WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 46 |

Правомерность этого тезиса вызывает сомнения. Резолюции ХIХ партконференции о политической реформе советского общества вряд ли можно рассматривать таким образом. Увеличение сроков выполнения депутатских обязанностей, заложенное в законе 1 декабря г., идея о необходимости уменьшения количественного состава Советов231, тенденция к превращению Советов в профессиональные парламентские учреждения (хотя и недостаточно четко проявившаяся на этом этапе), а также другие факты свидетельствуют о совсем иных процессах и тенденциях, которые вряд ли работали на восстановление «двойственной природы» советской власти.

Не выдерживает критики и еще одна идея, высказанная С.И. Поповым. Как следует из его исследования, решения ХIХ партконференции возвращали Советам еще одну их родовую черту - роль «работающих корпораций». Такой вывод автор объяснял тем обстоятельством, что «отныне депутатство становится постоянной законодательной, управленческой, контрольной работой»232. Такой вывод, с нашей точки зрения, как противоречил существовавшей тенденции развития властных институтов в советском обществе, так искажал и само понятие «работающей корпорации».

Как известно, данное понятие было введено в научный оборот К.

Марксом и использовалось им применительно к Парижской Коммуне.

Характеризуя в работе «Гражданская война во Франции» сущность Коммуны как властного органа, Маркс отмечал, что «Коммуна образовалась из выбранных всеобщим избирательным правом по различным округам Парижа городских гласных. Они были ответственны и в любое время сменяемы. Большинство их состояло, само собой разумеется, из рабочих или признанных представителей рабочего класса.

Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы» 233 (курсив мой. - Д.К.).

Расшифровывая далее эту мысль, Маркс отмечал, что Коммуна сосредоточила в себе все управленческие функции: «Полиция, до сих пор бывшая орудием центрального правительства, была немедленно лишена всех своих политических функций и превращена в ответственный орган Коммуны, сменяемый в любое время. То же самое- чиновники всех остальных отраслей управления... Судейские чины потеряли свою кажущуюся независимость... как и прочие должностные лица общества, они должны были впредь избираться открыто, быть ответственными и сменяемыми»234.

Как видно из приведенной цитаты, идея «работающей корпорации», по Марксу, включала синкретичность властных полномочий, подотчетность и сменяемость в любое время любых должностных лиц, уничтожение парламентаризма как такового. Анализ Тезисов ЦК КПСС к XIX партконференции, материалов самой конференции, законов 1 декабря 1988 г., 4 августа 1989 г. дает возможность заключить, что реформирование советской структуры не вело к превращению Советов в «работающую корпорацию». Напротив, концепция “работающей корпорации” была противоположна как по существу, так и по социальному наполнению и направленности существовавшей в годы перестройки тенденции формирования системы разделения властей.

В работах ряда ученых в годы перестройки тенденция к разделению властей признавалась и приветствовалась. Так, статья Ф.М. Бурлацкого, опубликованная еще до начала XIX партийной конференции235, символично называлась «О советском парламентаризме». Анализируя различные положения Тезисов ЦК КПСС и признавая этот документ в целом «фундаментальной платформой демократизации страны», Бурлацкий отметил половинчатость заложенных в нем положений о реформировании советской структуры. С его точки зрения, провозглашенный в тезисах принцип разделения функций «следовало бы продолжить, сформулировав принципы разделения власти, функций и прав принятия политических решений между различными институтами нашей политической системы» 236. Подобную мысль несколько ранее высказала Л. Швецова237.

В отличие от цитированной выше работы Корельского, в которой была предпринята не совсем удачная попытка развести принцип разделения властей и решения XIX партконференции, в статьях Ф.М.

Бурлацкого и Л. Швецовой высказывалась идея о целесообразности перенесения этого принципа на советскую систему власти. Например, Бурлацкий отмечал: «Напрасно были отброшены идеи великих революционных демократов прошлого о разделении законодательной, исполнительной, судебной власти... Нужно закрепить за каждым политическим институтом- Верховный Совет СССР, Президент, включая Конституционный Суд- право принятия самостоятельных и окончательных решений в пределах своих полномочий»238.

Обратим внимание, что ни в Тезисах ЦК КПСС к XIX Всесоюзной партийной конференции, ни в документах самой конференции и законе 1 декабря 1988 г. проблема формирования независимых ветвей власти еще не ставилась, как не шла в них речь о введении постов Президента и института Конституционного суда. Приведенная выше цитата показывает, что часть исследователей осознавала и верно прогнозировала тенденцию общественного развития и тот конечный результат, который должен быть достигнут в результате реформирования советской структуры.

Как следует из контекста цитированной выше мысли Ф.М. Бурлацкого, автор справедливо связывал новые функции Верховного Совета СССР с тенденцией превращения его в настоящий парламент, а введение поста Председателя Верховного Совета СССР - с тенденцией формирования президентской структуры. Верно была понята тенденция на создание независимой судебной власти.

Следующим важным шагом, способствовавшим изменению сущности советской системы власти, стало появление поста Президента СССР, а вслед за ним и постов президентов республик. Этот шаг был логичным продолжением того реформирования политической системы, которое имело место после принятия резолюций XIX партийной конференции. Появление института президентства и связанные с ним подвижки во властной структуре и властеотношениях были обусловлены рядом причин.

Во-первых, неполнота, половинчатость предпринятых после партконференции реформ политической системы создавали основу для дальнейшего реформирования властных отношений. Как отмечал Ф.М. Бурлацкий, суммируя мнения участников I Съезда народных депутатов СССР, «надо вдохнуть в политические институты их реальный смысл: парламент должен стать парламентом, депутат - парламентарием, Председатель Верховного Совета СССР - Председателем Советского Союза (президентом), Федерация- Федерацией, Республика - Республикой, гражданин - гражданином, а Конституция - действительно Конституцией»239.

Во-вторых, появление поста президента в известной степени объясняется той социально-экономической и политической ситуацией, которая сложилась к началу 1990 г. Она характеризовалась усилением тенденции устранения КПСС от власти, ослаблением механизма реализации власти Советов.

В проекте Платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду отмечалось, что необходимость введения нового института власти «диктуется потребностью в поддержании стабильного развития страны, придании большей динамики перестройке и закреплении гарантий ее необратимости, обеспечении нормального и эффективного функционирования всех государственных и общественных институтов в процессе демократизации, законности и безопасности граждан, в защите интересов СССР и представительстве нашего государства на международной Примечание [ДК2]: с арене»240. Как следует из контекста документа, фактор ослабления управления общественными процессами вследствие развития указанных тенденций в отношениях власти занимал не последнее место в процессе принятия решения о введении нового института власти.

О правомерности такого вывода свидетельствуют и дневниковые записи В.И. Воротникова, отметившего, что впервые выступая на Политбюро 29 января 1990 г. с предложением ввести пост Президента СССР, М.С. Горбачев также использовал тезис о падении управляемости экономическими и социальными процессами241. Этот тезис присутствовал и в первой речи Горбачева в качестве Президента СССР242.

Связь между процессом устранения КПСС от власти и введением поста Президента СССР прослеживается и по другим источникам.

Так, в интервью «Правде» Председатель Совета Министров РСФСР А.В. Власов отметил: «В условиях, когда по существу прекращается непосредственное воздействие ЦК КПСС на принятие государственных и правительственных решений, фактически возник известный “вакуум власти”... Всей логикой демократического процесса мы подведены к необходимости создать пост главы Советского государства, наделенного достаточными властными полномочиями»243. Подобные аргументы в пользу введения президентства высказывались другими политическими, общественными деятелями244.

Необходимость преобразований институтов власти мотивировалась и другими факторами. В статье доктора юридических наук Г.Атаманчука отмечалось, что в условиях плюрализма мнений и дифференциации социальных интересов создание института президента становится жизненной необходимостью. Ф. Бурлацкий мотивировал необходимость введения президентства факторами, вынесенными в заглавие его статьи в «Литературной газете» - «Безопасность и смелые реформы»246.

Введение поста президента придавало тенденции разделения властей относительную целостность и завершенность, на что указывал проект Платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду, в котором содержалась идея введения нового поста247. Обратим также внимание на выступление Председателя Комитета конституционного надзора С.

Алексеева на III Съезде народных депутатов СССР. В нем, в частности, отмечалось: «Идея разделения властей - это как раз великая идея, которая сможет организовать государственную власть. Только тогда организованная, структурированная государственная власть начинает обретать силу,...когда главные ее подразделения- судебная, исполнительная и законодательная власть взаимно уравновешены. А для этого необходима президентская форма правления»248. На тот факт, что появление института президента завершает реальное разделение властей, указывали и другие политические деятели249.

В связи с появлением нового властного института произошло перераспределение властных полномочий между высшими государственными органами. По закону «Об учреждении поста Президента СССР и внесении соответствующих изменений и дополнений в Конституцию (Основной Закон) СССР», принятому III Съездом народных депутатов, президенту присваивались полномочия главы государства с правом издания указов. Он становился «гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и Законов СССР» (ст. 127).

Одним из важнейших функций Президента СССР становилось обеспечение взаимодействия «высших органов государственной власти и управления»250.

Если анализировать полномочия, предоставленные президенту, то становится очевидным, что новый институт власти концентрировал те функции, которые ранее законом 1 декабря 1988 г. делегировались Председателю Верховного Совета СССР. В этом смысле учрежденный в 1988 г. пост Председателя, как и отмечалось выше, можно рассматривать как шаг на пути к президентуре.

Кроме того, введение нового поста разрешало противоречие, существовавшее в функциях Председателя Верховного Совета. Это противоречие состояло в том, что закон 1 декабря 1988 г. наделял Председателя полномочиями нескольких видов. С одной стороны, он исполнял функции, близкие к президентским: представлял для утверждения или избрания на должность лиц государственного аппарата, представлял страну в международных делах, подписывал междуна родные соглашения и т.п. С другой стороны, Председатель осуществлял руководство подготовкой Съездов народных депутатов и сессий Верховного Совета, а также часто вынужден был вести их заседания.

Таким образом, пост Председателя Верховного Совета в известной мере сохранял родовые черты советской организации власти. Как нам представляется, указанное смешение функций в лице Председателя имело закономерный характер, ибо отражало переходное состояние системы государственной власти в стране.

Учреждение поста Президента снимало это противоречие. По Закону «Об учреждении поста Президента СССР...» полномочия Председателя Верховного Совета были значительно урезаны за счет «перетекания» большинства его функций Президенту. За Председателем оставалось лишь руководство Президиумом Верховного Совета (ст. 118), право законодательной инициативы (ст.114). Сохранялись его полномочия также в вопросе издания постановлений о созыве сессий Верховного Совета251.

Такое сужение полномочий и специфика сохраненных за Председателем Верховного Совета функций позволяют утверждать, что этот пост превращался в институт спикера парламента. Таким образом, учрежденный в 1988 г. пост послужил основой для формирования сразу двух институтов новой структуры власти. Попутно заметим, что этот факт еще раз свидетельствует о синкретичности властных полномочий в советской структуре.

Учреждение президентуры еще более усиливало тенденцию превращения Верховного Совета в парламент. Это соответствовало курсу, взятому на XIX партийной конференции, и обуславливалось передачей ряда властных функций от Верховного Совета Президенту СССР.

Например, наделение президента полномочиями принимать меры по охране суверенитета страны позволило освободить от аналогичных обязанностей Верховный Совет (из Конституции была исключена статья, по которой Верховный Совет обладал полномочиями образовывать Совет обороны, утверждать его состав, назначать и сменять высшие чины Вооруженных Сил252). Были урезаны права Верховного Совета по контролю за соблюдением Конституции СССР, а также упразднены некоторые другие полномочия.

Дальнейшее превращение Верховного Совета в парламентскую структуру было зафиксировано в новой редакции статьи 111-й Конституции СССР, принятой III Съездом. Если в редакции 1988 г. этот орган признавался «постоянно действующим законодательным, распорядительным и контрольным органом государственной власти СССР», то в новой редакции он лишался распорядительной функции.

И хотя в новом варианте статьи значилось, что Верховный Совет есть «законодательный и контрольный орган», представляется очевидным, что с введением поста Президента, который получал право контроля над правительством и над исполнением Конституции и т.п., аналогичные полномочия Верховного Совета урезались. По сути, за Верховным Советом оставалась именно законодательная функция и лишь в связи с ней - функция контроля. Этот факт позволяет сделать вывод о том, что процесс формирования парламентского института с введением поста Президента СССР был относительно завершен.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.