WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |
Д.Г. Красильников ВЛАСТЬ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ В ПЕРЕХОДНЫЕ ПЕРИОДЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ (1917-1918; 1985-1993):

опыт сравнительного анализа 1998 Издательство Пермского уни- верситета 2 ББК 66.6 К 78 Красильников Д.Г.

К 78 Власть и политические партии в переходные периоды отечественной истории (1917-1918; 1985-1993): опыт сравнительного анализа.

- Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1998. - 306 с.

ISBN 5-8241-0157-4 Монография посвящена исследованию сущностных черт власти в 1917-1918 гг. и 1985-1993 гг., а также рассмотрению взглядов и тактики политических партий и общественно-политических организаций различных направлений в условиях переходных состояний общества.

Книга адресована историкам и широкому кругу читателей, интересующихся историей.

Научный редактор д-р ист. наук, проф. Перм. ун-та М.Г. Суслов Рецензенты: кафедра истории и экономики Пермского факультета юридического института МВД России; д-р ист. наук, проф. Перм. техн. ун-та О.Л. Лейбович Печатается по решению редакционно-издательского совета Пермского университета ISBN 5-8241-0157-4 © Д.Г. Красильников, 1998 ВВЕДЕНИЕ 3 Отход от нормативистской марксистской методологии исследований обнажил проблему закономерности исторических процессов и явлений. Эта важнейшая проблема исторического познания не может быть в полной мере осознана и исследована без анализа тех процессов, которые имеют место в переходные периоды развития общества, без изучения генезиса, специфики протекания, отмирания этих процессов.

В этой связи научный интерес представляет власть в переходные периоды истории: ее содержание, формы, методы реализации, борьба общественно-политических сил за обладание властью и т.д.

Это связано с тем, что именно власть оказывает существенное влияние на все другие общественные процессы экономического, политического, социально-психологического и, в известной мере, культурного характера; определяет направление развития общества; создает механизмы (государственные, правовые, экономические и проч.), обеспечивающие движение общества по тому или иному пути. Согласимся с мнением Б. Рассела, считавшего власть «фундаментальным понятием общественных наук в том же смысле, в каком энергия является фундаментальным понятием физики»1.

Таким образом, исследование отношений власти в переходные периоды, т.е. в те исторические моменты, когда происходит смена власти, умирание одной системы власти и рождение другой, является важной составной частью изучения закономерности исторического процесса.

Наличие в отечественной истории ХХ века сразу двух подобных исторических ситуаций создает необходимые условия для сравнительного анализа указанных процессов и явлений, предоставляет возможность исследовать закономерности существования и эволюции отношений власти в переходные периоды. Очевидно, что такой сравнительный анализ исторического опыта смены власти приобретает важное значение в свете ломки старой и создания новой политической модели современного российского общества.

В настоящее время проблемы переходного состояния общества и, в частности, различные аспекты проблем власти в переходные периоды истории рассматриваются философскими, историческими, политическими науками, в исследованиях по теории и истории государства и права. В связи с этим указанная проблематика в научной литературе исследуется на разном уровне абстракции, с разных методологических и теоретических позиций.

В философской и политико-философской литературе большое внимание уделяется проблемам сущности власти, ее отношениям с обществом и т.д. В силу сложности самого изучаемого явления, его многогранности исследователи по-разному интерпретируют этот феномен в соответствии со своими методологическими установками.

Так, Р. Даль определяет власть как отношение между социальными единицами, при котором поведение одних единиц зависит от других2.

Представители теории раздела зон влияния (Д. Ронг и др.), в целом признавая асимметричность отношений власти, акцентируют внимание на постоянной смене ролей субъектов и объектов властных отношений в обществе3. Относительно близкие позиции в вопросе о содержании понятия власти занимают Дж. Френч, Б. Рейтвен, М. Мальдер и др.4 Для других исследователей власть представляется безличным свойством политической системы, атрибутом совокупности взаимодействий, направленных на вторичное распределение ценностей в обществе (Т. Парсонс, Д. Истон)5. Однако и в рамках этого общего подхода нет единого представления о содержании понятия «власть». Так, Парсонс определяет власть как способность единицы системы достичь своих целей, пресечь нежелательное вмешательство6.

К. Дейч, Н. Луман обозначили власть как способ человеческой коммуникации, действующий наравне с деньгами и языком, как способ разрешения групповых конфликтов7.

В работах советских исследователей (В.Е.Чиркина, М.И. Байтина, В. Весоловского, Н. Н. Кейзерова и др.) обращалось внимание на классовую природу власти, исследовалась политическая и государственная власть как два несводимые друг к другу и относительно самостоятельные политические явления, выявлена связь власти и экономически господствующего класса8.

Важный вклад в изучение проблем власти внесла монография польского ученого Е. Вятра «Социология политических отношений»9.

Представляется, что автору монографии удалось показать многогранность явления власти и многоуровневость сущности власти.

Высокая степень различий в понимании и определении феномена власти, характерная для современной политической и философской мысли, привела ряд западных исследователей ( Гэлли, Лукс и др.) к тезису, согласно которому «по поводу содержания понятия власти не существует единого мнения, оно является "сущностно оспариваемым",... его содержание не определено и неопределимо в принципе»10. Положительным моментом этой оценки, является то, что она указывает на недостаточную разработанность общих проблем власти и на необходимость их дальнейшего изучения.

Вопросы, связанные с изучением теоретических аспектов переходных состояний общества, рассматривались в исследованиях И.В.

Блауберга, Э.Г. Юдина, А.Н. Аверьянова, А.И.Уемова, В.Г.Афанасьева, В.Н.Садовского и других специалистов в области системной методологии11. В то же время необходимо также заметить, что в этих работах большее внимание уделялось проблемам обоснования теории систем, выявлению системного характера мира, изучению структуры системы, уточнению понятия «система», чем изучению вопроса о переходе от одной системы к другой. Эта проблема не избиралась в качестве объекта самостоятельного исследования и, как правило, рассматривалась лишь в контексте изложения логики развития систем, в том числе общественных.

Процессы глобальных изменений, происходящих в нашей стране и в мире в середине 80-х - начале 90-х гг. ХХ в., создали условия и социальный запрос на исследования переходных процессов общественного развития с позиции системной методологии. Эта тенденция проявилась в статьях Н.Ф. Наумовой, Г.Л. Куприяшина, обративших внимание на особенность развития общества в переходные этапы своего развития12.

Отдельные аспекты теоретического анализа власти в переходные периоды истории присутствуют в развивающемся в рамках политических наук транзитологическом направлении, объектом исследования которого являются процессы перехода от одного политического режима к другому. В трудах Д. Растоу, Г. О`Доннела, Ф. Шмиттера, А.

Пшеворского, С. Хантингтона, В. Банса исследованы основные этапы таких переходов; дан сравнительный анализ переходных процессов от авторитаризма к демократии на материале Западной и Восточной Европы, России, Латинской Америки; обращено внимание на неопределенность политических процедур в условиях перехода от одного политического режима к другому, предприняты попытки создать идеалтипические транзитологические конструкции13.

Отмечая ценность транзитологических работ с точки зрения изучения отношений власти в переходные периоды, нельзя не отметить, что в них исследуется лишь один из аспектов перехода - смена политического режима, в то время как аспект смены общественных систем практически не рассматривается. В связи с этим в транзитологических концепциях стирается грань между явлениями смены политических режимов, осуществляемых в рамках конкретной общественной системы, и смены режимов в условиях ломки одной и формирования другой общественной системы.

Отдельные теоретические аспекты существования власти в переходные периоды изучались в работах специалистов по теории государства и права. В исследованиях В.С. Петрова, В.Е. Гулиева, Г.М.

Манова, В.Е. Чиркина, А.Г. Лашина, В.О. Тененбаума, В.Н. Якушика и других рассматривалась государственность в переходные периоды истории14. Тем не менее, в силу специфики юридического подхода к изучаемым вопросам, многие теоретические аспекты существования власти в указанные периоды остаются малоисследованными.

В исторической литературе наиболее полно изучены отношения власти, имевшие место в 1917-1918 гг. Процесс исследования этой проблематики можно разделить на 3 периода: I. Февраль 1917 г. - начало 20-х гг. II. Начало 20-х гг. - середина 80-х гг. III. Вторая половина 80-х - до наших дней. Критериями для такого деления историографического процесса служат качественные изменения в накоплении знаний по данному предмету; наличие и характер взаимодействия различных историографических концепций.

В первый из указанных периодов изучение проблемы шло параллельно или «по горячим следам» за событиями, в результате чего исследования, как правило, базировались на довольно узком круге источников (в первую очередь на материалах периодической печати).

Значительная часть исследований этого периода принадлежит перу не профессиональных историков, а политических деятелей. Представляется, что данные работы можно рассматривать как своеобразный вид историографических источников, поскольку они содержали оценки существующей политической ситуации, институтов власти, различного рода органов, претендующих на власть в условиях данного переходного периода.

На этом этапе прослеживается сосуществование трех историографических концепций: кадетской, эсеро-меньшевистской, большевистской. В работах П.Н. Милюкова, Э. Понтовича, Д. Философова, И.Г. Церетели, В.М. Чернова, М.В. Вишняка, В.И. Ленина, Л.Д. Троц кого и других с разных теоретических и методологических позиций характеризовалась сущность Советов, общественных исполнительных комитетов, анализировалась деятельность Временного правительства, давались оценки двоевластию и тенденции установления единовластия Советов.

Своеобразие второго периода в изучении указанной проблематики (20-е - середина 80-х гг.) заключалось в установлении господства одной историографической концепции - большевистской и вытеснении других. Этот большой по хронологическим рамкам период можно разделить на 3 этапа: 1) начало 20-х - середина 30-х гг.; 2) вторая половина 30-х - середина 50-х гг.; 3) вторая половина 50-х - середина 80-х гг.

Такое деление обусловлено процессами развития указанной концепции, происходившими в связи с изменениями политического курса правящей коммунистической партии.

Историографическая ситуация 20-х- первой половины 30-х гг.

характеризуется началом систематического исследования проблем, связанных с историей революции. В это время начинается выявление, систематизация и публикация источников, относящихся к революционному периоду. Обратим внимание, что историографическая ситуация этого периода характеризуется также сохранением различных точек зрения на проблемы власти 1917-1918 гг., достаточно широким спектром трактовок исторических явлений.

В трудах С.А. Пионтковского, К. Шелавина, А. Алавердовой, коллективных исследованиях того периода изучались вопросы появления и сущности двоевластия, деятельности большевистской партии в условиях двух российских революций 1917 г., рассматривались различные аспекты политики Временного правительства15. Стали появляться работы, в которых анализировались отношения власти, складывавшиеся в 1917-1918 гг. в различных регионах страны. Как правило, основное внимание уделялось становлению и развитию Советов, их взаимоотношениям с органами правительства и местными исполнительными комитетами. Монография В. Ундревича и М. Каревой систематизировала накопленные к середине 30-х гг. сведения об этих отношениях16.

В середине 30-х - первой половине 50-х гг. не наблюдается того плюрализма мнений, богатства концептуальных решений, которые были свойственны предшествующим этапам и в особенности историографической ситуации 1917-начала 20-х гг. Именно в этот период происходит формирование нормативистской концепции истории. Невозможность для исследователей выйти за рамки оценок, данных в «Кратком курсе», вело к снижению научного уровня исследований.

Работы по истории революции приобретали комментаторский характер.

В работах исследователей основное внимание стало уделяться стратегии и тактике большевиков в период между двумя революциями 1917 г., крестьянскому движению, а также деятельности Советов. Между тем, проблемы деятельности органов Временного правительства, местных исполнительных комитетов, вопросы взаимоотношения этих органов друг с другом, позиций небольшевистских партий по вопросам власти надолго уходят из поля зрения советских историков.

Период с середины 50-х - до второй половины 80-х гг. характеризуется возрастанием интереса исследователей к проблемам Февральской и Октябрьской революций, в том числе к различным аспектам проблемы власти.

В трудах И.И. Минца, Ю.С. Токарева, Г.И. Злоказова, А.М. Андреева, В.И. Старцева, А.С. Фарфеля, З.Л. Серебряковой и других всесторонне изучены процессы формирования Советов в 1917 г., их деятельность, осуществляемые функции, партийный состав и политическая борьба в этих органах, исследованы взаимоотношения советских учреждений и органов Временного правительства17.

В работах П.В. Волобуева, Н.Ф. Славина, В.И. Старцева, Е.А.

Скрипилева, Т.М. Баженовой, Е.П. Баранова рассматривались некоторые вопросы создания и деятельности Временного правительства, а также функционирования правительственных учреждений на местах18.

Тем не менее, эта проблематика оставалась недостаточно исследованной.

В указанный историографический период более активно стали изучаться проблемы партийно-политической борьбы. Основным лейтмотивом исследований оставалась борьба большевиков с буржуазными и мелкобуржуазными партиями в 1917 г. В работах Х.М. Астархана, Л.М. Спирина, В.В. Комина и других прослеживались судьбы меньшевистских, эсеровских и кадетских организаций, рассматривались их взгляды на организацию власти в центре и на местах19.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.