WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 43 |

Литература: Birgegеrd U. Johan Gabriel Sparvenfeld and the Lexicon Slavonicum. Uppsala, 1985; Биргегорд У. Новгородские страницы дневника Ю. Г. Спарвенфельда // НИС. 6 (16). СПб., 1997; Черепнин Л. В. Материалы по истории русской культуры и русско-шведских культурных связей в архивах Швеции // ТОДРЛ.

Т. 17. М.-Л., 1961.

Джон ПЕРРИ ДЖОН ПЕРРИ АНГЛИЯ ПЕРРИ Джон (1670–1732) – английский моряк, инженер на русской службе (1698–1715), автор сочинения о России при Петре I, написанном на основании личных впечатлений от пребывания в России и рассказов современников.

Первый большой город, в который я приехал в России, был Новгород, построенный в верховьях реки Волхова, впадающей из озера Ильменя в Ладожское озеро. Это один из самых значительных и населенных городов России. В тогдашнее время он вел весьма обширную торговлю с Нарвой и Ньюшанцем на реке Невe (где теперь построен Петербург).

Но с тех пор город этот сделался сборным местом для войск и во время войны служил складочным местом. Царь устроил это ввиду своего намерения сделать Петербург столицей Русской империи.

В Новгороде и окрестностях находится 72 монастыря; главнейший из них посвящен знаменитому святому Антонию, о котором русские рассказывают следующую повесть. Руководимый явлением Ангела, он прибыл в город Новгород от устья реки Тибра, с берегов Италии, обоXVII век. «Поныне славится своей торговлей и богатством» гнул Великий океан и Балтийское море, а затем через озеро Ладожское и реку Волхов явился в Новгороде, и все это путешествие совершил на мельничном жернове в четырехдневный срок. Это чудо, случившееся лет 600 тому назад, вызвало обращение всего края в христианскую веру. Я приехал в это место около конца июня и имел случай видеть, как образ этого святителя носили по городу в торжественном ежегодном крестном ходе в воспоминание дня его прибытия.

Вышеупомянутый монастырь на берегу реки Волхова в некотором расстоянии от города на том самом месте, куда пристал святой Антоний, а мельничный жернов, на котором он прибыл, и до сих пор можно видеть: он поставлен ребром в церкви, принадлежащей вышеназванному монастырю. В той же церкви недалеко от мельничного жернова лежит и тело св. Антония. Русские утверждают, что сам Бог предохранил его до сих пор от разрушения, и смотрят на это, как на неоспоримое доказательство истинности вышеупомянутого чуда. Они обыкновенно открывают и показывают тело св. Антония всем тем, кто с смирением и благоговением приходит к гробу его. Не только в этом случае, но и во многих других они прибегают к подобным догадкам и доказательствам для подтверждения истины их вероисповедания.

Текст печатается по изданию:

Перри Д. Состояние России при нынешнем царе.

М., 1871. С. 109–110.

Литература: Perry D. The state of Rusia under the present czar. London, 1716;

Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XVII – перв. четв.

XVIII века. М., 1976.

ПАУЛЬ ЯКОБ МАРПЕРГЕР ГЕРМАНИЯ (БАВАРИЯ) МАРПЕРГЕР Пауль Якоб (1656–1730) – немецкий экономист, переводчик, литератор и путешественник, автор многочисленных трудов об экономических, историко-географических и юридических аспектах европейской торговли, наиболее известными из которых являются «Московитский купец» (1705, 1723) и «Шведский купец» (1705, 1706).

«Московитский купец» – это своего рода энциклопедический труд, при написании которого Марпергер использовал сочинения А. Олеария, П. Иовия, А. Поссевино, П. Петрея, С. Герберштейна, А. Г. Шлейссингера, Д. Принца, П. Мейерберга, Дж. Флетчера, С. Коллинса. В нем даны сведения о государственном устройстве России, ее законах, торговле и ремеслах, денежном обращении, крупнейших торговых городах, среди которых важное место занимает Новгород.

В кратком историческом экскурсе о Новгороде Марпергер пишет, главным образом, об опричном разгроме, который он относит к 1477 г.

В издании 1723 г. приводятся сведения о привилегиях, полученных ганзейскими купцами в России в результате переговоров ганзейского посольства И. Брамбаха 1603 г. с Б. Годуновым. Марпергер сообщает, что в Новгороде и других городах им была разрешена беспошлинная торговля, отменены таможенный контроль, регистрация и штрафные санкции.

Великий Новгород был одним из самых больших и лучших городов и первостепенной ганзейской конторой, отчего его жители говорили, что никто не может противостоять Богу и Великому Новгороду. Только в 1477 г. он был захвачен и разорен великим князем Иваном Васильевичем Грозным (Grozdin), и, как говорят, триста возов золота и серебра было вывезено оттуда в Москву. После этого город в какой-то мере восстановился, так как вновь торгует, и там находятся три самых лучших кабака, или трактира, которые дают ежегодно 6000 риксталеров прибыли. Но это ничто по сравнению с былым великолепием, которого город достиг перед разорением и опустошением его Иваном Васильевичем.

XVIII век. «Город древен, знаменит и велик» Он подозревал граждан города, что они замышляют против него с его сводным братом, которого он приказал отравить, и обратились к польскому королю. За это город должен был поплатиться, и он взял его силой и уничтожил все, что попалось на глаза его солдатам, согнал огромную толпу горожан на длинный мост и приказал сбросить их в воду, совершив неслыханную доселе на Руси кровавую расправу. Считается, что тогда погибло 2770 знатных горожан с женами и детьми, не считая черни. Еще были разорены и частично сожжены 145 монастырей новгородской округи, монахи были убиты, а уцелевшее добро было вывезено.

В 1696 г. город пережил сильный пожар, в котором погибли люди, постройки и дорогие товары. Река Волхов, по которой можно переправлять товары до Ревеля и Нарвы, течет через город. Недалеко от города находится Антониев монастырь. Этот святой, по рассказам русских, приплыл туда на большом мельничном камне, который сам пристал к берегу в этом месте. Здесь же он потом и умер.

Текст печатается по изданию:

Marperger P. Moskovitischer Kauffmann. Lbeck, 1705. S. 54–55.

Перевод с немецкого С. И. Цветковой.

Юст ЮЛЬ • Расмус ЭРЕБО Литература: Marperger P. Moskovitischer Kauffmann. Lbeck, 1705, 1723; Allgemeine Deutsche Biographi. XX. Leipzig, 1884.

ЮСТ ЮЛЬ РАСМУС ЭРЕБО ДАНИЯ ЮЛЬ Юст (1664–1715) – морской командор, датский дипломат при дворе Петра I, союзника Дании в Северной войне. Он сопровождал царя в его передвижениях по России. В его задачу входило следить за тем, что говорилось при дворе о военных действиях и перспективах заключения мира. Во время пребывания в России он вел дневник, который является одним из ценнейших источников западного происхождения о периоде петровских реформ.

19-го (декабря. – Г. К.). Выехал из Вяжищ в 10 часов; приехав в Новгород, я сначала остановился у своего знакомого, подполковника Манштейна, но потом мне отвели квартиру в доме купца Михаила Ивановича Zarticho. Калмык по происхождению, он был некогда продан одному русскому купцу, а по смерти сего последнего женился на его дочери и таким образом стал собственником всего имущества своего бывшего хозяина. Как только я пришел к нему, он поднес мне огромный каравай ржаного хлеба, тарелку варенья, жбан меду и жбан пива. Хотя на новой квартире мне было очень тесно, зато в ней было тепло и сухо.

Царь, приветствуемый пальбою из орудий, приехал в Новгород в 9 часов вечера, пробыл там всего несколько часов и отправился далее на Москву.

Любопытно, что, путешествуя и по России, царь, ввиду малочисленности своей свиты, ездит не в качестве царя, а в качестве генерал-лейтенанта и на этот конец берет у князя Меньшикова особую подорожную. Так как по всей России приказания князя исполняются наравне с царскими, то с этою подорожной царь едет день и ночь без малейшей задержки.

Дорогою из Петербурга в Новгород я сделал наблюдение, что дома по всей Ингерманландии весьма грязны, плохи и построены в один ярус, но что и за Русскою границей они сейчас же становятся чище, красивее и вырастают в два яруса, из которых верхний служит для жилых помещений, а нижний для кладовых и погребов, где народ хранит съестные припасы, напитки и другие хозяйственные принадлежности.

XVIII век. «Город древен, знаменит и велик» 20-го. Прождал в Новгороде моих людей и вещи, которые должны были прибыть из Нарвы. Ездил верхом осматривать город. Состоит он из множества плохо построенных и беспорядочно разбросанных деревянных домишек, подобных крестьянским домам в Норвегии. Такие дома продаются за два, за три, самое большее за четыре рубля каждый. Город полон церквей и монастырей. Лучшим украшением церквей служат их высокие куполы, вроде тех, что в архитектуре зовутся «des dmes»*.

Они окружены многими маленькими вышками. Колокольни стоят в небольшом расстоянии от церквей; на самих же церквах Русские никогда колоколов не вешают. Недавно в Новгороде был большой пожар, причем часть его церквей сгорела, а часть попорчена огнем. Куполы, или dmes, выведены дранью и покрыты свинцом; иные позолочены, иные украшены изящною старинною живописью. Внутри города есть крепость вроде Ивангородской, со стенами и башнями. Кругом города также есть вал, но он разрушен, и через него почти всюду можно переехать в повозке. Улицы мощены бревнами вместо камня.

21 декабря в 6 ч. утра, после затруднительного путешествия и больших опасностей, мои люди и вещи в сохранности прибыли в Новгород.

По дороге лед на реках, а также болота нигде нас не держали, и людям моим во многих местах приходилось переводить лошадей в поводу и затем самим перетаскивать через лед сани. Во всем виноват был Нарвский комендант: пока была хорошая погода, мороз и санный путь, он моих людей задерживал, а доставил им лошадей лишь чрез 8 дней после назначенного для отъезда срока, как раз в то время, когда начало таять.

И вот им пришлось ехать 182 версты из Нарвы в Новгород, в санях, не меняя лошадей, по беспутице (ибо, как сказано выше, наступила сильная, необычная в это время года, оттепель)… Осмотрел в Новгороде церковь Марии, или Богородицы. Это весьма роскошный храм, сплошь украшенный живописью и позолотою, с большими люстрами. Так как я вошел туда во время вечернего богослужения, то протопоп, выйдя из своего клироса, хотел было выгнать меня вон вместе с моею свитой, но под конец мой толмач поговорил с ним так крупно, что тот струсил и успокоился. Вообще когда имеешь дело с Русскими, лучше всего говорить с ними грубо и круто, – тогда они уступают; в противном же случае, т. е. если хочешь постоянно обращаться с ними ласково, нет возможности с ними сговориться.

23-го. Пока чинились сани, везшие моих людей и вещи, я послал сказать Новгородскому митрополиту, или архиерею, через пристава, на* Купол, свод (фр.).

Юст ЮЛЬ • Расмус ЭРЕБО значенного ко мне в Нарве и до сих пор при мне состоявшего, что собираюсь посетить его в крепости на его подворье. Получив ответ, что мне будут рады, я поехал к нему.

Жил он на большом красивом кирпичном подворье, комнаты которого были выведены сводом и темны как тюрьма. Как у дома, так и в переходах меня встречало множество монахов, находящихся у него в услужении. К нему самому меня допустили не тотчас, дабы он имел время надеть свои епископские одежды и украшения. Когда я наконец вошел, то застал его в полном епископском облачении; подле него стоял епископский посох; в руке он держал четки вроде тех, по каким читают Отче наш, а на большой серебряной, позолоченной цепи, надетой вокруг шеи, спускаясь низко на грудь, висел поверх одежды образ в серебряной оправе, за стеклом. Архиерей преподал мне благословение, осенил меня крестным знамением и сказал, что Бог наградит меня за то, что я был так добр и навестил его. Так как сам он никакого языка, кроме русского, не понимал, то я наконец спросил, не имеется ли у них кого-нибудь, кто бы говорил по-латыни. Тогда ко мне вызвали монаха, соборного священника, объясняющегося по-латыни весьма плохо, однако понимающего все, что ему на этом языке говорят, и вдобавок знающего немного по-немецки, по-гречески и по-еврейски. Я попросил архиерея быть настолько добрым назначить мне кого-либо в проводники и велеть показать мне местные церкви и их украшения, а также распорядиться, чтобы кто-нибудь сопровождал меня в знаменитый монастырь Св. Антония, расположенный под самым Новгородом. В ответ на это архиерей тут же велел упомянутому монаху идти со мною и показать мне все, что я пожелаю.

Простившись тотчас же с архиереем, я взял с собою монаха и ушел.

Митрополита этого, или архиерея, звали Иовом82. Это был высокий старик с седою бородой и расплющенным носом; у него был сильный насморк.

Монах повел меня в собор. У этого храма наружные двери были медные, сверху уставленные литыми медными же фигурами. Самый храм украшен живописью, позолотою и отличается большим великолепием как снаружи, так и внутри. В нем висит семь больших серебряных позолоченных лампад чеканной работы; в окружности всякая из них равняется верхней части датской меры*.

Мне показали тело св. Никиты, который, как говорят, вот уже лет сохраняется после смерти нетленным. По имени святого и церковь называется Никитскою. Показали мне и другого угодника, св. Ивана, тоже лежащего в великолепной раке. Иван этот был никогда архиереем * Skjeppe, 8-я часть датской четверти, несколько меньше четверика.

XVIII век. «Город древен, знаменит и велик» в Новгороде. Как уверяют, мощи его уже 600 лет сохраняются нетленными. Лицо его было закрыто черным вышитым платком.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.