WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 46 |

Этот шаг революционной демократии не разрешил проблемы двоевластия в ту или иную сторону. Во-первых, продолжал сохраняться Совет, согласием которого держалось правительство и правительство не обладало в силу этого полнотой власти. Во-вторых, вошедшие во Временное правительство социалисты, по меткому определению Л.Д. Троцкого, перенесли двоевластие в само правительство:

«Сверху мы имеем власть, расколотую надвое, и не потому, что есть Советы и Временное правительство, а потому, что Временное правительство построено не по принципу твердой власти, а по типу постоянной конференции, постоянной примирительной камеры»236.

Противоречивой, сохраняющей двоевластие позицией меньшевиков и эсеров также были недовольны ни слева, ни справа. Предпринимательские круги расценивали участие социалистов в правительстве как «социалистическую осаду»237. Кадеты, отмечая сдвиг революционной демократии в сторону «усвоения ими точки зрения государ ственности»238, обращали внимание, что этот переход не был полным.

Выступая с докладом на IX съезде кадетской партии, П.Н. Милюков сделал вывод: министры - социалисты при всех их уступках «не смогли перейти за ту грань, которую на предыдущем съезде я выразил словами: «Охрана завоеваний революции, а не дальнейшее продолжение ее»239. Обратим внимание на то, что под «охраной завоеваний революции» кадеты понимали формирование единовластного Временного правительства, противодействующего дальнейшему распространению революционного процесса.

На справедливость тезиса Троцкого о переносе меньшевиками и эсерами двоевластия в само правительство указывают также слова «селянского министра» В.М. Чернова, вставшего после подавления корниловского мятежа на точку зрения создания однородного социалистического правительства. Анализируя опыт осуществления либерально-социалистической коалиции, он отмечал: «Во всех основных вопросах государственной жизни... министры-кадеты занимают позицию, противоположную министрам-социалистам. Ни те, ни другие недостаточно сильны, чтобы доставить торжество своей политике, но достаточно сильны, чтобы помешать противникам проводить их политику. В результате власть делается стерильной. Она не способна ни на один решительный шаг, ибо, сделав его, она вызывает правительственный кризис и демонстративный уход в отставку или той, или другой стороны»240.

Свидетельство Чернова указывает на одну из причин падения авторитета Временного правительства, идей коалиции и роста доверия масс к большевистским лозунгам. Вступление меньшевиков и эсеров во Временное правительство превратило их из партий «контролирующих» и «оказывающих давление» в партии, ответственные за деятельность правительственных структур. Заняв позицию непредрешенчества, отказавшись во имя идеи соглашения с кадетами от осуществления своих программных целей, меньшевики и эсеры обрекли себя на утрату влияния в обществе. В известной мере эти последствия прогнозировались самими лидерами меньшевизма (например, И.Г. Церетели, М.И. Скобелевым, М.И. Либером, Ф.И. Даном, К.А. Гвоздевым и др.) при вступлении в первое коалиционное правительство241. Участие в коалиционных министерствах привели к частичной утере влияния меньшевиков и эсеров на наиболее радикальные слои общества, в первую очередь, рабочий класс и солдатские массы. Показателем этого процесса стала большевизация Советов в конце лета - осенью 1917 г.

Анализ отношений меньшевиков и эсеров к Временному правительству, Советам, местным исполнительным комитетам позволяет утверждать, что взгляды «мягких социалистов» на власть, ее организацию в период между двумя российскими революциями 1917 г. носили буферный характер.

Так, в своих воспоминаниях И.Г. Церетели неоднократно отмечает, что главной ошибкой, допущенной эсеро-меньшевистским блоком в период между февралем и октябрем 1917 г. было то, что «революционная демократия» не сумела создать сильной революционной власти. Эта идея сильной революционной власти не имела ничего общего ни с линией кадетов, направленной на замораживание революционного процесса, формирование однородно-буржуазной власти и устранение Советов с политической арены, ни с линией большевиков на создание однородно-пролетарской власти в лице Советов. По мнению И.Г. Церетели, сильная революционная власть, осуществляемая «революционной демократией», «могла парализовать усилия максималистов левого и правого лагеря - тех, которые обращались к разрушительным инстинктам масс, чтобы бросить страну в хаос гражданской войны»242. На буферный характер взглядов меньшевиков и эсеров указывал также Г.В. Плеханов243.

В отличие от меньшевиков и эсеров, взгляды большевиков на сущность и будущее появившихся в России после свержения самодержавия властных институтов отличались большей радикальностью и последовательностью.

Ряд исследователей высказывает точку зрения, что наметившийся после победы над самодержавием общественный консенсус, выразителями которого были меньшевики и эсеры и к которому тяготели первоначально большевики (в том числе Л.Б. Каменев, И.В. Сталин), был взорван «субъективным фактором» в лице Ленина, прибывшего в Россию. Например, О. Болтнева пишет: «Он (Ленин. - Д.К.) ведомый одной путеводной звездой - идеей захвата власти, прилагал все больше усилий, чтобы перетянуть на свою сторону большинство партии,...

и без того шаткий и нестабильный социалистический блок дал трещину, но пока лишь немногие осознавали, насколько опасна ленинская тенденция, насколько быстро она уничтожит даже иллюзию консенсуса»244.

Недостаток такого подхода заключается, на наш взгляд, в преувеличенном значении тенденции к сближению позиций по вопросу о власти меньшевиков и эсеров, с одной стороны, и большевиков - с другой, обнаружившейся в первые недели революции. Кроме того, в таком подходе заметна преувеличенная роль субъективного фактора.

В этом случае взгляды Ленина представляются чем-то оторванным от первоначальных взглядов большевиков на власть, сложившихся до его приезда в Россию.

Действительно, во взглядах центральных большевистских органов после возвращения из ссылки Л.Б. Каменева, И.В. Сталина, М.К.

Муранова был сделан крен в сторону сближения в вопросе о власти с позициями меньшевиков и эсеров. Так, Л.Б. Каменев, исходя из незаконченности буржуазно-демократической революции, в статье «Временное правительство и революционная демократия», опубликованной в «Правде», проводил идею поддержки существующего правительства, «поскольку это Временное правительство действительно борется с остатками старого режима»245. Тактику давления на Временное правительства заняли другие деятели партии, Петербургский комитет большевиков246.

Однако на этом основании нельзя делать выводы о существовании устойчивой тенденции большевиков к «общественному консенсусу» и сближению с другими социалистами. Линия, наиболее четко изложенная Каменевым, противоречила позиции, занятой партийными органами в первые дни революции. Обратим внимание, что еще 4 марта Русское Бюро ЦК приняло резолюцию, согласно которой Временное правительство признавалось «классовым представительством крупной буржуазии и крупного землевладения». Кроме того, в резолюции Петроградскому Совету предлагалось сформировать Временное революционное правительство.

В то же время в резолюции прослеживается некоторое влияние позиции большинства Петроградского Совета: в документе признавалась тактика «воздействия» на Временное правительство. Обратим, однако, внимание на то, что большевистское понимание «воздействия» значительно отличалось от «воздействия» и «контроля», предлагаемых эсеро-меньшевистским большинством Совета. Это прослеживается в следующем пункте резолюции: «Совету рабочих и солдатских депутатов необходимо оставить за собой полную свободу в выборе средств осуществления основных требований революционного народа и, в частности, в выборе способов воздействия на Временное правительство»247.

Это требование по существу значило отказ от политики соглашения с Временным правительством. Одновременно с этим большевики заявляли о явной недостаточности контроля, который установил за Временным правительством Совет и который «является паллиативной мерой и не достигает поставленной цели контроля над осуществлением основных требований революционной демократии»248.

Еще более радикальную позицию заняли некоторые местные партийные организации. Так, Выборгский районный комитет принял резолюцию, в которой требовал немедленной и вооруженной борьбы против Временного правительства249.

Само существование этих резолюций указывает на то, что позиции ряда большевистских организаций до оглашения В.И. Лениным своих апрельских тезисов, хотя и не соответствовали полностью ленинским взглядам на проблему власти, все же являлись благодатной почвой для восприятия партией ленинских идей. На это, в частности, указывает выступление Н.К. Антипова на заседании Петроградского комитета 8 апреля 1917 г., в котором он доказывал, что ленинские тезисы - «лишь ясное и точное изложение того, что в запутанном виде в жизнь проводится нами»250.

В основе ленинского анализа проблемы власти лежал тезис о том, что буржуазная революция в России закончилась. Выступая против подхода Л.Б. Каменева, он отмечал, что «переход государственной власти из рук одного в руки другого класса есть первый, главный, основной признак революции. Постольку буржуазная или буржуазно - демократическая революция в России закончена»251.

Из этого тезиса о законченности буржуазной революции следовал важный вывод, определивший тактику большевиков в отношении к Временному правительству. Оно признавалось правительством буржуазии, а потому контрреволюционным и империалистическим, неспособным в силу этого разрешить важнейшие задачи, стоящие перед российским обществом. Уже в первом «Письме из далека» Ленин делает вывод о том, что такое правительство «не может дать народу ни мира, ни хлеба, ни свободы»252. Отсюда тактика большевиков облекалась в тезис: «никакой поддержки Временному правительству». Впервые эта тактика была выдвинута В.И. Лениным 6 марта в телеграмме в Стокгольм для дальнейшей передачи в Петроград253.

Вторым важным выводом Ленина, легшим затем в основу большевистских взглядов на власти после февраля 1917 г., был тезис о своеобразии ситуации в России, заключавшейся в том, что наряду с Временным правительством было создано «главное, неофициальное, неразвитое еще, сравнительно слабое рабочее правительство»254. В появлении Советов как органов власти рабочего класса Ленин увидел важное условие для перехода от первого этапа революции, «давшей власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, - ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства»255.

Подчеркивая, что из сложившейся ситуации двоевластия есть только два выхода - всевластие Временного правительства или всевластие Советов, большевики заявляли о необходимости осуществить переход власти в руки Советов, в связи с чем был выдвинут лозунг «Вся власть Советам!».

Определяя Советы как зачатки органов государственной власти и требуя перехода к ним власти, большевики отмежевывались тем самым от взглядов меньшевиков и эсеров на Советы, их политики соглашения с Временным правительством. Одним из апрельских тезисов Ленина было : «Не парламентская республика, - возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, - а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху»256.

Выдвижение лозунга о передаче власти в руки Советов указывало на тактику дискредитации большевиками соглашательской линии советского большинства - меньшевиков и эсеров, отказывающихся взять власть. В связи с этим заметим, что Ленин указывал на тактическую значимость лозунга передачи власти Советам в период мирного развития революции. С его точки зрения она состояла в разъяснении массам того, что Совет рабочих депутатов есть «единственно возможная форма революционного правительства»257. Следовательно, задача большевиков состояла в терпеливом, систематическом, настойчивом разъяснении ошибок меньшевиков и эсеров в вопросе о власти: «Пока мы в меньшинстве, мы ведем работу критики и выяснения ошибок, проповедуя в то же время необходимость перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов, чтобы массы опытом избавились от своих ошибок»258.

Одновременно ленинская позиция в вопросе о власти подразумевала борьбу с точкой зрения, имевшей место в большевистских рядах, о немедленной и вооруженной борьбе с Временным правительством. В статье «О двоевластии» он подчеркивал, что Временное правительство, как правительство буржуазии, подлежит свержению, однако особенность момента состоит в том, что правительство держится «прямым и косвенным, формальным и фактическим соглашением с Советом» и его нельзя свергнуть обычными средствами259. Тем самым фиксировалось, что единственным путем в этих условиях являлся путь мирного завоевания большевиками большинства в Советах.

Еще более жестко Ленин критиковал эту позицию на VII (Апрельской) конференции большевиков, высказавшись о лозунге «Долой Временное правительство» как об авантюре, величайшей глупости и дезорганизации260.

Сообразно своим общим представлениям о власти в послефевральской России большевики действовали и на местах.

Особое внимание уделялось строительству Советов рабочих и солдатских депутатов, независимых большевистских фракций и завоеванию большинства в Советах. Там, где большинство мест принадлежало большевикам, Советы проводили линию на захват всех нитей управления, стремились к подчинению воинских частей, формировали рабочую милицию и т.д.261 Неприятие большевиками Временного правительства обусловило тактику обструкции комиссаров Временного правительства и других правительственных учреждений на местах. Наиболее активно такая политика проводилась в тех регионах, где позиции большевиков в Советах были наиболее сильными.

Выдвигая в качестве идеала государственной власти Советы, большевики одновременно требовали демократизации дум, избрали тактику участия в муниципальных выборах. При этом городские думы и управы рассматривались как трибуны для пропаганды большевистских идей. В ряде случаев на муниципальных выборах летом 1917 г.

большевикам удалось получить значительное количество мест в думах. Так, в Красноярске выборы в городскую думу принесли фактическую победу большевикам, получившим 41 место из 83. Городским головой также был избран большевик. В результате городская дума и ее управа фактически были превращены в орган Красноярского Совета262.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.