WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 46 |

Подчеркивая эти различия, сторонники Демплатформы отмечали: «Платформа ЦК нацеливает на сочетание преимуществ советской системы с выгодами парламентаризма. Снова попытка совместить несовместимое. Парламентская демократия предполагает разделение законодательной, исполнительной, судебной властей. Советская же система основана на совмещении всех ипостасей власти, рассчитана на непосредственное народовластие... Демократическая платформа прямо указывает на необходимость создания парламентской демократии, правового государства, гражданского общества»403.

В то же время позиции центристов в отношении реформирования советской системы власти отвергались сторонниками организаций неокоммунистического характера404. Тем самым позиции центристов по вопросу об организации власти оказывались под перекрестным огнем представителей неокоммунистических и демократических сил, что указывает на их промежуточный характер.

Устранение КПСС с политической арены и формирование новой системы власти оказали существенное влияние на расстановку партийно-политических сил в обществе. Если до августа 1991 г. лагерь демократических партий и организаций представлял собою силу, преимущественно направленную на разрушение коммунистического режима, то после победы над ГКЧП он обозначил себя как политическую силу нового общества, защищающую новый устанавливающийся общественный порядок. Вместе с тем достижение цели - устранение КПСС от власти, объединяющей различные политические образования в единый лагерь демократических сил, способствовало рассыпанию лагеря. Наиболее очевидным доказательством этого процесса стал выход ряда политических партий из блока «Демократическая Россия» (ноябрь 1991 г., январь, март 1992 г.) 405.

В результате процесса размежевания бывших союзников образовались две группы партий и движений, различающихся своим отношением к существующей власти. Часть из них («ДР», фракция В. Новодворской в ДС, Партия экономической свободы, Движение демократических реформ и др.) заняли проправительственную позицию, поддерживая сторону Президента России в конфликте с законодательными органами. Эта группа организаций приветствовала курс на формирование сильной президентской власти, призывала к окончательной ликвидации советской власти в России406.

Другая часть бывшего единого лагеря демократических сил оказалась в оппозиции президентскому курсу. Эти партии (РХДД, КДП, ДПР, СДПР и др.), поддерживая идею формирования общества на основе рыночных отношений, расходились с проправительственными партиями в оценке методов и форм рыночных преобразований, осуществляемых президентской структурой407.

Процесс формирования власти, обслуживающей новые общественные отношения, изменил и положение неокоммунистических организаций. Если в период перестройки они были защитниками существовавшей власти, государства, законности и порядка, августовские события 1991 г. превратили их в последовательных противников новых общественных отношений и соответствующей им власти. В новых условиях этот политический лагерь становится силой антигосударственной, выступающей против «законного порядка».

Оформившиеся на обломках КПСС неокоммунистические партии и движения (ВКПБ, РКРП, Большевистская Платформа в КПСС) заявили о неприятии нового строя. В программных документах этих организаций фиксировались идеи восстановления советского государства «как органа власти рабочего класса, выступающего в союзе с колхозным крестьянством», воскрешения руководящей роли марксистской партии над обществом в целом и государственными структурами в частности408.

Данные факты позволяют заключить, что по мере установления новой власти лагерь демократических сил и неокоммунистические организации как бы поменялись местами. Своеобразным подтверждением этого тезиса является оценка, данная спикером российского парламента Р.И. Хасбулатовым тем изменениям, которые произошли во взглядах на власть двух противостоящих лагерей после августа г. В своих воспоминаниях он отмечает: «Убежденные демократы эволюционировали в фанатичных автократов-большевизанов, как только приблизились к власти. И, наоборот, бывшие коммунисты - обладатели партийных постов стали рьяными демократами, оказавшись вдали от этой самой власти»409.

* * * Анализ взаимоотношений институтов власти, имевших место в 1985-1993 гг., а также взглядов политических партий и организаций в этот период на власть позволяет утверждать, что в указанный период произошла трансформация отношений власти. Если в 1985-1988 гг.

она носила преимущественно системный характер, в том смысле, что не разрушала сложившихся отношений между основными института ми системы власти, а лишь определенным образом видоизменяла их, то в 1988-1993 гг. изменения отношений власти носили сущностный характер: качественно изменилось место КПСС в системе власти и обществе в целом, постепенно компартия лишилась роли супервласти и на втором этапе перестройки (1988-1991 гг.) отчетливо обозначилось две тенденции - самоустранение и устранение партийных органов от власти.

Первая из вышеуказанных тенденций была связана с реформой политической системы, осуществлявшейся после XIX партконференции и способствовавшей передаче властных функций от партии государственным, общественным и хозяйственным органам. Выполняя резолюции XIX конференции, партийные комитеты в центре и на местах ослабляли контроль над государственной властью, теряли влияние на другие «приводные ремни» своей политики - комсомол, профсоюзы, управленческий корпус. Важное влияние на развитие этой тенденции, как показывают факты, имела перестроечная идеология КПСС, создавшая необходимые условия для дистанцирования депутатовкоммунистов от реализации линии КПСС в Советах.

Одновременно с этим прослеживается тенденция устранения КПСС от власти. Ее развитие было связано с процессом делегитимизации компартии как института власти, критикой ее прошлого и настоящего, а также легализацией некоммунистических организаций. С приходом последних в Советы в результате победы на выборах 1990 г.

советская структура, являвшаяся одним из системообразующих элементов, проводником политики КПСС, начала превращаться в орудие разрушения этой системы. Именно демократические по составу Советы оказались наиболее последовательными в отстаивании лозунга «Вся власть Советам».

Процессы устранения и самоустранения КПСС от власти в 19881991 гг. сопровождались разрушением сложившегося механизма реализации власти. Следствием этой тенденции стало ослабление советской структуры, способности Советов реализовать свои властные решения, что, в свою очередь, порождало процессы атомизации советской структуры и формирования альтернативных властных институтов.

Рассмотрение вопроса о формировании альтернативных органов власти дает основание утверждать, что эта тенденция, вызванная ослаблением традиционных для советского общества властных структур, не являлась ведущей в процессе трансформации властеотношений в годы перестройки. На это указывает локальность подобных попыток, а также относительная альтернативность создаваемых органов власти, проявляющаяся в отказе от уничтожения старых институтов власти, сосуществовании наряду с ними, включении их в новую структуру власти и т.д. В то же время существование тенденции к созданию альтернативных органов власти в годы перестройки указывает на переходный характер процессов, имевших место в отношениях власти, на рассыпание единой системы власти.

Важную роль в процессе сущностных изменений отношений власти в годы перестройки играла тенденция разделения функций советской власти. Обозначившаяся в 1988 г., эта тенденция вела к созданию системы разделения властей, что объективно работало на разрушение Советов как типа власти. В результате ее действия происходило дальнейшее ослабление партийных комитетов как органов власти в силу «перетекания» власти к обособливающимся исполнительным, законодательным, судебным органам. В то же время отношения между новыми институтами власти и партийными комитетами носили переходный характер, на что указывают взаимоотношения структуры КПСС и института Президента СССР в 1990-1991 гг. Таким образом, в 1988-1991 гг. процесс создания системы разделения властей не был завершен, в результате чего государственная власть приобретала характер остаточно советской410.

Процесс реформирования советской власти продолжался в 19911993 гг. В это время произошло окончательное обособление ветвей власти. При этом законодательная ветвь власти частично продолжала сохранять свою советскую природу. Эта особенность явилась предпосылкой противостояния между исполнительной и законодательной структурами, обладавшими разной способностью осуществлять рыночные преобразования.

Анализ взглядов политических партий и общественнополитических организаций говорит о том, что в период 1985-1993 гг.

отчетливо просматриваются три политических лагеря, взгляды которых на власть сущностно отличались друг от друга.

Лагерь демократических сил, включавший в годы перестройки оппозиционные КПСС демократические организации и демократическое крыло в КПСС, исходил из необходимости устранения власти компартии над обществом. Представители этого лагеря выступили с позиций радикального реформирования государственной власти, предусматривавшего замену системы Советов системой, характерной для обществ буржуазного типа. При этом по тактическим соображениям был использован лозунг «Вся власть Советам» как один из шагов, направленных на постепенное устранение КПСС и ее комитетов от власти.

Тактический характер отстаивания лагерем демократических сил идеи всевластия Советов отчетливо проявился в 1991-1993 гг., когда часть демократических организаций поддержала политику Президента России и выступила с идеей уничтожения советской власти. Другая же часть этого лагеря, хотя и выступила по тактическим соображениям на стороне Советов, не собиралась восстанавливать советскую организацию власти.

В противовес этому лагерю неокоммунистические организации, обозначившие себя в годы перестройки как консервативная оппозиция реформам, стремились к сохранению властных функций в руках КПСС и советского характера государственной власти. Очевидно, что такая позиция превратила их в 1991-1993 гг. в силу, сопротивляющуюся установлению нового государственного и общественного строя в России.

В условиях противостояния КПСС и Советов, лагеря демократических сил и неокоммунистов, течение, возглавляемое в годы перестройки М.С. Горбачевым, оказалось некой третьей силой. Способствуя процессу устранения КПСС от власти, центристы одновременно тормозили его, поскольку стремились не к слому структуры КПСС, а к ее модернизации. Инициировав процесс реформирования советской власти, центристские силы одновременно с этим не были сторонниками ее полной ликвидации. Тем самым они противодействовали возврату к прежним отношениям власти и одновременно тормозили формирование новых.

Зиновьев А.А. Гибель "империи зла". (Очерк российской трагедии) // Социологические исследования. 1994. № 10. С.72.

Как известно, механизм реализации власти посредством соответствующей кадровой политики начал формироваться сразу после прихода большевиков к власти и в годы гражданской войны. Л. Шапиро отмечает, что уже к 1923 г. была заложена основа для установления контроля партии над жизнью страны. «Усовершенствованная система контроля над распределением кадров позволяла центральному аппарату ставить на ключевые посты во всех партийных организациях верных и тщательно проверенных людей. Строгая партийная дисциплина обеспечивала как подчинение назначенных работников центру, так и подчинение этим последним рядовых членов местных партийных организаций. Наконец, партия установила свое господство над государственными учреждениями». (Шапиро Л. Указ. соч.

С. 369.) Направленные на соответствующий участок работы партийные кадры несли партийную ответственность за порученное дело, были обязаны осуществлять политику партии в своих организациях.

Некоторые авторы справедливо указывают на устойчивость этой созданной в 20-е гг. «системы номенклатур», а также на ее способность к регенерации, которая особенно отчетливо проявлялась в экстремальных для общества моментах: в годы репрессий и Великой Отечественной войны. В эти периоды, несмотря на потерю кадров, управление страной не было утеряно, властное поле «быстро и оперативно монтировалось и ремонтировалось». (Нефедов В.Н. Регенерирующие способности номенклатурного механизма // Горьковская область в Великой Отечественной войне:

взгляд через 50 лет. Материалы научно-практической конференции 18-апреля 1995 г. Нижний Новгород, 1995. Ч.2. С. 50-52.) 3 Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. М, 1987. Т.2. С.164.

Eklof B. Soviet Briefing: Gorbachev and the reform period. Boulder, S.Francisco and London: Westview Press, 1989. Р. 15-18.

В то же время нельзя не отметить, что в процессе «консолидации власти» в руках нового генерального секретаря, заметно лавирование Горбачева в вопросе о кадровых перестановках. Бросив «пробный камень» на апрельском пленуме, М.С. Горбачев, по всей видимости, вынужден был пойти на компромисс, о чем свидетельствует его речь на собрании актива Ленинградской партийной организации 17 мая 1985 г. В этой речи он обратил внимание на то, что «не должно быть никакого гонения на кадры. Это недопустимо». (Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т. 2. С. 222.) И далее: «Нельзя искусственно сдерживать приток новых сил, но в то же время, если человек располагает потенциалом, может работать в полную силу, приносит пользу, то он должен трудиться и получать от нас поддержку».

(Там же.) Несмотря на эти тактические маневры, стратегической оставалась идея серьезных кадровых перемен в партийном и государственном аппаратах. На правомерность такого вывода указывают воспоминания В.И. Воротникова, бывшего на этом этапе одним из доверенных лиц генерального секретаря. Согласно его мемуарам, М.С. Горбачев в разговоре с ним уже в середине июня 1985 г. заявил о необходимости серьезной кадровой перетряски, перетасовки кадров. (Воротников В.А. А было это так... Из дневника члена Политбюро ЦК КПСС. М., 1995. С. 69.) Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т.2. С.222-223.

Washington Post. 1988. May 18.

ГАНИ ОПД ПО, ф.100, оп. 65, д.24, л.4.

Там же. Д.24, л.5.

Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. М., 1987. Т.4. С.316-317.

Там же. С.320-321.

См.: Демократизация советского общества. М.,1989. С.277-278; Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т.4. С.320.

Аргументы и факты. 1987. № 4.

Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. Т.4. С.320.

Аргументы и факты. 1986. № 15.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.