WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теперь нам предстоит преодолеть основную трудность. Рас смотрим все пары целых чисел (m, s), такие что 0m[ p], 0s[ p], через [ p] обозначена целая часть числа p — наи большее целое число, не превосходящее p. Число таких пар ([ p]+1)2>p. Значит, по крайней мере для двух р а з л и ч н ы х пар (m1, s1) и (m2, s2) остатки от деления m1+Ns1 и m2+Ns2 на p одинаковы, т. е. число a+Nb, где a=m1-m2, b=s1-s2, будет делиться на p. При этом |a|[ p], |b|[ p]. Но тогда число a2-N2b2=(a+Nb)(a-Nb) делится на p, и значит, учитывая, что N2-1 (mod p), получим, что a2+b2 делится на p, т. е.

a2+b2=rp, где r — натуральное число (r=0, ибо иначе пары (m1, s и (m2, s2) были бы одинаковы). С другой стороны, a2+b1) 2[ p]2<2p, т. е. r=1, и значит, a2+b2=p. Теорема 2 доказана.

Вопрос о представлении чисел в виде суммы двух квадратов исчерпывается следующим утверждением.

Натуральное число представимо в виде суммы двух квадратов целых чисел тогда и только тогда, когда все простые сомножители вида 4k+3 входят в разложение этого числа на простые сомножители с чётными показателями (см. [3, с. 45]).

Теорема Ферма—Эйлера очень красиво доказывается, если использовать теорию делимости целых комплексных чисел n+mi, n, m — целые (см. об этом в замечательной книге [4, сс. 28—29]).

ЭЙЛЕР И ЕГО ФОРМУЛА ei=-Его [Эйлера] творчество изумительно и в науке беспримерно.

А. Н. Крылов.

Однажды, когда я учился в восьмом классе, мой друг и одноклассник написал мне формулу Эйлера, которой я посвящаю этот раздел. Тогда я уже знал, что e — это число: две целых, семь десятых, год рождения Толстого, год рождения Толстого и дальше — другие десятичные знаки, запоминать которые уже необязательно (e=2,718281828...). Я знал также, что n 1+ e=lim.

n n Разумеется, я имел представление о числе, о том, что такое степень, и слышал о том, что i — это какое-то мистическое число, квадрат которого равен -1. Формула Эйлера потрясла меня, как, пожалуй, ничто математическое не потрясало ни до, ни после. Эта формула восхищала не одного меня. Наш знаменитый академик, математик и кораблестроитель Алексей Николаевич Крылов, слова которого я поставил эпиграфом к этому разделу, видел в этой формуле символ единства всей математики, ибо в ней <-1 представляет арифметику, i — алгебру, — геометрию и e —анализ>.

Можно очень многое сказать о творце этой формулы Леонарде Эйлере (1707—1783) — гениальном математике, физике, механике и астрономе, прожившем значительную часть своей жизни в России и похороненном в Санкт-Петербурге.

Леонард Эйлер — один из величайших тружеников в истории науки. Ему принадлежит 865 исследований по самым разнообразным проблемам. В 1909 году швейцарское естественнонаучное общество приступило к изданию полного собрания сочинений Эйлера.

С тех пор прошёл срок, больший, чем вся жизнь Эйлера, издано около семидесяти томов его сочинений, а издание ещё не закончено.

Переписка Эйлера занимает свыше 3000 писем. Уже одно это — свидетельство необыкновенного нравственного облика учёного: дурным людям писем не пишут. Все учёные, современники Эйлера, делились с ним плодами своих размышлений, просили высказать своё суждение по интересующим их проблемам и всегда находили отклик и поддержку.

Необыкновенные щедрость и благородство Эйлера отразились в известной шутке, касающейся самого определения — кого следует называть математиком. Определение математика (согласно этой шутке) индуктивно. Основание индукции составляет утверждение:

Эйлер — математик. И далее: математиком называется человек, которого математик называет математиком*).

Душевная красота Эйлера отразилась во множестве его поступков. В предыдущем разделе я рассказывал о том, как Эйлер старался утвердить приоритет Ферма. Когда молодой Лагранж (о нём речь впереди) посвятил Эйлера в свои исследования в области *) При этом можно быть почти уверенным, что человек, сделавший в математике что-то содержательное, будет математиком в смысле этого определения. Но если в качестве основания брать других учёных, то нельзя исключить случая, когда список математиков состоял бы только из одного лица...

вариационного исчисления, Эйлер направил ему письмо (от 2 декабря 1759 года, Лагранжу было тогда 23 года), и я не могу не привести его слова, слова высокого духовного благородства.

<Твоё аналитическое решение изопериметрической проблемы содержит, насколько я вижу, всё, что только можно желать в этой области, и я чрезвычайно рад, что эта теория, которой после моих первых попыток я занимался едва ли не один, доведена до величайшего совершенства. Важность вопроса побудила меня к тому, что я с помощью твоего освещения сам вывел аналитическое решение; я, однако, решил скрывать это, пока ты не опубликуешь свои результаты, так как я никоим образом не хочу отнимать часть заслуженной тобою славы>.

Теорема 3. ei=-1.

Доказательство.

3.1. При доказательстве мы будем использовать следующую формулу (она носит название бином Ньютона):

(a+b)n=an+C1an-1b+C2an-2b2+...+Cn-2a2bn-2+Cn-1abn-1+bn, n n n n n! где n — натуральное число, Ck =.

n k! (n-k)! n 1+ 3.2. Как известно, e=lim. Применим формулу бинома n n Ньютона:

n n 1 n(n-1) 1 n(n-1)(n-2) 1+ =1+ · + · + · +...

n 1! n 2! n2 3! n(здесь мы выписали только несколько первых членов разложения).

Перейдём в обеих частях равенства к пределу при n и получим следующее разложение в ряд:

1 1 e=1+ + + +...

1! 2! 3! Конечно, с точки зрения современного математика этот предельный переход необходимо строго обосновать. Но во времена Эйлера к вопросу о правомерности преобразований подходили довольно свободно. Сам Эйлер в подобных случаях поступал очень смело и практически всегда оказывался прав.

Рассуждая аналогично, можно получить разложение n x2 x3 xk 1+ x ex=lim =1+x+ + +...=.

n n 2! 3! k! k=Это разложение впервые было получено именно Эйлером, и в его честь число e получило своё обозначение: e есть первая буква фамилии Euler.

Функция ex обладает многими замечательными свойствами.

В частности, все её производные в точке 0 равны 1.

3.3. Воспользуемся формулой Тейлора с центром в точке f (0) f (0) f (0) f(x)=f(0)+ x+ x2+ x3+..., 1! 2! 3! чтобы разложить в ряд функции sin x и cos x.

Поскольку (sin x) =cos x, (cos x) =- sin x, получаем, что x3 x5 x2 xsin x=x- + -..., cos x=1- + -...

3! 5! 2! 4! 3.4. Гениальная идея Эйлера состоит в том, что формулу для ex можно применять не только к действительным, но и к комплексным числам:

z2 z3 z4 zez=1+z+ + + + +..., 2! 3! 4! 5! где z — произвольное комплексное число.

Подставим в эту формулу z=i (где i — мнимая единица, т. е.

i2=-1):

(i)2 (i)3 (i)4 (i)5 2 3 ei=1+i+ + + + +...=1+i- - i+ + 2! 3! 4! 5! 2! 3! 4! 5 2 4 3 + i-...= 1- + -... +i - + -... =cos +i sin =-1.

5! 2! 4! 3! 5! Теорема 3 доказана.

Позднее, когда появилась строгая теория пределов и рядов, подобные выводы, восходящие к Эйлеру, были подтверждены, а все преобразования признаны законными.

ЛАГРАНЖ И ЕГО ТЕОРЕМА О ЧЕТЫРЁХ КВАДРАТАХ Эта теорема [о четырёх квадратах] до сих пор входит в число величайших достижений математики.

М. Кац, С. Улам Жозеф Луи Лагранж (1736—1813) родился в Турине, а умер и похоронен в Париже. В его жилах текла французская и итальянская кровь, и поэтому обе нации могут гордиться человеком, который (по словам Талейрана) сделал своим гением честь всему человечеству.

По своим научным установкам Лагранж отличался от своего старшего великого современника — Леонарда Эйлера. Эйлер в течение своей жизни решал и решил огромнейшее, невиданное, ни с чем не сравнимое число отдельных, конкретных задач, и в большинстве своём каждую задачу он решал своим, особым, индивидуальным приёмом. Лагранж же старался отыскать общие закономерности у разнородных явлений, найти потаённые связи между отдельными объектами, вскрыть единство казалось бы несоединимого. Но при всём при том ему принадлежит также и множество замечательных конкретных результатов. Об одном из них — о представлении натуральных чисел в виде суммы четырёх квадратов — и будет сейчас рассказано.

Лагранж остался в благодарной памяти всего человечества как светлая, благородная личность. Вот как характеризует его Фурье:

<Лагранж был столько же философ, сколько математик. Он доказал это своей жизнью, умеренностью желаний земных благ, глубокой преданностью общим интересам человечества, благородной простотой своих привычек, возвышенностью души и глубокой справедливостью в оценке трудов своих современников>.

А теперь перейдём к формулировке и доказательству теоремы Лагранжа.

Теорема 4. Всякое натуральное число есть сумма четырёх квадратов целых чисел.

Доказательство.

4.1. Лемма. Произведение чисел, представимых в виде суммы четырёх квадратов, есть сумма четырёх квадратов.

Доказательство леммы.

(n2+n2+n2+n2)(m2+m2+m2+m2)= 1 2 3 4 1 2 3 =(n1m1+n2m2+n3m3+n4m4)2+(-n1m2+n2m1-n3m4+n4m3)2+ +(-n1m3+n3m1-n4m2+n2m4)2+(-n1m4+n4m1-n2m3+n3m2)2.

Лемма 4.1 доказана.

4.2. Лемма. Для любого простого числа p>2 найдётся число m, m

Д о к а з а т е л ь с т в л е м м ы. Рассмотрим два множества о, L= -1-0, -1-1, -1-4,...

p-1 2 чисел: K= 0, 1, 4,...,.

..., -1- p-1 В каждом из множеств числа попарно не срав нимы по модулю p. В самом деле, возьмём k2=k2 из множества K 1 (или, эквивалентно, -1-k2=-1-k2 из множества L), где 1 p-1 p-0k1, 0k2. Если k2k2 (mod p), то (k1+k2) 1 2 (k1-k2)0 (mod p). Но 0

Всего в этих двух множествах p+1 чисел, следовательно, среди них найдутся сравнимые по модулю p, т. е. такие числа 2 из первого множества и -1-2 из второго, что 2-1-2 (mod p).

Откуда 2+2+1=mp для некоторого m.

Теперь, поскольку

4.3. Докажем, что любое простое число представимо в виде суммы четырёх квадратов целых чисел. Для p=2 имеем 2=12+12+ +02+02. Для p>2, по предыдущей лемме, найдётся такое m

Пусть m чётно. Тогда либо все ni имеют одинаковую чётность, либо среди них есть два чётных и два нечётных (нумерация этих чисел не важна, поэтому пусть n1n2 (mod 2), а n3n4 (mod 2)).

n1+n2 n1-n2 n3+n4 n3-nВ обоих случаях числа,,, являются 2 2 2 целыми. Имеем:

2 n 2 2 n n1+n2 -n2 -n4 n2+n2+n2+n2 mp 1 2 3 n3+n + 1 + + 3 = =, 2 2 2 2 2 значит, mp/2 также представляется в виде суммы четырёх квадратов целых чисел. Но m/2

Пусть m нечётно. Тогда числа ni можно представить в виде ni=qim+mi (qi, mi ), причём |mi|

Из леммы 4.1 получаем:

(n2+n2+n2+n2)(m2+m2+m2+m2)=s2+s2+s2+s2, 1 2 3 4 1 2 3 4 1 2 3 где s1= n1m1+n2m2+n3m3+n4m4, s3=-n1m3+n3m1-n4m2+n2m4, s2=-n1m2+n2m1-n3m4+n4m3, s4=-n1m4+n4m1-n2m3+n3m2.

По определению mini (mod m), т. е. s1m2+m2+m2+m1 2 3 0 (mod m), и значит, s1/m. Аналогично доказывается, что si/m при i=2, 3, 4. Но тогда (в силу неравенств |mi|

Итак, всякое простое число можно представить в виде суммы четырёх квадратов целых чисел. Тогда, по лемме 4.1, и любое составное число представимо в таком виде. Наконец, 1=12+02+ +02+02. Теорема 4 доказана.

После теоремы Ферма—Эйлера мы описали все числа, представимые в виде суммы двух квадратов. Теорема Лагранжа утверждает, что все натуральные числа представимы в виде суммы четырёх квадратов. Числа, представимые в виде суммы трёх квадратов, описал Гаусс в 1801 году. О нём — следующий рассказ.

ГАУСС И ЕГО ТЕОРЕМА О СЕМНАДЦАТИУГОЛЬНИКЕ Подобно Архимеду Гаусс выразил желание, чтобы на его могиле был увековечен семнадцатиугольник.

Г. Вебер Так же как в литературе Гомер, Данте, Шекспир, Гёте, Толстой и Достоевский, так в математическом естествознании Архимед, Ньютон, Эйлер, Гаусс, Риман и Пуанкаре — высочайшие вершины, соединение гениальности и всеохватности.

Карл Фридрих Гаусс (1777—1855) — математик, чьё имя, как и имя Архимеда, овеяно легендами. Многие его высказывания вошли в поговорку. Часто вспоминают его девиз: *). В этой личности счастливо сплелись могучий интеллект, сильный характер и любознательность естествоиспытателя. При жизни Гаусс был признан величайшим и коронован титулом **). Хвала его гению и блистательный обзор творчества Гаусса содержатся в книге [1].

<Математическая деятельность Гаусса, — пишет Феликс Клейн, — началась одним крупным открытием, которое привело его к твёрдому убеждению навсегда посвятить себя науке...

30 марта 1796 года ему — девятнадцатилетнему — удалось показать, что правильный семнадцатиугольник может быть построен с помощью циркуля и линейки>, т. е. совершить прорыв в проблеме, где не было никакого прогресса в течение свыше 2000 лет.

Потомки постарались выполнить завещание великого учёного.

Они воздвигли ему памятник (на родине, в Брауншвейге), который стоит на постаменте, являющемся правильным семнадцатиугольником. Но если не знать этого, то и не заметишь: правильный семнадцатиугольник почти неотличим от круга.

Теорема 5. Правильный семнадцатиугольник может быть построен с помощью циркуля и линейки.

Приводимое доказательство — лишь незначительная обработка доказательства самого Гаусса.

Доказательство.

5.1. Для построения правильного семнадцатиугольника, вписанного в окружность радиуса 1, достаточно построить отрезок длины cos 2/17 (рис. 2). Дальнейшая последовательность дей*) Что не завершено, не сделано вовсе — лат.

**) Король математиков — лат.

ствий не вызывает трудностей. Однако для этого построения нам потребуются некоторые соотношения в комплексных числах.

5.2. Обозначим через один из комплексных корней семнадцатой степени из единицы:

2 2 cos 2/= 1=e2i/17=cos +i sin.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.