WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 46 |

во взаимоотношениях КПСС и Советов, соотношении их власти в обществе, а также кадровой политике партии, в целом соответствовали сложившимся в советский период отечественной истории отношениям власти. Также следует обратить внимание на то, что некоторые меры (в первую очередь, демократизация кадровой политики КПСС) создавали предпосылки для более радикального реформирования отношений власти, которое и проявилось на втором этапе перестройки (19881991 гг.) С начала 1988 г. наметилась тенденция более радикальных, затрагивающих сущность общественной системы изменений отношений власти.

В феврале 1988 г. М.С. Горбачев впервые заявил о необходимости реформирования политической системы советского общества. В речи на февральском Пленуме ЦК Горбачев обосновал потребность реформирования политической системы общества как логичное продолжение политики перестройки: «наша экономическая реформа, развитие процессов демократизации и гласности, обновление духовнонравственной сферы... это звенья одной цепи. Они находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости, требуют, чтобы, начав перестройку в одном из них, мы продолжали ее в другом. Поэтому весьма естественно, я бы сказал, логично мы должны подойти теперь к необходимости перестройки нашей политической системы»46. Основной целью будущей реформы Горбачев определил создание «такого механизма власти и управления, где был бы четко налажен действенный демократический контроль»47. Главным звеном этого нового механизма власти должны были стать Советы, которые характеризовались в речи Горбачева как стержень политической системы общества, ее государственное воплощение.

Такой подход к Советам, высказанный в выступлении генсека, свидетельствует о том, что политика КПСС в отношении Советов менялась кардинально: именно Советы, а не партия или оба эти института вместе признавались «стержнем политической системы общества».

Учитывая программный характер речи М.С. Горбачева, можно сделать вывод о том, что именно выступление Горбачева на февральском Пленуме ЦК можно считать началом тех изменений властных отношений, которые сущностно меняли взаимоотношения КПСС и Советов как важнейших институтов власти советского общества.

Новые отношения, закрепленные в резолюциях XIX партконференции подразумевали повышение роли Советов в обществе посредством перераспределения властных функций между советскими, партийными, хозяйственными органами. Провозглашалось возвращение Советам законодательных, управленческих и контрольных функций.

В то же время КПСС должна была отказаться от прямого вмешательства в дела Советов, стать «политическим авангардом общества». В резолюции XIX партконференции в связи с этим отмечалось, что авангардный характер партии заключается в теоретической разработке важнейших вопросов развития страны, выработке идеологии перестройки и через это, «через организаторскую работу в массах, вдохновляя и воодушевляя их, дает правильное, социалистическое направление нашего многонационального общества вперед»48. Таким образом, провозглашался переход КПСС к иным взаимоотношениям со всеми институтами общества.

Наиболее важными в связи с этим представляются изменения, произошедшие во взаимоотношениях КПСС и органов государственной власти.

В докладе Горбачева на XIX партконференции отмечалось, что главным принципом новых отношений должен стать следующий: «Ни один государственный, хозяйственный или социальный вопрос не может решаться помимо Советов. Политика партии- экономическая, социальная, национальная- должна проводиться прежде всего через Советы народных депутатов как органы народовластия»49. Этот тезис был включен в резолюцию конференции «О демократизации советского общества и реформе политической системы»50.

Резолюции конференции обозначили ломку старого механизма реализации власти в обществе. Если ранее органы КПСС принимали властные решения, которые затем реализовывались остальными частями властной машины, в том числе и Советами, то резолюции конференции кардинальным образом изменили эти отношения. Жесткая привязка Советов и других элементов политической системы к КПСС была нарушена. Новый механизм реализации политики КПСС в обществе подразумевал демократические методы ее осуществления по средством «рациональной расстановки кадров», через «демократические механизмы преобразованной политической системы,... коммунистов, работающих в государственных и хозяйственных органах, в общественных организациях и трудовых коллективах»51.

В русле этих идей выдерживались партийные документы того периода, статьи в партийной прессе, выступления партийных руководителей на местах52. Обратим внимание на методические рекомендации, разработанные комиссией по работе с Советами Пермского обкома компартии в 1990 г.53 В этом документе новая политика партии в отношении Советов расшифровывалась следующим образом. Партийным комитетам надлежало проводить через депутатов-членов КПСС «социально-экономическую, кадровую и другую политику КПСС, программу действий городской (районной) партийной организации».

С этой целью перед партийными комитетами ставилась задача установить «единство действий депутатов-коммунистов в Советах». Для реализации этого в Советах должны были создаваться партийные группы, а в соответствующих партийных комитетах - комиссии по работе с Советами во главе с одним из секретарей.

Кроме того, рекомендовалось привлекать депутатовкоммунистов к подготовке ряда вопросов, рассматриваемых на пленумах горкомов, райкомов партии; заслушивать отчеты партийных групп по выполнению политической линии КПСС, а также отчеты отдельных депутатов-коммунистов по выполнению ими своих депутатских обязанностей, предвыборной программы и наказов избирателей.

С другой стороны, перед партийными комитетами ставилась задача «организовать выполнение решений Советов, не противоречащие интересам трудящихся, через первичные партийные организации в трудовых коллективах»54.

Новая политика партии в отношении Советов, хотя и требовала от депутатов-коммунистов подавать «пример высокой ответственности за порученное дело» и не освобождала их от партийной дисциплины, не обязывала депутатов-коммунистов сводить свою депутатскую деятельность к «государственному оформлению партийных реПримечание [ДК1]:

шений». Как подчеркивал М.С. Горбачев на первой сессии Верховного Совета СССР в июле 1989 г., депутаты-коммунисты обязаны выступать с единых позиций лишь «по кардинальным вопросам, вытекающим из политической стратегии партии, из решений партийного органа соответствующего уровня, именно по принципиальным вопросам. Во всем остальном- полная свобода инициатив, суждений и голосований»55.

Изменение политики КПСС в отношении Советов, иных институтов советского общества в условиях усиления тенденции делегитимизации партии способствовало процессу устранения и самоустранения КПСС от власти. Рассмотрим более детально факторы, способствовавшие развитию этих явлений.

Одним из таких факторов был процесс дистанцирования депутатов-коммунистов от партийных комитетов и партии как таковой. Это «дистанцирование» имело ряд аспектов и форм и проявлялось в самоустранении депутатов-членов КПСС от работы по проведению политики этой организации через Советы.

Впервые эта тенденция обозначилась на I Съезде народных депутатов СССР в мае-июне 1989 г., когда была создана первая оппозиционная КПСС Межрегиональная депутатская группа, в состав и руководство которой вошли и члены компартии. Еще более определенно указанная тенденция проявилась после выборов в республиканские и местные Советы весной-осенью 1990 г. Численный перевес депутатовчленов КПСС во многих Советах создавал иллюзию, что КПСС попрежнему является правящей партией. Однако уже вскоре после выборов выяснилось, что количественное превосходство КПСС в Советах не гарантирует ей проведения своей политики через эти органы власти. Как отмечалось позже в аналитической записке членов ЦК КП РСФСР Ж.Тощенко и С.Малалова «О деятельности КПСС в Советах народных депутатов (по материалам социологических исследований)», составленной после XXVIII съезда КПСС (июль 1990 г.), «шапкозакидательство и легковесное поведение исходило из того, что на момент избрания до 88% депутатов СССР и РСФСР были коммунистами. Однако, это никоим образом не означало верховенство политики КПСС»56.

Эта же тенденция отмечалась и партийными работниками более низкого ранга. Так, первый секретарь одного из райкомов г. Перми вполне справедливо определил победу компартии на выборах 1990 г. в большинство местных Советов как формальную победу57. Этот вывод он мотивировал исходя из набирающего силу процесса поляризации депутатского корпуса и депутатов-коммунистов в местных Советах и выхода из КПСС некоторых депутатов58.

Действительно, после выборов в Советы 1990 г. характерна тенденция отказа коммунистов в Советах вступать в партийные группы, т.е. участвовать в проведении политики КПСС в этих органах власти.

Во многом это было обусловлено потерей компартией своего авторитета и влияния в обществе, усиливающейся критикой ее прошлого и настоящего в средствах массовой информации, а также легализовавшимися некоммунистическими организациями.

Достаточно отметить, что из 1025 народных депутатов РСФСР, выбранных в 1990 г., было 917 членов КПСС (более 89% состава депутатского корпуса). Однако в депутатскую группу «Коммунисты России» вошло только 216 человек, или 23,5% депутатов-членов КПСС59. Таким образом, формально находясь в большинстве, компартия на деле оказалась в меньшинстве. Основная масса коммунистов, не входящих в группу «Коммунисты России», либо не вошла ни в один депутатский блок, либо принимала участие в работе других депутатских фракций, в том числе «Демократической России», находящейся на противоположных КПСС позициях. Однако даже 23,5% коммунистов, вошедших в блок «Коммунисты России», не были однородной, сплоченной силой, нередко голосуя вместе с «Демократической Россией». Например, в октябре 1990 г. Верховный Совет РСФСР принял программу формирования рыночной экономики «дней», за которую голосовали как «независимые» коммунисты, так и представители указанного блока60.

Подобные процессы имели место и в других Советах. Так, в Моссовет было избрано 271 коммунистов, что составило 58,3% всего депутатского корпуса этого органа. Но, когда после выборов по инициативе первого секретаря Московского горкома КПСС Ю.А.Прокофьева был создан блок «Москва», в него вошла лишь 1/коммунистов-депутатов61. Следует обратить внимание также на тот факт, что противостоящая фракция «Демократической России» состояла по большей части из членов компартии62.

Тенденция самоустранения депутатов от участия в партийных группах не менее отчетливо просматривается и на периферии. Например, в самом начале работы нового состава Львовского областного Совета народных депутатов, на выборах в который одержали победу представители Руха, Львовский обком компартии Украины осуществил попытку создать партийную группу. Объединив первоначально около 20 % состава Совета63, партийная группа просуществовала непродолжительное время и распалась. Председатель Днепропетровского городского Совета, являющийся одновременно первым секретарем горкома КПСС, был вынужден поставить вопрос о своей отставке с поста председателя, поскольку даже в Президиуме Совета, из 11 членов которого семеро являлись представителями КПСС, реально компартия не обладала большинством голосов64. В ряде случаев депутаты-члены КПСС вообще отказывались от создания фракций в Советах.

Так, являясь второй по численности группой в Верховном Совете Грузии после выборов 1990 г., члены компартии Грузии так и не создали фракцию в этом органе65.

В относительно спокойной в политическом отношении Пермской области после выборов 1990 г. в 31 Совете из 57 фракции коммунистов вообще не были созданы66. Как отмечалось в докладе первого секретаря Пермского обкома КПСС Е.Н. Чернышева, «в сельских районах считают, что у них и так «полный консенсус», а в городских боятся внести разлад в деятельность Совета, как бы, мол, не помешать процессу демократизации»67. Такая ситуация была характерна для ряда районных Советов областного центра, городских Советов Березников и Гремячинска, а также большинства сельских районов Прикамья68.

Если анализировать далее время создания и степень влияния созданных партийных групп в Советах Пермской области, то выявляется следующая картина: лишь в 2 Советах партийные группы были созданы вскоре после выборов в Советы. В остальных 24 Советах, где также существовали партийные группы, их создание относится ко второй половине 1990 года69, что также указывает на пассивность депутатов-членов КПСС в вопросе реализации политики своей партии через Советы.

Как в центре, так и на периферии процент тех, кто отказался войти в партийные группы, был весьма высоким. Например, в Пермском облсовете партийная группа была образована только в декабре 1990 г., т.е. более чем через полгода функционирования нового состава Совета. Составляя 83,8% 70 всех депутатов этого органа, коммунисты не торопились вступать в партийную группу. Лишь 49 коммунистов (1/3 всех депутатов-членов КПСС) подписали заявление о регистрации этой фракции71. При этом часть коммунистов вошла в противоположные или нейтральные по отношению к КПСС блоки, зачастую составляя их костяк. Так, в депутатскую группу «Демократиче ская инициатива» облсовета вошло 30 человек, из них 15 коммунистов. В группе депутатов-экономистов из 13 ее членов 9 были коммунистами, а во фракции «Возрождение села» из 14 участников- 12. Однако большая часть депутатов-коммунистов в областном Совете (человека) предпочла не примыкать ни к каким блокам72.

Как видно из приведенных выше данных, идея создания партийных групп не пользовалась популярностью коммунистов в Советах, предпочитавших либо не вмешиваться в политическую борьбу, либо участвовать в других, в том числе оппозиционных КПСС, фракциях.

В союзных республиках выборы 1990 г. обнаружили еще одну тенденцию в размежевании депутатов-коммунистов в Советах. Если в большинстве российских Советов они предпочитали растекаться по фракциям и депутатским группам, созданным по профессиональному принципу (аграрии, экономисты, юристы, представители промышленности и т.п.), а также по политическому критерию (демократические и коммунистические фракции), то для Советов Латвии, Эстонии, Литвы, Молдавии и других республик основополагающим принципом деления коммунистов-депутатов по фракциям стал национальный принцип. Это было связано с процессами национальной самоидентификации коренных наций этих республик и ростом националистических тенденций.

Выборы в Верховный Совет Молдавии в 1990 г. дали представителям компартии более 80% мест, но с первых же дней работы сессии депутаты-коммунисты размежевались по национальному признаку73.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.