WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Герцог Орлеанский в период своего регентства при малолетнем Людовике XV дал им такое право. Повзрослев, Людовик XV в начале 1770 - х гг. не только его отнял, но и вообще разогнал местные парламенты. Придя к власти в 1774 г., Людовик XVI в. восстановил местные парламенты, стремясь использовать их для сбора налогов с населения. Однако местные парламенты не оправдали надежд королевского дома, всё очевиднее превращаясь в центры сопротивления французской монархии (сказывался финансовый кризис в стране после поражения Франции в Семилетней войне 1756-1763 гг.) Франция при Людовике XVI, как никогда, столкнулась с массой острых проблем, прежде всего, финансовых. Церковь и дворянство не платили налогов, а основная масса французов, окончательно обнищав к концу XVIII в., была не в состоянии это делать. Повсеместно ситуацию усугубляли таможенные барьеры на торговлю.

Франция была разделена на синешальства, женералитеты, провинции; каждая из этих административных единиц имела свою валюту, свои меры весов; их разделяли таможенные границы. На содержание Версальского дворца и королевского дома приходилось тратить 4 - 5 % всех доходов казны.

Финансовую ситуацию в стране усугубляли затраты королевского двора на помощь американским патриотам в их борьбе за независимость от Англии (так Людовик XVI мстил англичанам за то, что те в ходе Семилетней войны отторгли у Франции часть её колониальных владений в Канаде.) К концу 80 - х гг. XVIII в. наступило банкротство французской казны. Половина всех королевских доходов уходила на оплату государственного долга - 126 млн.

ливров ежегодно (общий долг страны в это время составил 4 триллиона ливров).

Эта сумма долга не превышала значительно тех сумм, что была должна казна Англии, или, скажем, Голландии. Но беда французского правительства заключалась в том, что, в отличие, например, от английского правительства или правительства тех же голландцев, оно не могло собрать деньги на погашение своих долгов. Генеральные контролёры финансов (министерская должность), сменяя друг друга, пытались решить эту проблему, но безуспешно.

Неккер (1732-1802 гг.) был одним из них. Он скрывал реальное положение дел в области финансов, поэтому его преемникам трудно было объяснить народу, почему власти в очередной раз повысили налоги. В частности, с этой проблемой столкнулся Шарль де Калонн, который в 1783 г. стал Генеральным контролёром финансов. Местные аристократы выражали свою готовность помочь в разрешении финансовых проблем, но только при условии расширения их политических прав. Таким образом провинциальное дворянство, повторяя опыт дворянской Фронды в середине XVII в., пыталось ограничить абсолютную власть короля.

Калонн в ответ выдвинул проект бессословного поземельного прямого налога. На практике это означало, что владельцы земли обязаны будут платить налоги. Как и следовало ожидать, местные парламенты не захотели брать на себя такую ответственность. "План Калонна" был сорван. Король отправил его в отставку.

В 1787 г. был созван Совет нотаблей, который одобрил отставку Калонна. Кроме того, французские аристократы потребовали созыва Генеральных штатов, рассчитывая решением национального парламента при поддержке короля увеличить бремя налогов на третье сословие.

Сменивший Калонна на посту Генерального контролёра архиепископ Тулузы Этьен Бринье (1724-1794 гг.) в изменившихся обстоятельствах попытался в очередной раз склонить местные парламенты принять "план Калонна" и обойтись таким образом без созыва Генеральных штатов. Их созыв окончательно подорвал бы абсолютную власть Людовика XVI, что, в свою очередь, способствовало бы усилению политического влияния аристократов в стране. В 1788 г. местные парламенты и, прежде всего, Парижский, под давлением Совета нотаблей, снова отклонили "план Калонна". В ответ король в очередной раз распустил местные парламенты.

В стране наступила политическая анархия, что неизбежно вынудило королевский двор пойти на созыв национального собрания. Об этом было объявлено в июле 1788 г.

5 мая 1789 г. начались заседания Генеральных штатов. По - существу, этот факт означал крушение абсолютизма в стране. Вопреки воле короля Генеральные штаты вновь восстановили местные парламенты. При этом в сентябре 1788 г.

аристократы решили, что голосование в Генеральных штатах будет проводиться по принципу: одно сословие - один голос. Третье сословие в результате противопоставлялось первому и второму и фактически обрекалось на поражение при голосовании по любому вопросу. Королевский Совет одобрил такой порядок голосования, что, безусловно, свидетельствовало о беспомощности королевского дома противостоять влиянию аристократов и церкви. Это, в свою очередь, настроило третье сословие и против короля.

Не случайно перед этим решением, 25 сентября 1788 г., появился знаменитый памфлет аббата Сиейеса (1748-1835 гг.) : «Что такое Третье сословие». "Hичто! - отвечал в памфлете Сиейес.- Чем оно является сегодня Ничем! Чем оно хотело бы быть Хоть чем - то!" Третье сословие в Генеральных штатах добивалось запрещения преследований со стороны властей без суда и следствия (letters de cartes); предлагало снизить налоги и собирать их со всех сословий; оно также настаивало на регулярном созыве национального парламента страны (через года).

Выводы:

Проблема соотношения формационного (феодального) и генетического (капиталистического) рядов во Франции накануне революции конца XVIII в. до сих пор является предметом острых дискуссий в мировой историографии, ибо от её решения зависит понимание причин французской революции, её буржуазного характера и итогов.

Анализ наказов депутатам Генеральных штатов помогает оценить уровень реформаторских настроений во всех трёх сословиях Франции накануне революции (с ними можно познакомиться, используя библиотеку графа Строгонова в НБ ТГУ). При этом становится понятным широкое участие в самой революции, по крайней мере на первых порах, либерально настроенных дворян и широких слоёв крестьянства. Все сословия французского общества, судя по наказам, в той или иной степени были заражены идеями Просвещения, отстаивали на их основе (в годы революции с оружием в руках) права и свободы, включая право на свободное владение землёй. При этом следует учитывать, что ни в одном из наказов от всех трёх сословий нельзя найти требования ликвидировать монархию и установить республику в стране. Большая их часть предлагала только ограничить власть короля, в частности, путём провозглашения в стране конституционной монархии. Крестьяне при этом выражали главным образом свою вековую мечту ликвидировать феодальные повинности во французской деревне и установить свободную продажу земли.

Всё это в какой - то мере позволяет избежать упрощённого подхода в оценке причин французской революции, свойственного, в частности, марксистко - ленинской историографии, которая доминировала в советскую эпоху в нашей стране. Причины буржуазных революций переходной эпохи от феодализма к капитализму советские авторы связывали главным образом с конфликтом между развивающимися производительными силами и отсталыми производственными отношениями, которые можно было разрешить исключительно революционным путём. При этом подчёркивался производный (второстепенный) характер реформ.

Межформационный переход в странах Европы и Америки, во Франции, в частности, объективно порождал буржуазные революции, хотя это вовсе не исключало возможности их избежать. Если бы, например, тот же Людовик XVI или, что более важно, все сословия этой страны объединились бы на основе идей Просвещения и реформировали бы "Старый порядок" во Франции по тому пути, что предлагали, каждый в своё время, Генеральные контролёры Кольбер и Тюрго, то вполне вероятно, что революции в этой стране не произошло бы. В этом, во всяком случае, убеждена "школа Анналов". Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения: революция во Франции не только случилась, но и продемонстрировала классические образцы своего развития, под знаменем которой проходили, по - существу, все последующие революции XIX в.

Лекция № ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ЭТАП РЕВОЛЮЦИИ Проблемные вопросы:

1. Проблема разрыва и преемственности (континуитета) в буржуазных революциях Нового времени (к вопросу о периодизации французской революции конца XVIII в.) 2. Линия буржуазно - дворянского компромисса во французской революции конца XVIII в. и линия радикальная, вылившаяся в якобинскую диктатуру (к вопросу о роли народных масс в революции).

В работе "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" К. Маркс дал чёткую периодизацию французской революции конца XVIII в. Он выделил в ней три периода: господство фельянов - конституционалистов, представлявших интересы крупной буржуазии и либеральных дворян; жирондистов, выражавших требования торгово - промышленной буржуазии и, наконец, якобинцев, социальная природа которых до сих пор чётко не ясна. Ниже будет сказано о почти полувековом споре "московской" и "ленинградской" советских школ, которые, каждая по- своему, пытались определить сторонников якобинской власти во Франции.

В центре периодизации французской революции, которую предложил Маркс, кстати, использовав при этом идеи Г. Бабёфа ("Заговор во имя равенства"), стоит, в частности, утверждение классика марксизма о развитии революции "по - восходящей" и "нисходящей" линии. Эта версия только запутывает анализ хода и итогов революции, уводит в сторону от понимания основного содержания каждого из её этапов и мешает при этом чётко определить задачи, социальную базу, программы политических сил, участвовавших в ней на разных этапах её развития.

Всё становится на свои места, если руководствоваться исключительно классовым подходом, не учитывая гетерогенности (множественности) социальных укладов и социальных слоёв, осуществлявших переход от феодальных отношений между собой к буржуазным (рыночным). Такой подход либо вовсе исключает, либо чётко не выражает диалектику взаимоотношений таких понятий как "реформа" и "революция"; "революция" и "контреволюция" и т.п.; не решает или сознательно игнорирует вопрос о разрыве и преемственности (континуитете) накануне и в ходе буржуазных революций переходной эпохи.

Советские авторы навязчиво подчёркивали разрыв со "Старым порядком" во Франции, который произошел в связи с началом революции конца XVIII в. в этой стране. При этом они чётко не выделяли основных линий в её развитии: линии буржуазно - дворянского компромисса и линии радикальной, которая в конце концов вылилась во Франции в якобинскую диктатуру. Между прочим, эта закономерность была свойственна, по - существу, всем буржуазным революциям переходной эпохи от феодализма к капитализму, и, что примечательно, то же можно наблюдать и в войнах за независимость на американском континенте в это время.

Отмеченная выше закономерность стала проявлять себя уже в канун революции во Франции (май - июнь 1789 г.) Король ещё царствовал в это время. На первых заседаниях Генеральных штатов, которые были открыты в Версальском дворце, основные дебаты развернулись вокруг посословного или поимённого голосования. 17 июня, после отказа первого и второго сословий поддержать поименное голосование, депутаты третьего сословия перешли в Малый зал для игры в мяч. Продемонстрировав, пожалуй, впервые в истории пример "парламентской обструкции", третье сословие объявило себя Учредительным национальным собранием, намереваясь провозгласить конституцию. На первый взгляд парадоксально, но большинство депутатов первого и второго сословий поддержало этот шаг третьего сословия, ибо надеялось руками народа ограничить власть короля путём провозглашения конституции. 27 июня Национальное собрание объявило себя конституционным.

Король в это время принял фатальное для себя решение: он собирает войска в Версале (всего 18 тысяч). Решение штурмовать Версальский дворец созрело у короля под влиянием его супруги - Марии - Антуанетты. Прослышав об этом, депутаты третьего сословия, которые вначале боролись только против дворян и священников, теперь стали считать своим главным врагом короля.

Тем временем, в политическую борьбу всё больше вовлекался Париж. С весны 1789 г. в столице было неспокойно, особенно после того, как были повышены цены на продукты питания. Выборы в Генеральные штаты только подлили "масло в огонь".

14 июля 1789 г. парижане захватили Бастилию - главную тюрьму Франции. Эту дату принято считать началом Французской революции. В ходе штурма Бастилии было захвачено оружие, которым вооружили милицию. Её отряды стали именоваться Национальной гвардией. Возглавил её маркиз Лафайет. Она действовала под трёхцветным знаменем. Сегодня это национальный флаг Франции.

В течение июля революция быстро распространилась по всей стране. Этот процесс получил название в исторической литературе "муниципальной революции". Крестьяне захватывали имения сеньоров, жгли документы, подготовленные февдистами, которые свидетельствовали об их многочисленных феодальных повинностях.

"Великий страх" сеньоров перед угрозой народного восстания заставил Национальное собрание в ночь с 4 на 5 августа 1789 г. принять серию аграрных законов, обсуждение которых длилось до 11 августа. Всё это время велись дебаты об отмене феодальных повинностей крестьян. В конце концов исполнялась их многовековая мечта: депутаты Национального собрания пообещали им отдать землю в собственность, но объявили при этом о ликвидации только "косвенных" повинностей, например, "баналитетных" или "охотничьих" прав сеньоров, оставив "реальные" повинности крестьян, в частности, поземельный и подушный налоги.

Тем не менее, эта "ночь чудес", "ночь энтузиазма", как писали о ней современники, породила во французском обществе сомнения в целесообразности продолжать революцию, особо среди крестьян.

27 августа 1789 г. Национальное собрание провозгласило "Декларацию прав человека и гражданина": все равны перед законом; справедливый суд ( ст.7);

естественные права - свобода, собственность, безопасность и недопустимость угнетения (ст.2); свобода вероисповедания (ст.10); свобода слова (ст.11); принцип разделения властей (ст.16).

Основу "Декларации...." составили идеи Просвещения, а также американская Декларация прав, впервые провозглашённая в рамках конституции Виргинии в 1776 г.

Тем временем, король и правительство вынуждены были перебраться в Париж под давлением простого люда (поход на Версаль 6 октября 1789 г.). В исторической литературе до сих пор активно обсуждается роль народных масс в связи с началом французской революции, в период со времени штурма Бастилии и до похода на Версаль. Нередко можно встретить при этом изображение стихийно настроенной, даже озверевшей толпы, которая никем и ничем не управлялась.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.