WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |

С первых часов существования стачечных комитетов обозначилась тенденция присвоения ими ряда властных функций. Источником власти для комитетов являлась горняцкая масса и поддерживающее их население. В отличие от других местных органов власти, стачечные комитеты в первое время своего существования пользовались значительным доверием и поддержкой населения. Так, по данным исследования общественного мнения, проведенного ВЦИОМ в регионах забастовок сразу после их окончания летом 1989 г., следует, что 80% опрашиваемых доверяли стачкомам и только 11% - традиционным властным структурам и 12% народным депутатам178.

Отметим лишь некоторые проявления власти стачкомов.

Как правило, одним из первых действий подобных комитетов в Кузбассе, Донбассе, Воркуте было закрытие виноводочных магазинов.

В ряде мест по указанию стачкомов рабочие отряды следили за ввозом в населенные пункты спиртных напитков. В Воркуте по распоряжению стачкома проводились рейды по магазинам и базам с целью выявления сокрытых дефицитных товаров179.

Рабочие отряды по поручению комитетов осуществляли охрану общественного порядка как в местах проведения митингов шахтеров, так и в целом в населенных пунктах. При этом милиция либо была парализована в своих действиях либо была вынуждена работать в тесном контакте с этими отрядами. В ряде случаев рабочие отряды выполняли и функции следственных органов: за время проведения забастовки 1989 г. им удалось раскрыть несколько преступных группировок, занимавшихся квартирными кражами180.

По данным управления внутренних дел Кемеровской области, за время проведения забастовки в Междуреченске уровень преступности снизился на 31,4% 181. Борьба стачкомов и рабочих отрядов при них с пьянством привела к тому, что численность поступивших в медвытрезвитель г. Прокопьевска в дни забастовки снизилась в 10 раз182.

Пресса того времени справедливо отмечала, что именно благодаря деятельности стачкомов забастовки не вылились в кровавые эксцессы183.

Наряду с функциями охраны общественного порядка стачком брал на себя и выполнение других властных полномочий. Нередко эти органы выступали в роли администраторов производства. Именно по их распоряжениям осуществлялась поддержка всех систем жизнеобеспечения и функционирования шахт. В Междуреченске стачечный комитет обязал директоров шахт и предприятий города обеспечить безопасность и сохранность рабочих мест. Фактически во время забастовки директорский корпус города был вынужден выполнять указания, исходящие от стачкома184. По решению стачечных комитетов отгрузка угля потребителям во всех угольных бассейнах была прекращена. В горняцких поселках Донбасса в экстренных случаях отправка угля металлургическим комбинатам осуществлялась по решению стачкома185. Такое же решение приняли стачкомы Кузбасса186.

Газета «Комсомолец Кузбасса» констатировала: «Все неработающие и работающие предприятия подчинялись только стачкому, порядок на улицах поддерживали пикеты рабочих... Своей властью комитеты должны были не только запрещать работать целым предприятиям, но и запрещать не работать, что в условиях забастовки вдвойне сложно»187. Так, по распоряжению стачкома Прокопьевска после одного дня забастовки была возобновлена работа предприятий оборонного комплекса188.

После прекращения летних забастовок 1989 г. стачечные комитеты продолжали функционировать, преобразовавшись в рабочие комитеты. В Кузбассе подобная эволюция имела место вопреки подписанному региональным забастовочным комитетом и комиссией ЦК КПСС протоколу, согласно которому органы самоуправления рабочих должны были самоликвидироваться к 1 августа 1989 г.

Рабочие комитеты взяли на себя контроль за реализацией правительственных обещаний189. В то же время они продолжали выполнять и некоторые функции местных органов управления: выступали в роли арбитров в спорах между различными учреждениями, способствовали решению насущных проблем обеспечения населения товарами, жильем и т.д. О том, что рабочие комитеты обладали определенным авторитетом и властью, можно судить по тому факту, что поток писем и жалоб граждан, обычно адресовавшийся партийным органам и Советам, в значительной мере стал направляться в рабкомы.

В свете того, что стачкомы присваивали часть властных функций, представляет интерес проблема их взаимоотношений с «традиционными» институтами власти. В ходе забастовки партийные комитеты, Советы народных депутатов и другие институты были сохранены.

В то же время их реальная власть была предельно ослаблена. Как при знавал председатель Кемеровского облисполкома, в результате деятельности стачкомов в области сложилось двоевластие190.

В отношении к традиционным властным институтам стачкомы проводили тактику контроля. Член бюро городского рабочего комитета Прокопьевска М.П.Анохин впоследствии так комментировал эту тактику: «Мы думали: сможем ли мы, ликвидировав горисполком, взять его функции на себя А потом поняли: этого и ненужно. Самоубийственно ломать уже наработанную структуру. Ее просто надо поставить под контроль»191. Не выступая против Советов как органов власти, стачкомы выдвигали требование их досрочных перевыборов.

Это требование выдвигалось как в 1989 г., так и в ходе летних забастовок 1990 г.192 В свете рассматриваемых взаимоотношений стачкомов с традиционными органами власти примечательным является тот факт, что в их состав иногда включались представители администрации шахт, секретари партийных комитетов193.

Преобразование стачкомов в рабочие комитеты в условиях прекращения забастовок вновь обострило проблему взаимоотношений формирующихся органов с советскими и партийными институтами.

В ряде мест преобладающей стала тенденция самоустранения рабочих комитетов от власти. Так, Кемеровский городской забастовочный комитет фактически ограничил свою компетенцию контролем за выполнением соглашений с правительством. Он принял обращение к трудовым коллективам, в котором объявлял себя “объединением прогрессивно настроенных трудящихся, которые проводят... единую линию через парткомы, профкомы, Советы трудовых коллективов, добиваются реализации протокола в каждом коллективе”194. Еще более определенно высказались представители стачкома Прокопьевска (Кузбасс) : “Мы в политику не вмешиваемся. Стачком не ставит вопрос о передаче ему власти в городе”195.

Вместе с тем существовала и противоположная тенденция к расширению властных полномочий рабочих комитетов. При создании Союза рабочих Кузбасса представитель Карагандинского областного рабкома предлагал включить в устав создаваемого органа пункт, согласно которому Союз заявлял о том, что «обладает реальной политической властью». Под этим подразумевалось установление власти над Советами: Советы должны были выполнять ту программу, которую разрабатывал бы Союз рабочих и лишь при условии выполнения Советами указанной программы эта власть превращалась бы в простой контроль за деятельностью Советов. В этом случае, за рабочими комитетами предполагалось сохранить право «употребить власть» в случае отклонения депутатов от реализации нужной линии196.

Эта концепция не нашла поддержки на III конференции рабочих комитетов Кузбасса (1989 г.). Большинство ее участников высказалось в пользу резолюции, одобряющей дальнейшую демократизацию Советов и заявляющую об отказе создаваемого органа рабочих от какихлибо претензий на власть197.

Отказ стачечных комитетов от власти был запрограммирован с момента их появления как особенностями политических установок стачкомов, так и в целом рабочего движения 1989-1991 гг.

Такой вывод обусловлен тем, что в годы перестройки рабочее движение изначально ограничивалось узкими целями, воплощенными в согласительном протоколе с правительством. Кроме того, большое значение имело то обстоятельство, что рабочее движение не имело четко продуманной стратегии: в требованиях и действиях шахтеров сосуществовали как рыночные, антикоммунистические тенденции, усилившиеся в 1990-1991 гг., так и антирыночные198. Очевидно, что это также не могло способствовать выработке ясных представлений в среде рабочего движения о роли стачкомов как органах власти. А отсюда стачкомы, как правило, выполняли властные функции вынужденно, в силу сложившихся обстоятельств. В результате стачкомы так и не перешагнули локальных рамок. Являясь зародышами органов власти рабочего класса на местах, они оказались силой, способствовавшей департизации и десоветизации общества, формированию основ рыночной экономики, упрочению позиций демократических сил в органах власти199.

Во многом такие результаты объясняются отсутствием у рабочего движения собственной рабочей партии, способной сфокусировать экономические и политические интересы рабочих, выработать четкую стратегию и тактику, в том числе и по вопросу о сути, роли и будущем забастовочных комитетов.

Еще одной альтернативой существовавшим органам власти стали различного рода национальные организации, которые брали на себя выполнение властных функций.

Такую роль выполнял, в частности, Съезд полномочных представителей населения Нагорного Карабаха и образованный им Национальный Совет. Появление этих органов было вызвано расширением межнационального конфликта между Арменией и Азербайджаном за обладание Нагорным Карабахом. Съезд полномочных представителей населения Нагорного Карабаха, собравшийся в середине августа г. в Степанакерте и представляющий интересы армянской части населения области, признал незаконным создание Президиумом Верховного Совета СССР Комитета особого управления НКАО200. В декларации, принятой съездом, отмечалось: «Введение особой формы управления, лишение НКАО областного комитета партии и областного Совета народных депутатов фактически узурпировало и без того ничтожные права автономного образования... Комитет особого управления не в состоянии управлять областью, народ находится на грани физического и нервного напряжения»201.

Отказав Комитету особого управления в легитимности, Съезд представителей провозгласил себя органом власти на территории автономии. Съезд также принял Регламент - документ, который позволяет более детально рассмотреть функции новых институтов власти.

В этом документе Съезд объявлял себя высшим органом власти на территории НКАО. «Съезд рассматривает и решает все вопросы, отнесенные к компетенции обкома партии и областного Совета народных депутатов в части руководства рай(гор)комами партии, рай(гор) Советами народных депутатов. Эти полномочия съезда признаны решениями пленумов рай(гор)комов партии и сессий рай(гор) Советов»202. Съезд также избрал Национальный Совет, наделив его полномочиями руководства всеми сферами жизни общества на период между съездами203.

Решения, принятые Съездом полномочных представителей населения Нагорного Карабаха, позволяют сделать вывод, что был сформирована новая альтернативная властная структура. Этот вывод основывается на том факте, что Съезд и Национальный Комитет противопоставляли себя Комитету особого управления, созданного по решению союзного органа государственной власти и который, по мнению делегатов съезда представителей, отражал «незаконные притязания Азербайджана»204. Кроме того, своими притязаниями на власть новые органы противоречили постановлениям Верховного Совета СССР, его Президиума по Нагорному Карабаху, а также законодательству Союза.

Обратим внимание, что альтернативность этих органов, как и в случае со стачечными комитетами, была относительной. Во-первых, полномочия Национального Совета как постоянно действующего органа государственной власти признавались временными. В Регламенте оговаривалось, что в случае восстановления функций обкома партии и областного Совета народных депутатов и при условии их вывода из подчинения республиканских органов Азербайджана, Национальный Совет прекратит свое существование205. И хотя роспуск самого съезда не оговаривался, эта мера указывает на относительную альтернативность сформировавшейся властной структуры.

Во-вторых, партийные комитеты и Советы не распускались, а включались в единую структуру власти, центральным звеном которой становился Съезд полномочных представителей населения Нагорного Карабаха и его рабочие органы. В документах, принятых съездом, неоднократно подчеркивалось, что съезд и Национальный Совет берут власть согласно решениям местных партийных комитетов и Советов народных депутатов206.

Кроме того, Национальный Совет провозглашался единым органом коммунистов и беспартийных, который действует в рамках советских законов и норм партийной жизни207. Поскольку новые органы соединяли в себе партийную и советскую власть, то был разработан механизм принятия партийных решений Национальным Советом. В Регламенте было зафиксировано отдельным пунктом, что при принятии съездом или Национальным Советом НКАО либо его Президиумом постановлений по вопросам партийной жизни в голосовании принимают участие только члены КПСС208.

Вторая статья Регламента провозглашала, что в своей деятельности съезд руководствуется Конституцией СССР и Уставом КПСС, законами Союза СССР, постановлениями ЦК КПСС и Правительства СССР209. В качестве символа государственной власти на территории Нагорного Карабаха был принят государственный флаг СССР210.

Кроме того, по форме организации Съезд и его органы в значительной степени повторял советскую форму власти. В частности, предусматривался отзыв делегата Съезда той организацией, которая выдвигала его кандидатуру простым большинством голосов211.

§ 2. Реформирование системы государственной власти Наряду с описанным выше процессом разложения прежней системы власти, который сопровождался изменением взаимоотношений КПСС с другими властными институтами, перемещением власти от партии к Советам, противопоставлением советской структуры партийным органам, появлением альтернативных институтов, исполняющих ряд властных функций, на эволюцию отношений власти в период перестройки большое влияние оказывала также тенденция реформирования советской структуры в парламентскую.

Обратим внимание на некоторые аспекты влияния этой тенденции на процесс разложения прежней системы власти и формирование новой.

Начало процесса парламентаризации указанной структуры, по всей видимости, можно отнести к первой половине 1988 г. Именно в это время получили развитие идеи реформирования советской структуры, наиболее отчетливо выраженные в Тезисах к XIX Всесоюзной партийной конференции, а затем в резолюциях партконференции.

Уже в этих документах отчетливо прослеживается тенденция изменения сущности Советов, проявлявшаяся как тенденция к разделению властей на законодательную, исполнительную, судебную.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.