WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Значительным фактором в расширении культурных контактов в VVI вв. в регионе стали носители именьковской культуры, которые находились в контакте с азелинскими племенами. В.Ф.Генинг, Г.А.Архипов и П.Н.Старостин считают, что в развитии азелинцев Прикамья большую роль сыграли южные, земледельческие, племена именьковской культуры. По мнению А.Х.Халикова, считавшего население именьковской культуры балтами, тесные контакты этих двух культур привели к заимствованиям в языке, фольклоре марийцев балтских (протолитовских) элементов. Ряд исследователей рассматривают присутствие этих включений поздними проникновениям, обусловленными переселением в Поволжье окских финнов в период славянской колонизации в X-XI вв. Мурома, меря, мещера имели более непосредственный тесный контакт с балтами с более ранние этапы этногенеза и с их появлением, возможно связано и появление славяноидных традиций в изготовлении керамической посуды. Тогда же, вероятно, формируются внутренние этнические разделение древнемарийских племен Приволжья, Поветлужья и Вятско-Волжского междуречья на горных и луговых марийцев. Несмотря на имеющиеся различия, их материальная и духовная культура демонстрирует в IX-X вв.

единство, что позволяет говорить о завершении к этому времени формирования основ общего древнемарийского этноса.

К IX-X вв. этноним древних мари «черемис» начинает упоминаться в письменных источниках: Повесть временных лет, письмо хазарского царя Йосифа. В XI-XIII вв. под влиянием Волжской Болгарии и Владимиро-Суздальской Руси происходит усиление региональной специфики, обусловленной заимствованиями от соседей новых элементов материальной и духовной культуры. В XII-XV вв. растет проникновение элементов материальной культуры русского населения в горномарийской стороне и отчасти Поветлужья, особенно после основания Нижнего Новгорода в 1221 г. и крепостей в XIV, XVI вв. на Нижней Суре (Курмыш, Васильсурск). Археологии отмечают появление так называемой «славяноидной» керамики близкой своими истоками позднеславянской керамике, но производимой по славянским образцам, на марийских поселениях Горной стороны (Сундырское городище, Носельское селище и др.). Появлением присутствия влияния русской культур являются и находки предметов христианского культа (кресты, образки, мощевики и д.р), используемые местным населением часто в качестве предметов украшения.

Население луговой стороны, особенно бассейна р. Вятки и ВятскоВолжского междуречья, длительное время сохраняло болгарскую ориентацию. В XI-XIII вв. происходит освоение болгарами бассейна р.

Казанки. В результате длительных и тесных контактов луговомарийская среда приобретает многие болгаро-татарские экономические, культурные и лингвистические черты.

Появление марийцев под именем «черемисы» на страницах письменных источниках относится к XVI в. Тогда же упоминается и их обособление на отдельные группы. Наиболее многочисленными были горные и луговые черемисы. Во второй половине XVI в. от луговых марийцев отделяется группа восточных марийцев, переселившихся на Каму, низовья р. Белой и в приуральские земли. К.И.Козлова считает, что до присоединения к России практически сформировались территориально-диалектные группы марийского населения, что и нашло свое отражение в сообщениях источников.

Присоединение Марийского края, особенно луговой стороны к Русскому государству сопровождалось массовым уходом луговых черемис на восток и созданием в связи с этим восточных марийцев. В первые годы становления советской власти была создана Марийская автономная область (1920), преобразованной в 1936 г. в Марийскую АССР, что усилило процесс консолидации марийского народа и интенсифицировало проникновение в нее элементов русской культуры.

В 1990 г. преобразована в Марийскую ССР, с 1992 г. Республика Марий Эл.

ЛИТЕРАТУРА Акимова М.С. Антропология древнего населения Приуралья. М., 1968.

Археология СССР. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.

Архипов Г.А. Марийский край в памятниках археологии. Йошкар-Ола, 1976.

Архипов Г.А. Марийцы IX-XI вв. Йошкар-Ола, 1973.

Архипов Г.А. Марийцы в XII-XIII вв. К этнокультурной истории Поветлужья.

Йошкар-Ола, 1986.

Архипов Г.А., Халиков А.Х. Материалы к археологической карте Марийской АССР. ошкар-Ола, 1960.

Бадер О.Н., Халиков А.Х. Памятники балановской культуры //САИ, В1-25, М., 1976.

Вихляев В. И. Древняя мордва Посурья и Примокшанья. Учебное пособие.

Саранск, 1977.

Галкин И.С. Тайны марийской топонимики. Йошкар-Ола, 1985.

Генинг В.Ф. Очерки этнических культур Прикамья в эпоху железа //Труды КФАН СССР, серия гуманит. наук. Казань, 1959.

Генинг В.Ф. Этнический процесс в первобытности. Свердловск, 1970.

Гордеев Ф.И. Историческое развитие лексики марийского языка. Йошкар-Ола, 1985.

Гордеев Ф.И. Этимологический словарь марийского языка. Т.1, 2. ЙошкарОла, 1983.

Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья // МИА, №94.

М., 1961.

Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Т.I. Саранск, 1940.

Жиганов М.Ф. Память веков. Саранск, 1976.

Из древней и средневековой истории мордовского народа. Саранск. 1959.

Казанская история. М.-Л., 1954.

Казанцев Д.Е. Формирование диалектов марийского языка (В связи с происхождением марийцев). Йошкар-Ола, 1985.

Козлова К.И. Очерки этнической истории марийского народа. М., 1978.

Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. М., 1964.

Крюкова Т.А. Материальная культура марийцев XIX в. Йошкар-Ола, 1956.

Мокшин Н.Ф. Этническая история мордвы. XIX-XX века. Саранск, 1977.

Мордва: Историке-этнографические очерки. Саранск, 1981.

Никитина Т.Е. Марийцы в эпоху средневековья (по археологическим материалам). Йошкар-Ола, 2002.

Новые исследования по антропологии марийцев. М., 1979.

Патрушев B.C. Финно-утры России (II тыс. до н.э. - II тыс. н.э.). ЙошкарОла, 1992.

Патрушев В.С. Марийский край в VII-VI вв. до н.э. Старший Ахмыловский могильник. Йошкар-Ола, 1984.

Происхождение марийского народа. Материалы научной сессии. ЙошкарОла. 1967.

Развитие финно-угороведения в Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1970.

Сепеев Г.А. Восточные марийцы. Йошкар-Ола, 1975.

Смирнов А.П. Археологически памятники на территории Марийской АССР и их место в материальной культуре Поволжья. – Козмодемьянск, 1949.

Смирнов А.П. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья. МИА, 22. М., 1952.

Смирнов А.П., Трубникова Н.В. Городецкая культура. САИ, ДI-14. М., 1965.

Смирнов И.Н. Черемисы. Историко-этнографический очерк. Казань, 1889.

Старостин П.Н. Памятники именьковской культуры //САИ, Д 1-32, М., 1967.

Топоров В.Н., Трубачев О.Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М., 1962.

Федотов М.Р. Исторические связи чувашского языка с языками финно-угров Поволжья и Перми. Чебоксары, 1965.

Финио-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск. 1999.

Халиков А.Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа. М., 1977.

Халиков А.Х. Древняя история Среднего Поволжья. М., 1969.

Халиков А.Х. Памятники абашевской культуры в Марийской АССР. МИА, № 97. М., 1961.

Халиков АХ, Основы этногенеза народов Среднего Поволжья и Приуралья. Ч.

1, Происхождение финноязычных народов. Казань. 1991.

Этногенез и этническая история марийцев. Йошкар-Ола. 1988.

Этногенез мордовского народа. Материалы научной сессии. Саранск, 1965.

ЛЕКЦИЯ ПЕРМСКИЕ ФИННЫ.

ЭТНОГЕНЕЗ УДМУРТОВ И КОМИ НАРОДОВ Северо-восточная, пермская, группа финноязычных народов в Восточной Европе представлена удмуртами, коми-пермяками и комизырянами. Они характеризуются значительная близость материальной и духовной культуры. Об этом свидетельствует не только созвучие этнонима «пермь», но и данные лингвистики, говорящие о сходство их языков.

Удмурты одна из самых многочисленных групп пермских финнов в России по переписи 2002 г. 715 тыс. человек, проживающих в основном в Республике Удмуртия (497 тыс. человек (31%)), а также соседних регионах: Республике Татарстан и Кировской области. Близкими к друг другу по языку и по этнографии являются коми-пермяки (более 147 тыс. человек), проживающие основной массой в Республики Коми, и коми-зыряне (более 94 тыс. человек), живущие в большей части в Коми-Пермяцком национальном округе Пермской края. Отдельной группой некоторые исследователи выделяют коми-язьвинцев численность около 2 тыс. человек, обособленно проживающих в Пермской крае. Всего в России проживает коми около 300 тыс. человек.

Первые упоминания пермских финнов связаны с русскими летописями X-XI в.: « в Афетове же части седят Русь. Чудь и все язици:

Меря, Мурома, Весь, Мордва, Заволочская чудь, Пермь, Печера, Ямь, Угра». Важные данные о перми в районе р.Вычегды содержится в агиографии епископа Стефана Пермского конца XIV в. К концу XV в.

относится первых упоминаний о вотяцкой (удмуртской) земле Казанского ханства. К XVII в. в письменных источниках появляются отдельные описания удмуртов (вотяки, остяки), коми-зырян и коми-пермяков.

В записках путешественников этого времени также отмечается выделение отдельных этнических групп, пермских финнов их антропологические и языковые различия.

Этнографические описания быта и культуры коми и вотяков создаются в конце XVIII в. И.М.Лепехиным, Г.Ф.Миллером. В XIX в. выходят специальные публикации за рубежных исследователей, посвященные этнографии и языку коми-зырян (А. Щёгрен), удмуртов и коми (Ф.Видеман, Ю.Вихман, М.Кастрен, Б.Мункачи). Большой вклад в изучение пермских финнов внесли и отечественные исследователи:

А.Герцен, А.Фукс, М.Блинов, М.Михайло, Н.Первухин, Г.Верещагин и Г.Лыткин. Обобщающей работой стало исследование профессора казанского университета И.Н.Смирнова, посвященное этнокультурному изучению удмуртов и пермских финнов. В лингвистических и этнографических исследованиях XIX – начало XX вв. прослеживалось родство коми-пермяков, коми-зырян и удмуртов. Территорией их формирования учеными считалм районы северного Прикамья, т.е. южнее современной территории расселения. Допускалась возможность их и более западного расселения, а район проживания предков удмуртов относили к среднему течению р. Вятки. Д.П.Европеусом высказывалась гипотеза о расселении в I тыс. н. э. на территориях современных пермских финнов угорских народов.

В XX в. выходят специальные исследования лингвистов по удмуртскому (В.И. Алатырев, П.Н. Перевощиков, Т.И. Тепляшина) и коми (В.И. Лыткин, Б.А. Серебренников) языкам. В публикациях отмечалось существование единого прапермского языка, который существовал до соприкосновения с болгарским населением в VII-VIII вв. В IX-XI вв.

прапермский язык распадается на коми и удмуртский. В XIV-XV вв.

происходит разделение коми-зырян от коми-пермяков и их переселение в более северные и восточные районы.

В первой половине XX в. проводились обширные этнографические исследования отечественными и зарубежными учеными: В.И.Белицер, Л.С.Грибова, В.А.Владыкин, Л.Н.Жеребцов, Т.А.Крюкова, Л.П.Лашук, У.Т.Сирелиус, А.Хемелейнен и др. В их работах, кроме анализа сходства духовной и материальной культуры пермских финнов, прослеживаются и их отличия, обусловленные спецификой региональных этнокультурных контактов. Различия отражаются в культуре, антропологии, составе языковых заимствований. В целом пермским финнам характерен сублапоноидный (вятско-камский) антропологический тип, сближающий их с марийцами. Несколько выделяются коми-зыряне, имеющие черты, более присущие восточно-балтийским антропологическим типам и имеющие значительные прибалтийские и русские заимствования в языке. Удмуртам в этнокультурном отношении характерно наличие в духовной и материальной культуре болгаро-татарских черт.

Значительный вклад в решение проблем этногенеза пермских финнов внесли результаты археологических исследований, начавшихся еще в конце XIX в. на территории расселения пермских финнов (С.Е.Мельников, Н.Г.Первухин, А.А.Спицын, Ф.А.Теплоухов, А.М.Тальгрен и др.). В работах конца XIX – начала XX вв. отмечалось, что первоначально земли пермских финнов занимали угорские племена, вытесненные в XV-XVI вв. пермскими народами и русским населением. Известные на этой территории памятники ломоватовской культуры связывались с угорским населением, находившимся под сильным болгарским влиянием. А.В.Шмидт, М.В.Талицк считали, что перм ское население появляется здесь несколько раньше, в период сложения в Прикамье в IX-X вв. родановской культуры. А.П.Смирнов, М.В.Талицкий, А.В.Збруева указывали, что формирование пермских финнов шло уже в эпоху раннего железного века на ананьинской основе, представлявшей прапермскую общность. После ее распада, по мнению А.П.Смирнова, выделились праудмурты (пьяноборская культура), прапермяки и празыряне (гляденовская культура), коми-пермяки (ломоватовская и родановская культуры).

В работах исследователей второй половины XX в. (О.Н.Бадер, В.А.Оборин, В.Ф.Генинг, М.Г.Голдина, Э.А.Савельева, А.Х.Халиков и д.р.) сложение пермских финнов с древнейших времен рассматривается в современных районах расселения, но с выделением в их основании разные археологические культуры.

По мнению В.Ф.Генинга, В.А.Оборина и Р.Д.Годиной разделение пермских финнов произошло еще во второй половине I тыс. до н. э., в результате распада ананьинской общности и выделения пьяноборской основы праудмуртов и гляденовской основы пракоми. По предположению В.А.Оборин, на базе ломоватовской культуры вырастает родановская (прапермяки) и ванвиздинская (пракоми) культуры. Сложение праудмуртов В.Ф.Генинг увязывает с развитием в бассейн р. Чепцы осинской культуры (III-IV вв. н.э.), на основе которой сформировалась поломская культура (III-IX вв. н.э.), а в последствии она положила начало чепецкой культуре (IX-XV вв. н.э.), увязываемой с северными удмуртами. Южные удмурты, по мнению этих исследователей, развились от пьяноборской и азелинской культур. В XV-XVII вв. в результате территориального сближения чепецкой и азелинских культур произошло сложение современных удмуртов.

Формирование культуры прапермяков, как считают В.И.Канивц, Э.А.Савельева, является результатом развития гляденовской культуры, на базе которой в I – начале II тыс. н. э. сложилась ванвизидская.

В последующем на ее основе сформировалась вымская (коми-зырян), печорская (печоры), родановская (коми-пермяков), вымская культура (коми-зырян). В отличие от выше перечисленных подходов по формированию коми народов М.Г.Буров считает, что в этническом отношении ванвизинская культура является угорской и только косвенно может быть увязана с этногенезом пермских финнов.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.