WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 46 |

Резюмируя, офицеры требовали возродить единую власть в центре и на местах. На ту же возможность выбора источника приказов в армии в условиях двоевластия указывали другие военачальники, в том числе военный министр первого состава Временного правительства А.И.

Гучков25.

Возможность выбора общественными и государственными институтами, какой власти подчиняться и какие законы и приказы выполнять, накладывает заметный отпечаток на характер властеотношений в межсистемные периоды. Отметим некоторые последствия существования этого явления.

Поскольку двоевластие обнаруживает себя как двоебезвластие, ни одна из противостоящих сторон в условиях межсистемного периода не может в полной мере контролировать свою собственную структуру, отдельные элементы которой в силу известных обстоятельств приобретают относительную самостоятельность. Тем самым для межсистемных периодов характерно явление фрагментации как старой властной структуры, так и новой.

Любопытны с этой точки зрения взаимоотношения Временного правительства со своими представителями на местах. Как уже отмечалось выше, правительство так и не смогло в полной мере превратить институт комиссаров Временного правительства в послушный орган реализации своей власти. Стремление Временного правительства придать свей структуре гомогенный характер посредством назначения комиссаров из центра натолкнулось на мощное сопротивление снизу, связанное с ожиданиями демократических перемен.

В результате замены принципа назначаемости принципом выборности местными организациями комиссар Временного правительства получал относительную автономность своих действий, при которой некоторые комиссары утверждали, что будут исполнять лишь те законы, которые «приносят пользу и не расходятся с общегосударственными интересами, но там, где частично устаревшие и несовершенные законы приносят вред, законом для него будет его совесть революционера и справедливое желание народа»26. Такое положение, когда государственный чиновник в своей деятельности исходит не из законов и постановлений, принятых правительственными органами, а из субъективных представлений о праве и пользе народа, указывает на межсистемный характер отношений власти.

Еще одним показателем фрагментации власти Временного правительства стало неподчинение местных органов, относящихся к различным министерствам и ведомствам власти комиссаров Временного правительства. На съезде губернских комиссаров, состоявшемся в августе 1917 г., комиссары Московской, Казанской, Псковской, Костромской и других губерний обращали внимание присутствующих на то обстоятельство, что создаваемые на местах полномочные органы центральных ведомств (продовольственные управы, земельные коми теты, комиссариаты министерства труда и др.) стремятся устраниться от надзора губернского комиссара, «на которого смотрят только как на представителя министерства внутренних дел»27, и тем самым ослабляют власть Временного правительства на местах.

С другой стороны, фрагментация власти была характерна и для Советов. Несмотря на бурное строительство Советов в России после февраля 1917 г., они различались по партийному составу, что отражалось на существе принимаемых решений. В результате этого политика, проводимая тем или иным местным Советом, могла не отвечать той линии, которую проводили ЦИК и Петроградский Совет. Так, большевистские по составу Советы отрицали власть Временного правительства на местах и противодействовали политике центральных Советов на минимизацию советской власти. Имели место случаи, когда местные Советы проводили политику более правую, чем та, которую осуществляли центральные Советы. Например, некоторые уральские Советы стремились не допустить влияния на местные гарнизоны Приказа № 1 Петроградского Совета, опасаясь, что это приведет к падению дисциплины и развалу армии. В ряде случаев Советы принимали резолюции, кадетские по своему содержанию28. По мере большевизации Советов их позиции по основным политическим вопросам сближались. В частности, к октябрю 1917 г. около 80 Советов приняли резолюции аналогичные резолюции Петроградского Совета «О власти»29.

Процесс фрагментации власти имел место и в период перестройки. Как и в первом случае, основным фактором его генезиса стала ситуация двоевластия, в результате которой органы власти на местах приобретали известную самостоятельность в принятии и проведении того или иного решения. «Война законов», проявившаяся первоначально в отношениях между союзными и республиканскими органами власти, быстро достигла нижних этажей системы власти. Вслед за органами власти союзных республик самозахват прав стали осуществлять автономные образования, области и органы власти более мелких административных единиц. Волна фрагментации власти достигла самого низа властной пирамиды: в ряде случаев сельские Советы признавали незаконными некоторые решения вышестоящих советских органов30.

Наличие сразу двух противостоящих правовых систем и ослабление контроля вышестоящих органов за нижестоящими в условиях двоевластия создавали благоприятную почву для правотворчества на местах. Так, начальник УВД Орловской области по согласованию с прокурором области утвердил «указание», посредством которого были внесены изменения в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР. В то же время в Кемерове изменениям подвергся Кодекс РСФСР об административных правонарушениях31. Еще одной формой фрагментации власти в годы перестройки стал процесс дистанцирования от КПСС тех «приводных ремней», посредством которых она реализовывала свою власть в обществе (Советов, комсомола, профсоюзов и т.д.) Эти и другие факты приводят к выводу: ситуация двоевластия закономерно порождает фрагментацию власти.

Превращение нижестоящих институтов управления из орудия реализации властных решений в самостоятельные институты власти, проводящие автономную политику, указывает на наличие многовластия в межсистемные периоды истории. Это явление прослеживается в обеих рассматриваемых исторических ситуациях. Так, к 1990 г.

сложились условия, при которых на одной территории могли действовать союзные законы, отрицающие их республиканские, и, наконец, решения местных органов власти, противоречащие и первым, и вторым. Характерным примером такого положения является «Концепция развития Мотовилихинского района», обсуждавшаяся на сессии Мотовилихинского районного Совета народных депутатов г. Перми осенью 1990 г. В документе проводилась идея признания недействительными ряда решений вышестоящих органов власти, в том числе Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК КПСС, министерств и ведомств, областного и городского Совета, которые касались размещения на территории района предприятий и учреждений. Сама возможность появления на свет этого документа свидетельствует о создании объективных условий для формирования многовластия.

Фрагментация не является единственным источником формирования многовластия. Противостояние двух взаимоисключающих властных структур ослабляет обе стороны двоевластия и создает условия для появления некой «третьей силы», которая в условиях ослабленного властного поля легко присваивает себе некоторые властные функции. В условиях 1917 г. наиболее типичным проявлением этой тенденции стало возникновение местных исполнительных комитетов, строительство которых в первое время опережало строительство Советов.

Анализ источников позволяет утверждать, что политика этих комитетов, выражавших по большей части интересы и устремления средних слоев города, мелкой буржуазии, интеллигенции, в ряде случаев расходилась как с политикой Временного правительства, так и с линией Советов. Существование этих комитетов наряду с органами Временного правительства на местах и Советами и выполнение ими функций института власти указывает на процесс формирования отношений многовластия. В ряде случаев наряду с органами Временного правительства, Советами, местными комитетами в борьбу за власть включались городские думы, земские учреждения, продовольственные управы, органы казацкого самоуправления, гарнизонные комитеты, войсковые комитеты и другие общественные организации.

В годы перестройки также были созданы условия для участия различных органов и общественных институтов в борьбе за власть.

Элементы многовластия проявлялись в тех случаях, когда власть партийного аппарата оказывалась наиболее ослабленной, в то время как реальной альтернативы партийной власти - органа или структуры, способных полностью занять освободившееся властное поле, не находилось. В результате этого различные институты оспаривали право осуществлять властные функции, создавая ситуацию многовластия.

Характерной с этой точки зрения является ситуация, сложившаяся в январе-марте 1990 г. в Волгограде, где партийное руководство, скомпрометированное обвинениями в злоупотреблениях, было вынуждено под напором многочисленных митингов уйти в отставку.

Образовавшийся вакуум власти стремились заполнить различные органы. Так, председатель областного исполнительного комитета заявил, что «облисполком принимает на себя всю полноту власти»32. Несмотря на это заявление, исполкому не удалось превратиться в полновластный орган: участие в несправедливом разделении материальных благ лишило его поддержки со стороны населения и общественности.

Наряду с исполкомом областного Совета ряд властных полномочий взял на себя созданный по инициативе народных депутатов СССР от Волгоградской области Временный общественный координационный комитет, образованный из депутатов, представителей различных общественных организаций города и области. Из Положения о Временном комитете следует, что этот орган присваивал себе право производить проверку работы государственных и общественных органов, предприятий, учреждений и организаций33. Тем самым комитет обозначил себя как властный орган.

Еще одним претендентом на осуществление властных функций в области оставался областной партийный комитет: после ухода в отставку бюро обкома КПСС его функции перешли к временному бюро, однако кризис, охвативший партийную организацию области, массовое недовольство деятельностью обкома и его руководства, требования максимальной демократизации органов КПСС не позволили этому временному органу сфокусировать те властные полномочия, которыми ранее обладал обком компартии. Таким образом, в Волгограде и Волгоградской области наличествовали элементы многовластия.

Как показывает исторический опыт двух переходных ситуаций, формы многопартийности могут быть разными и зависеть от специфики региона, конкретной расстановки политических сил и ряда других факторов. В связи с этим обратим внимание на то, что с лета г. в угольных бассейнах властные функции выполняли одновременно партийные органы (сфера их влияния, как и в целом по стране, уменьшалась), Советы народных депутатов, забастовочные (рабочие) комитеты. В этот же период в местах исторического проживания казаков ряд властных полномочий стали выполнять органы казацкого самоуправления при сохранении традиционных для советского общества институтов власти. Однако в целом тенденция формирования в годы перестройки многовластия на основе создания различных общественных институтов, борющихся за власть, была выражена слабее, чем тенденция формирования многовластия на основе фрагментации старых структур власти и управления.

Рассматривая явление многовластия, следует заметить, что не всегда достаточно четко можно определить его границы. Нередко различные по своей социально - классовой природе, партийному составу институты, осуществляющие в условиях многовластия часть властных функций, могли относительно мирно уживаться друг с другом, формировать органы для координации деятельности. Так, летом 1917 г.

между различными органами власти и общественными организациями Томска было заключено соглашение, по которому в городе вводилось военное положение в целях борьбы с бандитизмом. В результате акций, проведенных совместно Советом солдатских, офицерских и рабочих депутатов, городским и уездным Народными собраниями, орга низациями эсеров и эсдеков, начальником гарнизона было арестовано свыше 2,3 тыс. бандитствующих элементов34.

Особенно отчетливо тенденция к совместным действиям различных властных органов проявилась в дни корниловского мятежа. В ряде случаев на местах создавались комитеты, формировавшиеся при участии различных органов, в том числе Советов, комиссаров Временного правительства, городских дум, земских управ, местных исполнительных комитетов, гарнизонных комитетов и других институтов, так или иначе участвующих в осуществлении властных функций35. По партийному составу такие комитеты представляли собой довольно пестрое образование, включали представителей меньшевиков, эсеров, большевиков, а в ряде случаев и кадетов36.

В противовес этой тенденции единства действий различных сторон многовластия те Советы, в которых преобладали большевики, в условиях корниловского мятежа стремились сами возглавить борьбу с контрреволюцией. В этом случае Временные революционные комитеты формировались при Советах, а взаимодействие с другими органами (в том числе с комиссарами Временного правительства, думами и т.д.) было слабым37. Так, районный Совет 1-го городского района Петрограда соглашался на координацию действий с комитетом охраны, созданным при районной думе на условии передачи всей вооруженной силы района в руки Совета38. В ряде случаев такие Советы устанавливали наблюдение за деятельностью других органов власти: комиссарами Временного правительства, городскими думами, земскими управами и т.д.39 Таким образом, острота борьбы за власть между различными сторонами многовластия зависела от реальной расстановки партийно-политических сил.

Итак, одной из особенностей отношений власти, возникающих в межсистемные периоды, является фрагментация властных структур и связанное с ней многовластие. Эти явления в свою очередь указывают на то обстоятельство, что в межсистемных ситуациях власти как единого целого, как отношений одного типа не существует.

Поскольку существует двоевластие, власть расколота надвое:

наличествуют два источника принятия решений, два канала их реализации, две поддерживающие ту или иную сторону части общества.

Однако, как выяснено выше, процесс распада власти не заканчивается с ее делением на две части. Следом за установлением относительного равновесия двух противостоящих властных структур следует рассыпание самих этих структур, их фрагментация, а также формирование других органов, претендующих на власть. В результате реализации этой тенденции формируется ситуация многовластия.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.