себя превратилась, благодаря исчезновению старых правых, в самую правую легальную партию. Но тем самым, она естественно сделалась складочным местом для всего, что было когда-то правее ее»105.

Та же тенденция характерна для деятельности консервативного лагеря в период перестройки. Пытаясь защитить «тысячелетнюю российскую государственность» от распада, Движение коммунистической инициативы заявляло о необходимости искать союзников среди патриотических организаций, служителей различных конфессий. В докладе, представленном II Инициативному съезду, указывалось, что партнерские отношения могут быть установлены с теми политическими силами, которые выступают «за сохранение единого и неделимого нашего государства»106. Фактически это были первые шаги к коалиции коммунистических и патриотических сил, осуществившейся после распада СССР.

Обратим внимание на то, что стремление к этому партнерству не было односторонним. На необходимость тесного сотрудничества патриотов и коммунистов в условиях развала державы указывал видный представитель патриотического движения России А. Проханов. Он заявлял, что «российская компартия и национально-патриотическое движение нуждаются друг в друге»107.

Беспомощность органов власти старой системы в условиях двоевластия в обеих исследуемых ситуациях обусловила переход консервативного лагеря к идее введения диктатуры для изменения установившегося равновесия политических сил и устранению угрозы гибели разрушаемых общественных отношений.

В условиях 1917 г. именно кадеты, напрямую не принимая участия в корниловщине, оказались идейными вдохновителями мятежа, идеологически подготавливали его108. Так, накануне августовских событий 1917 г. «Речь», оценивая сложившуюся обстановку, отмечала:

«Дезорганизация власти, дезорганизация армии, дезорганизация внешней политики, дезорганизация производства..., расчленение государства - все это хлынуло широким и мутным потоком и не встретило надлежащего сопротивления со стороны правительства, а отчасти нашло и поддержку, потому что все эти процессы совершались под знаменем "демократизации»109. Анализируя далее полугодовой опыт существования Временного правительства и допущенные им ошибки, автор статьи отмечал: «Этим путем дальше идти нельзя, не рискуя полной погибелью родины... Поворот на другую, на правильную дорогу должен быть крутым и решительным. Пора перестать клеймить всякую мысль о повороте этого рода кличкой "контрреволюции".

Именно для спасения того, что есть ценного и важного в завоеваниях революции, и необходим этот поворот»110.

Предвосхищая и идеологически обосновывая необходимость введения в стране диктатуры, кадеты выдвигали в качестве главного аргумента идею спасения государства от разрушения, в то время как собственно буржуазные ценности были отодвинуты на второй или даже третий план. Тот же лейтмотив спасения отечества лежал в основе собственно корниловской пропаганды111. В известной степени это было обусловлено непривлекательностью для народных масс собственно буржуазных ценностей в условиях роста популярности социалистических, в том числе большевистских, лозунгов112.

В годы перестройки консервативному лагерю было присуще стремление восстановить действие Конституции СССР на всей территории страны посредством силовых методов. Выступая на конференции ленинградской организации общества «Единство» в конце сентября 1991 г., Н. Андреева обращала внимание на законность действий ГКЧП, в то же время подчеркивая непоследовательность его членов, их нерешительность, неспособность полностью отказаться от идей перестройки с ее «реставраторской, капитализаторской сущностью»113.

Важно отметить, что основной идеей ГКЧП также стала мысль о спасении государственности, в то время как собственно коммунистические идеи в документах ГКЧП отсутствовали, что также указывает на процесс снижения популярности той идеологии, которая обслуживала старую общественную систему114.

На общие моменты в появлении и существовании корниловщины и ГКЧП обращают внимание и другие исследователи115.

Подводя итог, отметим, что в условиях переходных периодов для взглядов консерваторов характерно 1) стремление к утверждению единовластия, обеспечивающего защиту подвергающихся разрушению отношений; 2) негативное отношение к контрвластным структурам и двоевластию; 3) стремление использовать меры государственного принуждения против «незаконных» действий и институтов; 4) идея державности, проявляющаяся в негативном отношении к распаду единого государства.

Рассмотрев взгляды консервативного лагеря, обратимся к анализу взглядов на власть в межсистемные периоды радикальных сил, чье существование направлено на ликвидацию старого строя и формирование новых общественных отношений, соответствующих иному системному качеству. Если в системных исторических ситуациях, характеризующихся единовластием, деятельность радикального лагеря ограничивается в той или иной форме, то важным атрибутом межсистемной ситуации является легализация этой разрушительной для данной общественной системы деятельности.

Несмотря на эту общую черту, присущую обеим исследуемым историческим ситуациям, отметим, что механизм легализации несистемных сил был различным. В условиях падения самодержавия и фактической ликвидации карательного аппарата царизма эта легализация произошла мгновенно и «снизу». В годы перестройки процесс легализации шел постепенно. В известном смысле его можно назвать процессом легализации «сверху», поскольку он был связан с изменением политики руководством страны и созданием в результате этого условий для деятельности оппозиционных власти и общественной системе сил (терпимое отношение к немарксистской идеологии, идеи гласности и демократизации советского общества, концепция «социалистического плюрализма», отмена статей Уголовного кодекса о преследовании антисоветской деятельности и пропаганды).

Согласимся с точкой зрения А. Миграняна, справедливо отмечавшего, что вплоть до выборов местные и республиканские Советы в 1990 г. новые социальные и политические силы опирались исключительно на М.С. Горбачева в своей борьбе с номенклатурной структурой, причем их легитимность ничем не была гарантирована, а потому их настоящее и будущее были связаны с личной судьбой Горбачева и реформаторского крыла в партаппарате116. Лишь после выборов народных депутатов СССР и нижестоящих Советов они получили возможность «легализовать себя с помощью избирателей, т.е. помимо Горбачева». Таким образом, лишь на рубеже 1989-90 гг. тенденция легализации радикальных сил, осуществлявшаяся ранее преимущественно «сверху», сменилась тенденцией их легализации преимущественно «снизу». К этому выводу пришли и другие исследователи117.

Характерным примером, иллюстрирующим действие этих двух тенденций в годы перестройки, является деятельность народных фронтов. Появившиеся в 1987-88 гг. фронты избрали тактику «шага за шагом» (постепенная радикализация требований, предъявляемых властям в соответствии с изменением политической обстановки). Первоначально руководство НФ не ставило открыто вопроса о выходе республик из состава СССР, о необходимости уничтожения партийной и советской власти. Тем самым народные фронты отмежевывались от идеологии националистических партий (Движение за национальную независимость Латвии, Лига свободной Литвы и т.д.), четко обозначивших к этому времени свой несистемный характер.

На этом этапе деятельность большинства НФ сводилась к борьбе за «восстановление исторический справедливости» к репрессированным в годы сталинизма народам, к защите и пропаганде национальной истории, к борьбе за предоставлении национальному языку статуса государственного. Претензии к существующей общественной системе ограничивались требованиями ее демократизации, развития пере стройки, что подчеркивалось первоначальными названиями некоторых фронтов («Народное движение за перестройку» - Рух, «Литовское движение за перестройку» - Саюдис). На скрытый характер оппозиционности системе народных фронтов указывает и тот факт, что на этом этапе активными участниками НФ были члены компартии (в Народном фронте Эстонии эта группа составляла до 30%118), а также представители русскоязычного населения, для которого народные фронты первоначально олицетворяли демократические, антибюрократические тенденции.

По мере ослабления властной машины, делегитимизации партийной власти произошел полный переход фронтов на позиции отрицания существующей общественной системы, на позиции национализма.

Вне зависимости от механизма легализации радикальных политических партий и движений в переходные периоды этот процесс обусловливает формирование специфической расстановки политических сил, для которой характерно относительное равновесие сил консервативного и радикального лагерей, представляющих два разнонаправленных вектора общественного развития.

В этих условиях радикальный лагерь стремится институционализироваться как политическая и государственная власть, ибо, обладая последней, он обретает способность ликвидировать старую общественную систему. Осуществление этой тенденции при наличии органов власти, ориентированных на защиту прежних общественных отношений, способствует установлению двоевластия.

Следует заметить, что проявление тенденции институционализации радикального лагеря может быть различным. В условиях 1917 г.

приоритетным для большевиков было создание Советов как альтернативных правительству органов власти. Другая тенденция - проникновение радикальных сил в органы власти и управления, являющиеся элементами разрушаемой общественно-политической системы, хотя и наличествовала, была выражена заметно слабее.

Одним из проявлений этой тенденции стало участие большевиков в выборах городских и районных дум. Говоря о значении муниципальной работы в общей политике большевиков на взятие власти, «Рабочий путь» отмечал по поводу выборов в районные думы Петрограда в начале октября 1917 г.: «Из 17 районов в 11 районах большевики имеют...абсолютное большинство. При таком положении, районные думы естественно могут и должны превратиться в местные очаги, опорные пункты революции, действующие в полном контакте с революционной демократией - с Советами, а не противопоставлять себя им, как это делают или пытаются делать эсеро-кадетские думы»119. Таким образом, тенденция превращения уже существующих органов власти и управления в инструменты ликвидации буржуазной системы была важным, но не определяющим моментом в борьбе большевиков за власть.

В годы перестройки формирование альтернативных органов власти также имело место, но не являлось ведущей тенденцией. Тем не менее, со стороны демократических сил предпринимались попытки поставить такие органы под свой контроль. Как уже отмечалось, ведущей тенденцией в борьбе за власть радикального лагеря стало его проникновение в структуру государственных органов и противопоставление ее власти партийных комитетов.

Для деятельности радикального лагеря в межсистемные периоды характерна направленность на утверждение единовластия органов власти, способствующих рождению новой общественной системы.

Это проявляется в попытках преодолеть установившийся баланс политических сил и сложившееся в результате его существования двоевластие.

В условиях 1917 г. указанная особенность деятельности радикального лагеря проявлялась в курсе большевиков на превращение Советов в полноправные органы власти. Именно большевистские Советы стремились обессилить и подорвать на местах авторитет органов Временного правительства, концентрировали в своих руках функции власти и местного управления120.

После выборов в местные и республиканские органы власти в 1990 г. и победы в ряде случаев демократических и националистических организаций обозначилась тенденция к установлению единовластия «демократических» Советов. Подчеркивая специфику борьбы радикальных сил за власть после выборов 1990 г., известный деятель «Демократической России» А. Мурашев отмечал: «Самым логичным планом прихода к власти, видимо, следует считать усиление республиканских вообще и российских, в частности, органов власти. Важнейшими звеньями этого плана являются принятие новой Российской Конституции и... всеобщие выборы Российского Президента»121.

Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в актах принятия республиканскими органами власти решений о верховенстве республиканских законов над союзным законодательством. Существовало множество форм реализации этой тенденции на практике: противодействие решениям партийных органов, неисполнение законов, принимаемых союзными органами власти, перевод союзной собственности на республиканский баланс, попытки переподчинения ведомств, лишения партийных комитетов зданий, типографий, печатных органов и т.п.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.