WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 43 |

Все происходило так же, как при въезде: от двора до пристани солдаты стояли «в ружье», но теперь их было гораздо меньше. Для проводов привели убранных лошадей, но никто не провожал посла, кроме толмача, и то не по поручению [воеводы]. Привозимый корм нам раздавали нерегулярно, и хотя посол жаловался – не помогло; воевода Василий Григорьевич Ромодановский заявил, что у него нет приказа; вину сваливали друг на друга. Отсюда мы шли на судах по Ильмень-озеру, иногда вдоль берега, и устроили обед в Завале, недалеко от каменного монастыря Троицы, что лежит на острове, в бухте озера, откуда берет начало река под названием Веряжа.

Посол направил из Новгорода одного из наших людей вперед, в Псков, чтобы там все приготовить к дороге в Ригу. Вечером мы прибыли к одному месту (это на той же воде); на озере – остров Вку, на котором было мало домов. Неимоверное количество комаров мучило нас так, что никто не мог спать. Ночью к палатке, где я лежал, подкрался очень крупный волк, и так как солнце почти не заходит и были сумерки, то я его хорошо видел; я встал и натравил на него собак, он, однако, остался стоять, пока мы не прогнали его хлопаньем в ладоши.

10 июня. В 3 часа утра мы расстались с этим пустынным местом и вечером прибыли в Сольцы, в 14 милях от Новгорода. По пути на реке Шелони, по которой мы плыли вверх по течению, мы немного поели.

Текст печатается по изданию:

Витсен Н. Путешествие в Московию 1664–1665.

СПб., 1996, С. 65–71; 200–206.

Литература: Витсен Н. Путешествие в Московию 1664–1665. СПб., 1996; Кирпичников A. Н. Россия XVII в. в рисунках и описаниях голландского путешественника Николааса Витсена. СПб., 1995; Коваленко Г. От Амстердама до Новгорода // Чело. 1999. № 1.

XVII век. «Поныне славится своей торговлей и богатством» ЯН СТРЕЙС ГОЛЛАНДИЯ СТРЕЙС Ян (–1694) – голландский парусный мастер, путешественник приехал в Россию в 1669 г. в составе нанятого в Голландии экипажа для первого русского двухпалубного парусного корабля «Орел». Его путь из Риги в Москву пролегал через Новгород, где он был с 31 октября по 8 ноября 1668 г. В своей книге «Путешествие в Московию, Татарию, Ост-Индию», вышедшей в Амстердаме в 1677 г. и неоднократно переиздававшейся на разных языках, Стрейс описал Новгород как некогда процветавшую боярско-купеческую республику, лишившуюся своих прав, привилегий и независимости после завоевания Иваном III. С присоединением Новгорода к Москве он связывает и упадок новгородской торговли.

Новгород (Novogorod) значит по-московски новый город. Novo – латинское слово, Gorod – московское. Пригород почти также велик, как и сам город, который, судя по разрушенным стенам, в прошлом был сильным и значительным. Прежде имел своего князя и правительство, не подвластное ни царю, ни Швеции, ни Польше, чеканил свою монету, а также владел всем тем, что полагалось законному князю и господину. Честь и слава этого города были так велики, что в соседних краях возникала поговорка: кто устоит перед Богом и Новгородом Он был в старину весьма богатым и достоуважаемым городом и складом всевозможных товаров для купцов, но после того как Иван Васильевич (Ivan Vasilowits), великий князь московский, завоевал его в 1477 г., город лишился своего управления, а также привилегий, независимости и прав. С тех пор упала и торговля, но не заглохла, ибо в настоящее время в нем собираются купцы, преимущественно из Гамбурга, Любека, Швеции и Дании, которые прибывают по реке Нарве (Nerva) до самого Новгорода. Торговля идет зерном, ячменем, льняным и свекловичным семенем, мехами, коноплей, льном, в особенности юфтью, которую в изобилии изготовляют на месте из шкур. Там очень много скота, и съестные припасы продаются за бесценок, в особенности рыба: лососина или осетр, щука, чебак, карп, линь и всевозможная белая рыба. Новгород окружен деревянными стенами и башнями, с металлическими пушками; на одном конце города стоит каменный дом (замок) архиепископа, окруженный высокой оградой, где живет он с другими благородными господами. Многочисленные церкви и колокольни, легкие, но прочные, украшают город. Что касается домов, то они строятся плохо. От замка архиепископа идешь по большому Ян СТРЕЙС мосту, с которого тиран Иван Васильевич велел сбросить тысячу человек в реку. Далее великолепный монастырь св. Антония (S. Anthonis), святого, которого московиты усердно чтут и стремятся убедить всех, что он спустился на мельничном жернове из Рима по Тибру в Волгу и далее до самого Новгорода; здесь он повстречался с рыбаками, с которыми заключил условие на некоторую сумму денег, что ему будет принадлежать все, вытянутое ими в первую тоню. Рыбаки вытащили сетями сундук, в котором были вещи из церкви св. Антония, деньги и книги. После того как это случилось, велел он выстроить маленькую часовню, где умер и был погребен, и по сей день еще можно видеть его тело, от которого совершались и еще совершаются чудеса. Но московиты никого не допускают к нему, кроме своих единоверцев. Насколько рассказ о жернове и прочем правдоподобен, пусть решит читатель.

В память его московиты воздвигли великолепный монастырь. В 1611 г.

город был взят шведским дворянином Якобом де-Лагарди, но в 1813 г.

после мира перешел к князю московскому.

8 ноября, после того как мы хорошо отдохнули в Новгороде и внимательно его осмотрели, мы продолжали путешествие на лошадях и санях и прибыли после обеда в деревню Бронницы (Bruynitz), где заночевали и утром переменили лошадей. В этот день снег растаял на солнце, и мы снова пересели в повозки, которые нам тотчас предоставили; ночью погрузились и на рассвете продолжали свое путешествие. Вечером приехали в деревню Медная (Miedna); дорога была скверной и трудной, так что изнурила наших лошадей.

10-го проезжали мы по болотистой местности, от одной настилки из бревен до другой; наши повозки часто ломались и быстро чинились московскими крестьянами. Во время поездки мы видели много белок и лисиц; завидев человека, они исчезали. Вечером мы приехали в деревню Ям Крестцы (Gan Krezza), где получили хорошую еду и питье и нам дали свежих лошадей.

Текст печатается по изданию:

Стрейс Я. Три путешествия. М., 1935.

С. 148–1490.

Литература: Стрейс Я. Три путешествия. М., 1935; Московия и Европа.

М., 2000; Путешествие по России голландца Стрейса // Русский архив 1880. Т. 1;

Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа XVII – перв. четв.

XVIII в. М., 1976; Коваленко Г. От Амстердама до Новгорода // Чело. 1999. № 1.

XVII век. «Поныне славится своей торговлей и богатством» ГАНС МОРИЦ АЙРМАНН ГЕРМАНИЯ (ШВЕЦИЯ) АЙРМАНН Ганс Мориц (1641–1710) – уроженец Нюрнберга, в 1666 г. поступил на шведскую государственную службу. В 1669–1670 гг. совершил поездку в Польшу и Россию в составе свиты шведского посла графа Христиана Горна. После трехмесячного пребывания в Москве, в феврале 1670 г. посольство отправилось в обратный путь через Новгород. Во время полуторамесячного путешествия 8 членов посольства, в том числе и Х. Горн, умерли от лихорадки. Айрманн также болел, но справился с болезнью. В 1671 г. он вернулся на родину, где и написал свои записки, предназначенные не для публикации, а «для себя и своих дорогих».

При отъезде из Москвы мы взяли курс на могущественный и большой город, именуемый Наугарден или Неогород. Этот город обычно называют Неогород или то же самое Новгород. От города Москвы расположен он в сторону Лифляндии на расстоянии 90 московитских миль.

Это очень сильный и знаменитый город как по своей обширности, так и вследствие своей хорошей торговли. Там есть отлично укрепленные заставы, а снаружи, так же как и в Москве, все представляется открытым; здания там устроены, как в вышеуказанном городе Москве, так что особенно много рассказывать я считаю излишним. Только то следует отметить, что там на возвышенном месте или горе виден воздвигнутый укрепленный каменный замок. Для того чтобы увидеть это значительное и знаменательное место, мы изменили на обратном пути наш курс на 20 миль, так как покойный наш господин граф61 желал видеть и этот город. Действительно, нас там почтеннейшим образом угощали по московскому обычаю, и мы подзадержались там на три дня.

Текст печатается по изданию:

Записки Айрманна о Прибалтике и Московии 1666–1670 гг. // Исторические записки. 17. 1945.

С. 306.

Литература: Acta et Coimnentationens Universitatis Tartuensis (Dorpatiensis). Humaniora. Vol. XL. Tartu, 1937.

Ганс Мориц АЙРМАНН • Юхан ВИДЕКИНД ЮХАН ВИДЕКИНД ШВЕЦИЯ ВИДЕКИНД Юхан (1618–1678) – шведский риксисториограф, автор первого в Швеции специального исследования по истории Смутного времени и русско-шведских отношений начала XVII в. «История десятилетней шведской войны в России» (1671, 1672). Главная ценность этого сочинения состоит в том, что оно написано на основании большого комплекса источников, многие из которых были впоследствии утрачены.

Важное место в этой работе Видекинда занимает Новгород и Новгородская земля. Он показал место Новгорода во внешнеполитических планах шведского правительства, переговоры между шведами и новгородскими властями весной и летом 1611 г., описал взятие Новгорода и его положение под властью шведской военной администрации. Описание штурма города иллюстрирует подробный план, представляющий ценный источник по топографии города.

Новгород, называемый Великим, разделен надвое рекой Волховом, но обе части соединены мостом. Слово «Новгород» у московитов значит «новый город» или «новый замок»; у иных произносится Нугигрод (Nugigrod). Расположен он у Ильменского озера, которое имеет в длину 18, а в ширину 12 миль; в это озеро впадают реки Ловать и Шелонь, а вытекает из него река Волхов. Стены города омывает река Олла или Онега, которая затем течет к Кексгольму в Карелии. Сарницкий62, пользуясь итинерарием канцлера Яна Замойского, помещает Новгород под 60,6° широты и 53,6° долготы. Другие – под 58,7° широты; у Хитреяв кн. 23, л. 611 указана широта 62°, а долгота 58°.

Этот громадный по величине город находится в 120 милях от Москвы, в 78 милях от Выборга, в 40 – от Нарвы и в 36 – от Пскова. Главный храм там посвящен св. Софии.

Новгород – знаменитейший по всей Европе торговый город, который уже около 300 лет тому назад часто посещали купцы тевтонской Ганзы64, в то время как русские свободно торговали с иноземцами в ливонских городах Ревеле, Дерпте, Риге и других и имели там свои храмы греческого обряда. Мало того, даже когда началась война между ливонцами и русскими, любекские купцы беспрепятственно торговали в Новгороде под покровительством жившего в Ливонии магистра ордена. Было это около 1299 г. Впервые пошатнулась свобода новгородской торговли после того, как город потерпел страшное поражение в Семилетней войне с русским князем Иваном, дедом Ивана Васильевича, и в конце концов был им взят в 1477 г.65.

XVII век. «Поныне славится своей торговлей и богатством» Взяв город, государь под вымышленным предлогом предал казни 300 знатнейших горожан66, конфисковав их имущество, а с остальных взыскал четверть имущества.

В то время один горожанин как-то неосторожно разговорился с гостем о жестокости великого князя, призывая на него кару Божью, а потом, видя, что за болтливость ему придется поплатиться жизнью, написал письмо для передачи государю, где обвинил самого гостя в злоречии против князя. Едва прочитав письмо, тот велит казнить гостя, а вероломного доносчика благодарит и шлет ему дары.

В 1494 г. все ганзейские купцы исчезли67, и вот по какой причине: ревельцы сожгли одного знатного русского за содомский разврат и будто бы открыто говорили, что если бы сам великий князь московский был уличен в таком преступлении, то и с ним они обошлись бы, как с собакой. Раздраженный этой дерзостью, великий князь Иван бросил в тюрьму 49 немецких купцов, а принадлежавшие ганзейским купцам товары, больше чем на 300 000 золотых, захватил в казну. Правда, потом, продержав их чуть ли не три года в тюрьме, он отпустил большинство купцов, но товаров никому из них не вернул. Рассказывают даже, что когда они после долгого томления в тюрьме собрались плыть в Любек, то жалким образом погибли при кораблекрушении.

И все-таки вплоть до сего дня многие купцы, влекомые жаждой наживы, продолжают ездить сюда, но уже без ручательства Ганзы, давно пришедшей в упадок.

До взятия русскими (Новгород) каждый год платил литовцам подать 100 000 рублей (рубль стоит немного больше венгерского дуката).

Торговля так обогатила новгородцев, что они возгордились и говаривали: «Кто против Бога и Великого Новгорода» (Кранц. Кн. 3. Гл. 15)68.

Упоминается и у Варемунда фон Эренберга в размышлениях о договорах (Л. 59. № 68).

Когда немцы привозят туда товары, то в их распоряжении и доныне, говорят, находятся два тевтонских или готских дома или двора, но ганзейские привилегии совершенно уничтожены.

Христофор Варшевицкий69 (Кн. 2. Л. 166 «О наилучшем состоянии свободы») считает, что Новгород был отнят у литовцев в 1482 г.70, и сообщает, что в том же году 30 августа, при короле Казимире, за трусость при обороне города поплатились головой литовцы Михаил Оцетон и Иоанн Георгий.

Пишут, что князь московский увез с собой триста возов, груженных бесценными сокровищами, полученными в виде добычи или при продаже захваченного (Скалигер. Ст. 249. Л. 799; Пий II. Европа. Кн. 2. Гл. 27).

Юхан ВИДЕКИНД Крепость этого города стоит в ряду главных в Московии по своим размерам и надежности укреплений, окончательно достроенных в 1581 г.

Иваном Васильевичем; в ней несколько храмов и часовен, а один из храмов имеет позолоченную главу, как в Москве.

В 1424 г. там свирепствовала такая ужасная чума, что за шесть месяцев от черной смерти погибли 80 тысяч человек, а жестокость и скоротечность болезни были таковы, что люди падали, идя по улице, и нередко здоровые, стоя на похоронах у могилы умершего, тут же падали замертво и оказывались в той же могиле (Кранц. Кн. II. Вандалии. Гл. 5).

До принятия христианства новгородцы почитали идола по имени Перун, что значит «молния». Изображался он в виде человеческой фигуры, грозно держащей в руке молнию или камень, подобно тому как поэты описывают Зевса-громовержца. Перед ним всегда горел светильник, и если он гас, то священнослужители платились головой за преступление (Гваньини и прочие). О том, что устами этого идола отвечал вопрошающим сатана, читаем у Скалигера71 (Гл. 249. Л. 799). То место, где стоял идол и где ему поклонялись, ныне занимает Перынский монастырь72.

Река Волхов берет начало из Ильменского озера, находящегося в 2 верстах оттуда, течет через город и, пройдя 36 польских миль, заканчивает свой бег в Ладожском озере. Город некогда был местом пребывания архиепископа.

Много веков для людей был Новгород чуду подобен.

Мощью своей даже Рим был ему равен едва ль.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.