WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 46 |

С другой стороны, обратим внимание на то, что в условиях командно-административной системы именно КПСС обладала всепронизывающей структурой, доходя до низовой ячейки общества - трудового коллектива. Ни один другой институт советского общества (в том числе сами Советы) такой структурой не обладал. Кроме того компартия концентрировала в своих руках кадровые назначения на все сколько-нибудь важные государственные и хозяйственные должно сти. Вследствие этих факторов именно компартия становилась силой, способной организовать выполнение тех властных решений, которые принимали Советы как органы государственной власти159. Другими словами, КПСС в указанном смысле представляла собой важную часть механизма реализации советской власти. Обратим внимание, что даже на первом этапе перестройки, как показывают источники, совместные партийно-советско-хозяйственные решения имели больший авторитет и возможность для реализации, чем решения советских органов160.

Косвенно на справедливость этого тезиса о характере взаимоотношений КПСС и Советов указывает предложение о слиянии Советов с партийными комитетами на местах161.

Подводя итог, еще раз зафиксируем, что КПСС в доперестроечный период действительно подминала советскую власть и присваивала себе ряд ее функций, но она также была необходима Советам как структура, посредством которой решения советских органов находили свое воплощение. Отсюда становится понятным, почему ни одна из многократно предпринимавшихся попыток разграничить компетенцию советских и партийных органов, имевших место в различные периоды советской истории, так и не увенчалась успехом.

Развивая тезис о характере взаимоотношений КПСС и Советов далее, можно сделать следующее заключение: поскольку Советы были тесным образом связаны с КПСС и зависимы от нее в указанном смысле, то соответственно и устранение партии от власти и последующая ее ликвидация обусловили нарушение механизма реализации властных решений Советов, дальнейшее снижение авторитета этих органов и последующую их гибель.

Этот теоретический вывод находит свое подтверждение на историческом материале периода реформирования политической системы советского общества в 1988-1991 гг. На правомерность такого вывода указывают тенденции во взаимоотношениях Советов и хозяйственных руководителей в период 1988-1991 гг.

Обратим внимание на анализ взаимоотношений Совета и директорского корпуса, сделанный председателем исполкома Ленинского райсовета г. Перми Н.И. Малышевым в выступлении в июне 1989 г.:

«В руках исполкома пока нет инструмента, с помощью которого можно заставить того или иного руководителя подчиниться воле народных избранников. Хозяйственники практически стоят над требованиями полновластия Советов»162 (курсив мой. - Д.К.). Особый интерес в данном контексте вызывает предложенный оратором выход из этого положения. «С подобным мириться нельзя,- заявил он.- Я думаю, правильно сделает бюро райкома партии,... разберется и строго спросит с тех руководителей, кто не выполняет или не хочет выполнять решение местного органа»163.

Эта просьба к партийному органу обнаруживает неспособность Советов подчинить руководителей предприятий своей воле и, с другой стороны, раскрывает истинную роль КПСС как структуры, реализующей решения советской власти. Если раньше КПСС обладала такой властью над директорским корпусом, которая приводила в движение как партийные решения, так и советские, то после изменения кадровой политики партии и внедрения института выборности хозяйственник получил независимость, что сопровождалось фактической ликвидацией системы номенклатуры. Таким образом, влияние партийных органов на директорский корпус было значительно ослаблено, в результате чего местные Советы оказались еще более беззащитными перед лицом хозяйственника, чем это было при всевластии КПСС. Ирония истории состояла в том, что осуществление лозунга «Вся власть Советам» на деле ослабляло Советы, что связано с отсутствием у них собственного четкого механизма реализации властных решений и разрушением старого механизма, включающего использование партийной структуры.

Обратим внимание на еще один фактор, оказавший существенное влияние на ослабление советской власти в указанный период.

Идеологическое размежевание общества, имевшее место в годы перестройки, отражалось и на работе Советов. В условиях быстрой политизации общества состав Советов, выбранных в 1990 г., был также политизирован и представлял собою, как правило, конгломерат различных политических сил. Другими словами, депутатский корпус был весьма пестрым с точки зрения политических ориентаций депутатов. Это было характерно как для Советов, в которых победу одержали представители КПСС, так и для Советов, большинство в которых принадлежало силам, оппозиционным КПСС. Как уже отмечалось в данной работе, позиции депутатов членов КПСС далеко не всегда совпадали с позицией этой организации. С другой стороны, демократический лагерь также не был гомогенным образованием. Такая расстановка сил находила своеобразное отражение в деятельности Советов различных уровней.

Представляется обоснованным вывод, сделанный председателем Ленсовета А.Собчаком при анализе деятельности Советов после выборов 1990 г. В частности, он констатировал: «В наших Советах, по сути, столько партий, сколько и депутатов. Деление на фракции носит чисто условный, психологический характер. Фракции у нас текучи, они могут изменяться на ходу, могут спонтанно не выполнять собственные решения и обещания. Значит, даже небольшая активная группа способна блокировать принятие решений»164. Подобная тенденция была характерна для Верховного Совета РСФСР, Моссовета, Ленсовета, горсовета Свердловска, ряда Советов Украины и др. Очевидно, что политическое противостояние в Советах затрудняло принятие ими решений и реализацию этих решений, зачастую превращало работу Советов в «бесплодную говорильню». Эта особенность переходного состояния Советов и их депутатского корпуса сыграла важную роль в делегитимизации самих Советов и способствовала относительно безболезненной ликвидации советской системы власти осенью 1993 г.

Процессы постепенного устранения КПСС от власти и переход части Советов на оппозиционные КПСС позиции делали властное поле достаточно пестрым. Это проявлялось не только в противостоянии демократических Советов и партийных комитетов, но также и в ряде других явлений: атомизации советской структуры, «войне законов», «параде суверенитетов», появлении альтернативных органов власти.

Под атомизацией советской структуры в данном случае подразумевается неподчинение нижестоящих Советов тем решениям, которые принимали Советы более высокой инстанции или какие-либо другие вышестоящие властные органы. Развитие этого явления, очевидно, также связано с тенденцией эрозии власти КПСС и разрушением механизма реализации Советской власти. Кроме того, победа демократических сил на выборах в республиканские и местные Советы в г. разрушила монопольное господство КПСС в Советах, которое в известном смысле являлось элементом, скрепляющим советскую структуру. В результате устранения этого цементирующего момента она начала рассыпаться на отдельные, часто противоречащие, противостоящие друг другу звенья. В качестве подтверждения этого тезиса приведем выступление в декабре 1990 г. председателя Пермского городского совета народных депутатов Ф.Г. Шемина: «Сегодня в Советах структуры нет и мы практически не можем выполнить свое решение. Городской Совет, районный Совет еще думают: подчиняться им или не подчиняться, до коллективов мы не доходим»166.

Было бы, однако, ошибкой относить генезис тенденции атомизации к периоду после выборов 1990 г. На этом этапе она лишь получила наиболее полное воплощение. Отдельные проявления атомизации советской структуры обозначились уже в 1987-89 гг.

Так, в конфликте по поводу принадлежности Нагорного Карабаха обе противостоящие стороны (Азербайджан и Армения) игнорировали те решения, которые принимались Верховным Советом СССР, его Президиумом. Например, принятое Верховным Советом СССР ноября 1989 г. постановление «О мерах по нормализации обстановки в Нагорно-Карабахской автономной области», содержащее компромиссный вариант решения противоречий, было отвергнуто обеими сторонами конфликта. В ответ на решение союзной власти Верховный Совет Армении принял постановление, в котором оценивал меры, предусмотренные постановлением центрального органа, как «новый акт аннексии»167. Кроме того указанный орган принял решение о воссоединении Армении и Нагорного Карабаха168. Тем самым были нарушены статья 78-я Конституции СССР, по которой территория союзной республики не могла быть изменена без ее согласия169, а также постановления по Нагорному Карабаху Верховного Совета СССР и Президиума от 23 марта 1988 г., 18 июля 1988 г. и 28 ноября 1989 г. С другой стороны, решение Верховного Совета СССР было отвергнуто и азербайджанской стороной. Президиум Верховного Совета Азербайджана 4 декабря 1989 г. принял постановление о приостановлении ряда положений постановления центрального органа власти170.

Подобные противоречия, характеризующие атомизацию советской структуры, были характерны также для взаимоотношений союзных институтов власти и органов государственной власти Литвы, Латвии, Эстонии вплоть до признания независимости прибалтийских республик осенью 1991 г. Если до выборов 1990 г. тенденция атомизации носила спорадический характер, затрагивала взаимоотношения лишь отдельных звеньев советской структуры, то после выборов в республиканские и местные Советы 1990 г. она приняла массовый характер.

Размежевание Советов шло как по национальному, так и по политическому признакам. Так, после выборов 1990 г. в Молдавии съезд народных депутатов районов компактного проживания гагаузов заявил о создании Гагаузкой ССР. Одновременно это решение подразумевало отказ от подчинения кишиневским властям. Такое же неприятие решений органов власти Молдовы было характерно для органов советской власти образованной на территории Молдовы Приднестровской республики172.

Принятие Верховным Советом Литвы 11 марта 1990 г. «Акта о восстановлении независимого Литовского государства» сразу обозначило проблему атомизации Советов внутри самой республики по национальному признаку. Так, Снечкусский поселковый Совет народных депутатов, отражающий настроение русскоязычного населения, не признал факта восстановления независимости Литвы, ее Конституции и возвращения прежней национальной символики. Поселковый Совет выступил против выхода республики из СССР и, обращаясь к различным союзным органам, требовал обеспечить особый статус поселка либо его вхождение в Белоруссию173.

Подобное сопротивление республиканским советским органам было характерно и для ряда Советов Эстонии, в депутатском корпусе которых преобладали неэстонцы. 2 февраля 1990 г., в день принятия республиканским собранием народных депутатов Эстонской ССР Декларации по вопросу государственной независимости Эстонии, народными депутатами Таллинна, Кохтла-Ярве, Нарвы и Силламяе был образован Комитет защиты советской власти и гражданских прав в Эстонии. Комитет обратился в Президиум Верховного Совета Эстонской ССР с заявлением, в котором выражал недоверие Президиуму Верховного Совета Эстонской ССР и брал на себя функции координирования законной власти. «Ни один законодательный акт, принятый начиная с 16 ноября 1988 г., в нарушение гражданских прав и Конституции СССР, мы не признаем, и в отношении их применения объявляется акт гражданского неповиновения. Все последующие законодательные акты принятые Верховным Советом ЭССР, входят в силу только после их регистрации комитетом»,- отмечалось далее в документе174. Как следует из цитаты, выламывание республиканского Совета из советской структуры, неподчинение его законодательству Союза неизбежно вело к дальнейшей атомизации указанной структуры: часть нижестоящих Советов отказалась подчиняться республиканскому органу власти.

Тенденция атомизации прослеживается и в менее острых конфликтах на национальной почве. Осенняя сессия 1990 г. УстьКаменогорского городского Совета народных депутатов Казахской ССР приняла постановление, которым приостанавливала действие закона «О языках в Казахстане» и потребовала от Верховного Совета республики пересмотреть закон и уравнять в правах казахский и русский языки175.

Указанная тенденция развивалась также по причине существования различий в политической ориентации различных Советов. Тенденция к появлению противоречий между органами государственной власти на этой почве проглядывалась достаточно отчетливо еще до начала функционирования новых Советов. Так, в одной из статей, опубликованных в «Комсомольской правде» 31 марта 1990 г., прогнозировалось: «По Москве уже и сейчас заметно, что в Советах разных уровней большинством обладают разные силы. И представляете, что получится Моссовет решит одно, а райсовет откажется подчиняться:

мы, мол, суверенный объект власти»176.

Такой прогноз не был безосновательным, что подтвердила последующая практика. Подобные противоречия между Советами стали характерным явлением властеотношений в период после выборов 1990 г. Например, в Ленинграде городской Совет находился на оппозиционных КПСС позициях. В то же время на выборах в районные Советы демократические силы не получили большинства, что способствовало дистанцированию райсоветов от горсовета. Проявлением этой тенденции стало принятие районными Советами Ленинграда деклараций о власти, согласно которым указанные районные органы объявляли о переходе в собственность районов земельных участков, архитектурных сооружений и т.д.177 Тем самым обозначился процесс дальнейшей атомизации советской структуры, затронувший и ее низовые ячейки.

Очевидно, что этот процесс ослаблял власть Советов как целостной структуры. В результате действия указанных факторов (устранение КПСС как властного института, атомизация советской структуры и т.д.) Советы теряли способность реализовывать свои властные решения, бороться с нарастающими трудностями в экономической, политической, межнациональной и других сферах жизнедеятельности общества. Следствием этой тенденции стало формирование условий для присвоения властных функций другими органами.

Представляется, что в качестве таких альтернативных властных органов можно рассматривать стачечные (забастовочные) комитеты, появившиеся летом 1989 г. и в трансформированном виде просуществовавшие до конца рассматриваемого нами периода.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.