WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Кризис, приобретший в 1998 г. все признаки торгового, явственно показал определенную деградацию международного производственного сотрудничества в ЮВВА в его прежнем виде, создавая мощные стимулы к корректировке старых подходов и усилению самообеспечения в рамках национальных хозяйств. При пересчетах по валютным курсам индикаторы доли внешней торговли в ВВП пострадавших от кризиса стран и территорий вроде бы выросли, однако фактически, если оценивать их с точки зрения внутренних производителей, взятых в целом, и в реальном выражении, они стабильны или падают, в том числе из-за распада многих производственных цепочек, ориентированных на внешние рынки.

Китай в этом процессе не только играет роль страны, проводящей политику, альтернативную привычной ориентации на экспорт - а в силу своей массы он существенно влияет на общие показатели, - но все более становится примером, которому начинают следовать другие государства. А ввиду отсутствия объективных возможностей к интеграции в мировую экономику, хозяйство КНР приобретает черты самостоятельной подсистемы (системы) в международном разделении труда. Вдобавок Китай нельзя отнести ни к развивающимся, ни к развитым, ни к "переходным", ни к "новоиндустриальным", ни к "посткоммунистическим" странам.

Существование же столь крупного и целостного образования вне сложившихся классификаций также служит аргументом в пользу отнесения этой страны к отдельной системе.

Ее собственный интегрирующий потенциал, впрочем, пока невелик, географически ограничен и ориентирован в основном на Тайвань, причем без выраженного намерения форсировать процесс экономической и политической консолидации. Существенное отличие КНР от многих стран заключается в ее ориентации на внутреннюю (межкитайскую) интеграцию при достаточно осторожном, селективном, а зачастую и просто негативном подходе к интеграционным процессам в глобальном и даже региональном масштабе.

Похоже, сбываются некоторые прогнозы китайских ученых. Они уже давно сделали вывод о "возвышении Азии". "При общем спаде в мировой экономике, - отмечал, в частности, еще в 1994 г. известный специалист Хэ Фан, - Азия становится движущей силой мирового хозяйства. То, что развитие экономики Азии постепенно ослабляет ее зависимость от США, уже стало реальностью, у нее вполне достаточно сил для самостоятельного развития внутренней экономики". Характерно, что ученый разделяет понятия "Азия" и "АТР"211. Тем самым азиатское самообеспечение обозначается как одна из важных глобальных тенденций ХХI века.

Интересно, что схожие мнения относительно перспектив развития азиатской и тихоокеанской экономики высказывают и Хэ Фан. Проблемы эпохи и роль Азии// Проблемы Дальнего Востока.

1994. 5. С.156.

некоторые тайваньские специалисты-международники. Один из них, Юн Вэй, отмечая быстрое развитие связей между Тайванем и Китаем в 90-е годы, приходит к заключению о том, что "хотя традиционные взаимосвязи с океаническими нациями остаются важными для Китайской Республики на Тайване, действительной сферой расширения ее отношений с внешним миром является континентальный Китай. В конечном итоге такое расширение будет включать также связи с Россией, Вьетнамом, Северной Кореей и Центральной Азией. Соответственно, для будущего Тайваня необходима смешанная стратегия развития: укрепление отношений с США, Японией, Юго-Восточной Азией и Европой следует дополнить ориентированными в будущее связями с материковым Китаем, Россией и другими странами континентальной Азии. Более того, в отсутствие формальных политических отношений нужно интенсивно налаживать функциональные и социальноэкономические связи со всеми этими зонами"212.

Как массовое производство современных товаров длительного пользования, так и создание высоких технологий оказались вполне достижимыми в индустриальной системе Китая при относительно низком уровне использования внешних факторов.

Это при том, что эффект собственных научно-технических разработок еще только начинает себя проявлять. В стране достаточно средств, чтобы поддержать перспективные направления.

На "низших" этажах промышленной структуры накоплен богатый Yung Wei. From "Multi-System Nations" to "Linkage Communities": a New Conceptual Scheme for Integration of Divided Nations// Occasional Papers/Reprint Series in Contemporary Asian Studies. Baltimore (USA):

University of Maryland School of Law. 1998. No 1. Р.28.

опыт относительно несложных и экономичных технологий, представляющих интерес для малого и среднего предпринимательства в других странах.

Китай понемногу начинает индустриальное возрождение некоторых пространств за пределами своей территории. В ряд стран Африки уже переносятся производства, не вполне удовлетворяющие нынешнему уровню средней технической вооруженности экономики КНР. В Венгрии только в 1997 г. создано около 800 совместных предприятий с китайским участием. Впрочем, основными торговыми партнерами и рынками сбыта КНР остаются развитые страны. А взаимодействие с ними пока никак не может складываться на основе теорий свободы торговли, сравнительных издержек и производных в силу значительных различий в уровнях внутренних цен. В результате сохраняются все предпосылки для ведущей роли государства во внешнеэкономических связях страны - политической, организационной и непосредственной.

Парадоксальность положения заключается в том, что усиление государственного вмешательства во внешнеэкономическую сферу, наблюдаемое теперь в Азии (да и не только в Азии), удивительным образом оборачивается к еще одной выгоде Китая, сохранившего государственные монополии в этой области. Дело в том, что нарастание кризиса сбыта в мировом хозяйстве может привести к неожиданной ситуации: все более протекционистскому Западу будет противостоять все более "фритредерский" Китай; стратегическая инициатива свободы торговли и соответствующей риторики будет переходить и уже в ряде случаев переходит к нему. С другой стороны, стоит повторить, что КНР и раньше и теперь важнее защищать внутренний рынок, поскольку там есть более динамичный рост, чем в других странах.

Скорее всего, Китай продолжит искусные маневры в экономических отношениях с развитыми странами на сугубо двусторонней основе, косвенно способствуя усилению роли национальных государств и определенной дискредитации, ослаблению функциональной дееспособности международных институтов, построенных на идее свободы торговли, - ВТО, АТЭС и пр. Во всяком случае в силу своих масштабов, а также резко выросших в 90-е годы масштабов взаимодействия с иностранным капиталом это государство оказывает все большее воздействие на формирование действительных правил игры в международных экономических отношениях.

В этих условиях для России не очень актуально сотрудничество с Китаем в рамках "азиатско-тихоокеанской кооперации". Когда-то казавшаяся укрепляющейся, но ныне достаточно неопределенная общность "АТР" оттеснила на задний план в российской политике континентальный и собственно двусторонний аспект отношений с мощным азиатским соседом.

Учитывая преимущественно внутренний характер стоящих перед Китаем проблем, соответствующую объективную направленность его долгосрочных планов развития северных и западных районов, важно, помимо прочих сфер сотрудничества, развивать именно внутриконтинентальную направленность наших связей и взаимодействий в Азии.

Возникновение по соседству с Россией новой системы мирового хозяйства требует специальной проработки целого круга проблем. Остановлюсь бегло на некоторых из них.

Очевидно, что одна их важных целей для России - индустриальное, научно-техническое сотрудничество с Китаем, в том числе с участием ВПК.

Несомненна потребность России в особых отношениях с КНР, вытекающая не только из географической близости и общности некоторых уровневых и социально-исторических параметров, но и из новой роли этой страны в международном разделении труда. Однако специфику таких отношений не следует непременно связывать с расширением масштабов двустороннего сотрудничества в ближайшем будущем - тем более, что ряд традиционных рынков сбыта российские компании в последние годы проигрывают (приложения, табл. 30, 31), а доля России во внешней торговле КНР при нынешнем характере обменов невысока и снижается: в 1997-1999 гг. по экспорту с 1,1% до 0,8%, импорту - с 2,9% до 2,5%. К тому же слишком тесное взаимодействие с китайским хозяйством на принципах свободы торговли представляет известную проблему для РФ - вследствие высокой конкурентоспособности (в том числе ценовой) экономики Китая.

Куда важнее качественные аспекты кооперации, быть может, обоюдное укрепление индивидуального самообеспечения.

Китайский хозяйственный и особенно внешнеэкономический опыт представляет немалый интерес - в той части, которая актуальна для предельно упростившихся задач восстановления хозяйственной системы в России. Но это не столько опыт открытия, сколько достижения в самообеспечении - в том числе путем использования современных внешнеэкономических инструментов.

Для некоторых других крупных стран (Индонезия, Россия, Бразилия) успехи Китая в самообеспечении - вызов, заставляющий задуматься об оптимальной мере собственной вовлеченности в мировое хозяйство. Целесообразность ряда пунктов в национальных стратегиях, включая высокую степень открытости внутренних финансовых рынков, низкий уровень государственного контроля за развитием внешнеэкономических связей, акцентированный упор на привлечение зарубежных инвестиций и постоянное улучшение инвестиционного климата, оказывается под вопросом при внимательном изучении опыта "открытой политики" КНР и ее нынешних тенденций.

Не менее важно для соседей Китая - определить стратегию непосредственного взаимодействия с этой страной. Сам факт системности хозяйства КНР может подразумевать ориентацию не столько на рост масштабов сотрудничества, сколько, опять-таки, обоюдное укрепление самообеспечения - хозяйства, науки и техники, обороны и т.д. - то есть фактическое расширение ареала многополюсности современного мира, объективно выгодной относительно слабым странам. В среднесрочной перспективе интересам России, как справедливо отмечают Л.З.Зевин и Н.А.Ушакова, отвечает идея "умеренного изоляционизма"213. Не противоречит такой стратегии и стимулирование коллективной опоры на собственные силы в рамках двусторонних, многосторонних и региональных объединений, преимущественное внимание связям с Азией.

Зевин Л.З., Ушакова Н.А. Азиатский вектор внешнеэкономической стратегии России// Восток. 1998. 6. С.37.

Сближение уровней социально-экономического развития России и Китая, происходившее в 90-е годы, однопорядковость макроэкономических индикаторов в расчете на душу населения, размеры хозяйств и, что самое главное, незавершенность индустриальной стадии эволюции в обеих странах объективно способствуют нарастанию общности в подходах России и КНР к основным проблемам "постиндустриального" мира.

Бесхитростное открытие внутреннего рынка России на рубеже 80-90-х годов стало, по мнению многих, одной из главных причин последовавшего упадка ее хозяйства. Соответственно, вопрос о сохранении последнего как целостности, а не просто слабого придатка мировой экономики находится среди постоянно дискутируемых экономистами тем. Можно с некоторой степенью условности обозначить участников этой полемики как фритредров и протекционистов и заметить, что позиции последних имеют тенденцию к усилению - и не только в виде риторики о горькой участи "отечественного производителя". Августовская девальвация 1998 г. создала некоторый слой людей, практически ощутивших выгоды хотя бы курсовой защиты внутреннего рынка.

В этих условиях, быть может, стоит еще раз обратиться к китайскому внешнеэкономическому опыту последних двух десятилетий, прежде всего имея в виду механизмы обеспечения интересов отечественных производителей и защиты внутреннего рынка. Поскольку Китай во внешнеэкономической сфере в технике и квалификации опережал СССР перед последним десятилетием ХХ века, его опыт 80-х годов для нас по-прежнему актуален.

При всей разнице в структуре экономики Россию и Китай объединяет необходимость в достижении высоких темпов обычного роста, то есть роста производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, и достаточно туманная перспектива расширения сбыта в развитых странах. Вероятное усиление ориентации Китая на внутренний, континентальный, рынок выглядит мощным стимулом для двустороннего сотрудничества в будущем, которое может стать важным элементом возрождения производительных сил ряда регионов России, исторически формировавшихся в парадигме "освоения", "масштаба", "заделов на будущее" и т.п.

Стратегическое партнерство с Китаем останется пустым лозунгом без подведения под него адекватной хозяйственной базы, которая могла бы включать проработку идей коллективного самообеспечения, совместного укрепления экономической и военной безопасности малых азиатских партнеров, повышения индивидуальной технологической самостоятельности, организации разнообразных форм взаимодействия на многосторонней товарообменной (смешанной) основе. Напрашивается, в частности, мысль о возобновлении использования - на этот раз в отношениях с Китаем, а возможно, и другими азиатскими государствами - такого экономического инструмента как переводной рубль (юань).

Помимо крупных межгосударственных программ, способствующих в том числе и внутренней территориальноэкономической интеграции в обеих странах, помимо создания крупных совместных аналогов ТНК (например, в гражданском авиастроении, добывающей промышленности и т.д.), в сотрудничестве с Китаем можно было бы оживить и некоторые "архаичные" формы. В условиях низкой ликвидности в Азии, кстати, все большее распространение получает хорошо знакомый нам бартер. Так, в мае 1997 г. в Гонконге создана фирма "Pacific Barter" ("PB"), занимающаяся обменом товарами и услугами на основе компьютерной сети. Для участников обменов предусмотрено начисление на счета условных долларов за поставку их продукции до появления интересующего их товара (если последнего нет в данный момент). Средний объем сделок - 25 тыс.долл. Среди клиентов "РВ" есть достаточно крупные компании, например, "Acer" (тайваньский производитель компьютеров), "Hertz International" и др.

Важно, что представление китайцев о предпосылках международного сотрудничества в Азии базируется на идее гетерогенности этого пространства. В качестве примера приведу выдержку из выступления председателя Госкомитетов по науке и технике и по экологии Сун Цзяня на симпозиуме, посвященному трансконтинентальному мосту "Европа - Азия" (Пекин, май 1996 г.):

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.