WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

"Необходимо идентифицировать экономическое развитие как приоритет и при этом уважать национальную специфику. Разные страны вдоль моста отличаются в культурах, обычаях и религиях, имеют разные политические и экономические системы, разные уровни развития, обеспечивая тем самым будущую динамику и перспективу сотрудничества". Схожую точку зрения мне также приходилось высказывать214.

The Eurasian Land-Bridge. By Dr. Jonathan Tennenbaum et al. Executive Intelligence Review special report. January 1997. EIR News Service Inc. Р.35;

Fisyukov V., Salitsky A. Central Asia: Towards Ethnic Harmony Through Openness and Reform// Ethnic Challenges beyond Borders. Chinese and Russian Perspectives of the Central Asian Conundrum. Ed.by R.Azizian and Zhang Yongjin. L.: Macmillan Press Ltd., 1998. P.166-179.

В заключение необходимо сказать несколько слов об одном термине, который почти не использовался в настоящей работе и не был предметом специального рассмотрения. Я имею в виду понятие "реформы". В краткой формулировке мой взгляд на реформы в Китае сводится к следующему: стратегически и инструментально они состоялись и, если иметь в виду сами методы и алгоритмы преобразований, а также их немаловажную психологическую сторону, - успешно завершились в 80-е годы, в том числе во внешнеэкономической области. В 90-е годы шло нормальное развитие (включавшее, естественно, продолжение реформирования) на основе оправдавших себя принципов и с использованием наработанных в предыдущем десятилетии способов осуществления этого движения. Оно в дальнейшем, скорее всего, будет протекать еще более плавно, сохраняя возвратнопоступательные ритмы. Помимо внутренней ситуации, ни положение в так называемых переходных странах, ни последствия валютно-финансового кризиса в ЮВВА не располагают Пекин на исходе ХХ в. к форсированию реформ, ускорениям в "либерализации" и открытии экономики.

Замеченный многими ведущими учеными рост значения политических факторов в мировой экономике, происходивший в 90е годы, оказался к выгоде Китая, уделявшего им исключительно большое внимание. Яркой иллюстрацией приобретений, совершенных на основе точного анализа международной обстановки, кропотливой и активной внешнеполитической деятельности, является восстановление китайского суверенитета над Сянганом - крупнейшим и наиболее чисто выраженным постиндустриальным анклавом в Азии - с сохранением и даже усилением всех его информационно-маркетинговых и финансовых функций в хозяйстве Китая. В результате системность экономики КНР приобрела в 1997 г. еще более законченный вид.

Справедлива, на мой взгляд, и такая формулировка: именно внешнеэкономический курс КНР, а точнее, его своевременная корректировка в рамках общего уточнения обновленной парадигмы развития в середине 80-х годов, обеспечил Пекину разветвленные, сравнительно дешевые и, вдобавок, постоянно расширяющиеся каналы получения реальных плодов глобализации.

Следует, впрочем, заметить, что глобализация не признается в китайской политике главным, исключительным или постоянно усиливающимся свойством современного западного мира. Технологическая и информационная революция, скорее, воспринимаются в нынешнем Китае в качестве одной из многих и привычных черт развитых стран и, что существенно, вполне достижимой стадией собственного развития. Парадоксально, но значение научно-технических вопросов, проблем, связанных с передачей технологий и т.п., в течение последних двадцати лет формально даже несколько убывало в диалогах Пекина с развитыми странами - по мере роста технологической самостоятельности хозяйства Китая и практического освоения многообразных способов приобретения зарубежного технического опыта.

Центральное место во взаимоотношениях с развитыми государствами занимали и продолжают занимать политические вопросы, соответствующие разработки Пекина. Они оказались достаточными для построения вполне удовлетворительных и равноправных отношений с лидерами постиндустриального мира.

Стратегия и политика еще долго сохранят главенствующее место в отношениях Китая с США, хотя бы из-за тайваньской проблемы.

Китайский опыт хорошо показывает вздорность или откровенно конъюнктурный характер тезиса о слабеющей экономической роли государства в ходе глобализации. Тенденция эта, конечно, часто подается в преувеличенном виде, отнюдь не универсальна и охватывает лишь развитой мир (а куда больше - "переходные" страны), да и то с определенными оговорками - в связи с регионализацией и частичным замещением национальных институтов региональными, наднациональными (приложения, табл.

27). В остальных же странах проблематичность полноценной для национальной экономики мирохозяйственной интеграции оставляет для государства еще слишком много внешнеэкономических проблем, чтобы говорить об объективной потребности к ослаблению этой роли. Тем более, что региональная интеграция, развернувшаяся в Азии и Латинской Америке, еще очень далека от завершения, испытывает сейчас огромные трудности, в свою очередь, требуя от национальных правительств значительного вмешательства в ход событий. Регионализация в китайском случае (интеграция массива и территорий) отчетливо демонстрирует, сколь гигантская роль принадлежит в этом процессе государству. С наметившимся затуханием глобализации в мирохозяйственной области и в других странах экономическая роль государства имеет и, вероятно, будет иметь тенденцию к усилению.

Из положения хозяйства Китая в мировой экономике как обособленной системы и кризиса в ЮВВА в 1997-1998 гг. следуют довольно простые выводы. Во-первых, системное и постиндустриальное качества хозяйства (если под последним иметь в виду научно-техническое и информационное обеспечение развития) принципиально достижимы в современных условиях и, возможно, повторимо и перспективно в других очень крупных странах или группах соседних стран. Ничего сверхъестественного в экономике и политике Пекина в последние десятилетия не наблюдалось, а продолжающийся почти четверть века динамичный рост был начат из очень тяжелого положения. Стратегия самообеспечения в принципе вполне сочетаема с политикой интенсификации внешнеэкономических связей, крупными научнотехническими и информационными приобретениями, а цели адаптации к внешнему рынку могут иметь большее значение, чем задачи интеграции в него - последний процесс для крупных стран, вероятно, уже не очень возможен в ближайшей перспективе - в том числе в связи с депрессивным состоянием мирового хозяйства в целом.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.