WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 46 |

Обратим также внимание на то обстоятельство, что учреждение президентства привело к дальнейшему снижению роли Президиума Верховного Совета, начатое с введения поста Председателя Верховного Совета. Изменения, внесенные III Съездом народных депутатов в Конституцию, максимально уменьшили властные полномочия Президиума. Из органа, выполнявшего ранее функции «коллективного президента», он окончательно превратился в орган, координирующий работу парламента. Те властные функции, которые еще оставались за этим органом по закону 1 декабря 1988 г., в частности контроль за соблюдением Конституции, присвоение высших воинских званий, осуществление помилования, назначение и отзыв дипломатических представителей и т.п., были переданы теперь Президенту СССР.

За Президиумом закреплялись полномочия организации работы Верховного Совета, координации деятельности постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета, организация проведения всенародных обсуждений, проектов законов, а также ряд других распорядительных по своему характеру функций.

Закон «Об учреждении поста Президента СССР» внес также существенные изменения в статью, регламентирующую осуществление депутатами своих полномочий. Новая редакция статьи о полномочиях депутатов гласила: «Народные депутаты СССР вправе освобождаться от выполнения служебных или производственных обязанностей на срок, необходимый для осуществления депутатской деятельности на Съезде народных депутатов СССР, в Верховном Совете СССР, его палатах, комиссиях и комитетах, а также среди населения»253. Эти изме нения свидетельствуют о продолжении процесса превращения депутата в профессионального парламентария.

Обратим внимание, что и эта редакция статьи о депутатах не доводила до логического конца процесс превращения их в парламентариев. Во-первых, эмансипацию получили только депутаты СССР. Статья 104-я, касающаяся депутатов республиканских и местных Советов не была изменена, и, таким образом, изменения не носили характера всеобщности. Во-вторых, хотя «парламентское» состояние депутатов СССР несколько расширялось, формально они не освобождались от производственных обязанностей полностью. Следовательно, указанный процесс изменения статуса народного депутата не был завершен.

Последняя точка в этом процессе была поставлена несколько позже. В Конституции РФ, принятой в декабре 1993 г., была зафиксирована норма, согласно которой «депутаты Государственной Думы не могут находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности»254.

Таким образом, процесс превращения советской структуры в парламентскую не был в полной мере завершен с учреждением поста Президента СССР. Эта незавершенность проявлялась как в статусе депутата, так и в ряде других моментов. В связи с этим заметим, что продолжало сохраняться противоречие между очевидной тенденцией к разделению властей и сохранением полномочий Съезда народных депутатов СССР. Статья 108-я Конституции СССР закрепляла полновластие Съезда народных депутатов. Согласно ей, этот орган «правомочен принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению Союза ССР»255.

Введение поста президента требует также рассмотрения вопросов о влиянии нового института на власть КПСС в обществе и взаимоотношении этих институтов власти.

Как уже отмечалось, ослабление власти КПСС, связанное с установками XIX партконференции о разграничении функций партийных и государственных органов, а также с процессом делегитимизации КПСС, было одним из факторов, способствовавших учреждению президентского поста. Введение нового властного института логично вело к дальнейшему переделу власти между партией и государством в смысле дальнейшего сокращения влияния партии на общественные процессы и государственный аппарат. Этот вывод обосновывается рядом фактов.

Одним из очевидных последствий введения президентуры в указанном аспекте явился законодательный отказ КПСС от монопольного права на власть, закрепленного в 6-й статье Конституции СССР.

Февральский Пленум ЦК КПСС (1990 г.), одобривший идею введения президентского поста, согласился также и с предложением изменить 6-ю и 7-ю статьи Конституции СССР.

На характер связи между этими двумя решениями проливает свет выступление секретаря ЦК В.А. Медведева на III Съезде народных депутатов СССР. Выступая за введение института президентства, он отметил, что одновременное рассмотрение на Съезде вопросов о президенте и об изменении указанных статей Конституции - не случайное совпадение: «без сильной, дееспособной президентской власти отказ партии от своих нынешних функций может привести к анархии.

В то же время любые решения о власти Президента теряют смысл, если в Основном Законе сохранится запись о руководящей роли КПСС»256. И далее выступающий еще раз подчеркнул, что «передача власти от партии государству не тактический маневр, а стержневая линия партии»257.

Таким образом, главный идеолог КПСС не только отметил существенную связь между двумя предложенными законопроектами, но также обратил внимание на то обстоятельство, что введение поста президента способствует уменьшению влияния КПСС на государственную машину, позволяет продолжить процесс самоустранения КПСС от власти.

Избрание Генерального секретаря ЦК КПСС на пост Президента СССР в известной мере создавало иллюзию, что партия сохраняет свое положение в обществе, компенсирует потерю 6-й статьи Конституции проведением политики через «своего» Президента. Однако в цитированном выше выступлении этот тезис и связанные с ним опасения представителей демократической оппозиции опровергались.

«Вряд ли следует опасаться того,- отмечал Медведев,- что Президент- лидер партии будет связан по рукам и ногам партийной дисциплиной»258.

Такой подход в известной мере осуществился на практике. Ход событий после III Съезда народных депутатов показывает, что М.С.

Горбачев как Президент СССР получил относительную автономность от партийных решений и партийных органов. Более того, возглавляя одновременно партийный и государственный аппарат, он существенно поменял роль этих двух структур в разработке и принятии важных политических и государственных решений. Это проявлялось в том, что вопросы, которые раньше выносились на предварительное обсуждение в Политбюро и лишь после этого превращались в государственный акт, теперь стали рассматриваться непосредственно новыми институтами власти: Президентом и сформированными при нем Президентским Советом и Советом Федерации.

Эта тенденция «перетекания» власти от высшего органа партии к президенту стала проявляться сразу после выборов Президента СССР.

Например, подбор членов Президентского Совета осуществлялся исключительно Президентом без какого бы то ни было участия Политбюро. Впервые состав одного из важнейших государственных органов не согласовывался с партийной инстанцией259.

Не менее показателен и другой факт. Уже 14 апреля 1990 г. (через месяц после учреждения поста Президента) на совместном заседании Президентского Совета и Совета Федерации рассматривался вопрос «О программе перехода к регулируемой рыночной экономике в СССР». Примечательным является то, что этот архиважный вопрос дальнейшего развития советского общества не рассматривался предварительно на заседании Политбюро. И хотя отдельные члены этого органа присутствовали на заседании, их участие объяснялось тем, что они были членами либо Президентского Совета, либо Совета Федерации260.

Если в первое время после введения президентства выключение Политбюро ЦК из механизма принятия решений носило спорадический характер, то к XXVIII съезду КПСС эта практика стала постоянной. На это указывает и нарушение регулярности заседаний Политбюро. Так, судя по дневниковым записям Воротникова, перерыв между заседаниями к лету 1990 г. составлял 1,5 месяца261.

Все эти факты позволяют заключить, что наблюдалась устойчивая тенденция снижения роли Политбюро как органа, принимающего властные решения, посредством перемещения центра тяжести при их принятии в новые государственные органы.

Еще более отчетливо эта тенденция проявилась после XXVIII съезда КПСС, на котором был изменен принцип формирования Политбюро: его членами становились руководители республиканских отрядов КПСС, а также некоторые секретари ЦК. В то же время, председатель Совета Министров, министр обороны, председатель КГБ и другие носители высших государственных постов не вошли в этот орган. Тем самым существенно изменилась роль Политбюро как властного органа: высшая партийная и государственная власти более не смыкались в этом институте.

В связи с анализом процесса передела власти между КПСС и государственными органами после появления института президента важно обратить внимание и на другую тенденцию - использование структуры КПСС в качестве структуры президентской власти. Этот феномен объясняется, с нашей точки зрения, тем, что президентская власть в СССР была верхушечным образованием, не имела своей целостной структуры, которая доводила бы властное решение, принятое Президентом, до каждой клеточки общественного организма и превращала бы его в реальное действие.

Попытки сформировать собственную целостную структуру президентской власти предпринимались неоднократно на протяжении 1990-1991 гг. Например, высказывалась идея создания институтов наместников (представителей) президента в регионах страны, которая, однако, не получила дальнейшего развития262.

Другая попытка достроить президентскую структуру власти сверху донизу отчетливо прослеживается в конце 1990 г. Выступая в ноябре на XXVIII конференции Московской партийной организации, Горбачев заметил, что одна из причин распространившегося паралича власти заключается в недостаточно четком разделении функций при создании поста Президента: «Мы его (институт президентства. - Д.К.) как бы встроили в существующую структуру, не затрагивая другие звенья власти. Получился параллелизм, дублирование, неясность, мешанина»263. Выход из этого Президент СССР видел в четком разделении властей, при котором «выборные органы... определяют линию, ставят цели, а дальше - дело исполнительной власти. И пусть никто не командует и не мешает»264.

В соответствии с этими идеями на IV съезде народных депутатов СССР было принято решение о превращении Совета Министров в исполнительный аппарат президентской власти. Был создан институт вице-президентства и Совет Безопасности при Президенте.

Эти изменения, как нам представляется, не привели к усилению власти президента, ибо главное условие - создание целостной, жест кой структуры, способной реализовывать президентские решения - не было выполнено. Президентская власть так и осталась крышей здания без фундамента, ибо Совет Министров (преобразованный в Кабинет Министров) в условиях атомизации советской структуры, парада суверенитетов, войны законов объективно не был способен выполнять роль такой структуры.

Вывод об отсутствии у института президента своей структуры реализации власти в то же время не означает, что у него вообще не было никакой возможности реализовывать эту власть. Особенность переходного периода заключалась в том, что президентская власть приспособила для своих нужд структуру КПСС. В силу своего тоталитарного прошлого, КПСС обладала структурой, которая пронизывала все ячейки общества, хотя следует учесть, что к этому времени она находилась в стадии разрушения. Такая привязка КПСС к президентской власти была удобна и в том плане, что Президент одновременно выполняет функции генсека. Кроме того, осуществление президентских решений в некоторой степени компенсировало партийным комитетам те функции, которых они лишились в ходе реформирования политической системы.

Данный тезис можно проиллюстрировать рядом фактов.

Выступая на сессии Верховного Совета 17 ноября 1990 г., М.С.

Горбачев предложил программу политической, экономической и правовой стабилизации общества. В соответствии с этим выступлением в ЦК союзных республик, рескомы, обкомы партии было разослано письмо Секретариата ЦК КПСС «О поддержке программы Президента СССР»265.

В письме отмечалось, что «выдвинутая Президентом программа... полностью согласуется с позицией Политбюро ЦК КПСС»266, в соответствии с чем партийным комитетам предлагалось «незамедлительно провести общественно-политические акции в поддержку Программы Президента СССР (собрания, активы, митинги)... Резолюции, принимаемые на этих мероприятиях, адресовать органам Советской власти на местах, республиканским Верховным Советам, Верховному Совету СССР, депутатам Советов всех уровней, средствам массовой информации».

Важным элементом деятельности партийных органов на местах по реализации программы Президента признавалось «инициативное участие в укреплении правопорядка, обеспечении конкретных мер по борьбе с преступностью,... содействие налаживанию контроля за имеющимися и поступающими продуктами и товарами»267. Особо подчеркивалась задача партийных организаций и их комитетов «всемерно поддерживать на переходном этапе сохранение хозяйственных связей, бесперебойную работу транспорта и энергетики»268. Они обязаны были осуществлять эту линию через свои фракции в Советах народных депутатов, а также прямо через трудовые коллективы.

В качестве еще одного примера, иллюстрирующего тезис об использовании президентской ветвью власти партийной структуры, рассмотрим механизм осуществления указа Президента СССР от 30 ноября 1990 г. «Об усилении рабочего контроля с целью наведения порядка в хранении, транспортировке и торговле продовольствием и товарами народного потребления».

Этот указ подразумевал, что в связи с тревожной ситуацией, сложившейся на потребительском рынке, массовыми злоупотреблениями в торговле, системе снабжения товарами устанавливается «строжайший рабочий контроль» за продвижением товаров народного потребления на всем пути от производителя до потребителя «для пресечения укрытия товаров, их порчи, хищений и спекуляции»269. В связи с этим указ требовал в десятидневный срок провести собрания представителей трудовых коллективов с целью избрания городских и районных комитетов рабочего контроля. Эти органы, согласно цитируемому документу, получали права проверки предприятий, баз, складов, торговых учреждений и кооперативов. Указ требовал от Советов всех уровней, а также от органов Министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности обеспечить взаимодействие правоохранительных учреждений и комитетов рабочего контроля.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.