WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во второй половине XIX в. начинаются первые археологические исследования мордовских могильников раннего средневековья. Значительные исследования были проведены в предвоенные и послевоенные годы. Кроме могильников в западных районах Мордовии исследовались поселения I тыс. до н.э. По результатам археологических работ выходят обобщающие работы А.М. Тальгрена, П.С. Рыкова, А.П. Смирнова. С 1945 г. начались систематически работы Мордовской археологической экспедиции (П.Д.Степанов, А.Е.Алихова, М.Ф.Жиганов, М.Р.Полесских). Археологически выявлены различия в культуре эрзи и мокши. Часть ученых считает, различия появляются только к II тыс. н.э. с распадом древнемордовской общности. Другие указывают, что эрзя и мокша отличались изначально, а сходство возникло в результате длительных контактов.

С XIII-XIV вв. и до XVIII в. фиксируется значительное перемещение мордва-эрзя и мордва-мокша со сформировавшимися этническими признаками в другие районы обитания, что усиливает разобщение и внутри каждой из групп. Движение шло на территории Западного Поволжья от Оки на западе, до Волги, на востоке. Это свидетельствует о завершении оформления этнокультурной специфики эрзи и мокши до начала массовых передвижений, начавшихся с XIII в.

В Сурско-Волжском междуречье в эпоху бронзы и раннего железа (II-I тыс. до н.э.) проходили довольно сложные процессы. Здесь складываются три основные группы городецких племен; средне-окской с включением сюда мокшанской, и поволжской с включением верхнесурской, которые, по мнению ряда исследователей, в будущем предопределят выделение двух этнических групп – мокши и эрзи. Нижесурская группа, А.Х.Халиковым рассматривается, как основа этногенеза мари, муромы и финноязычных предков чуваш.

На базе смешения окских городецких племен и пришлых групп позднепьяноборского населения во II-IV вв. н.э. формируется этническая основа выделения праэрзя и прамокша. Близость компонентов в обоих группах (городецкая основа и прикамско-пьяноборское включение), очевидно, обусловила возникновение древнемордовского, этноса. Немаловажное значение в этих процессах сыграли и воздействия:

позднесарматские, возможно, и ранние тюрко-угорские на востоке (в прамокшанской группе) и балтские на западе (в праэрзянской группе).

В IV-VII вв. сохраняются две группы памятников, которые увеличиваются количественно и несколько изменяются качественно. Именно к этому периоду относится первое письменное упоминание мордвы в сообщении Иордана о подчинении готам племен «mordens».

В V-VI вв. в Среднем Посурье появляется большая масса западных групп именьковской этнокультурной общности. В обряде погребений северной группы могильников широкое распространение получает обряд трупосожжения. Возникновение этого обряда, наряду с экономическими причинами (широкое распространение подсечно-огневого земледелия) увязывается с активным воздействием именьковских и муромско-мерянских племен, где этот обряд был широко распространен с начала I тыс. до н.э.

Не позднее рубежа VIII-IX вв. происходят еще большие изменения в расселении древнемордовских племен. С юга и юга-востока в VII-VIII вв. н.э. в Верхнем Посурье и правобережье р. Оки начинают проникать кочевнические племена, оставившие памятники типа Армиевского, Серго-Поливановского и др. курганно-грунтовых могильников. В древнемордовских могильниках и других памятниках отмечаются вещи, характерные для кочевого мира. Происходит сближение древнемордовских племен, о чем свидетельствует отдельные памятники этого времени несущие черты материальной культуры, присущие как древнеэрзянскому (широтная ориентация погребений), так и древнемокшанскому (меридиональная ориентация погребений) населению.

В Цнинско-Мокшанском междуречье и Верхней Суре сосредотачиваются древнемокшанские племена. Начинают вырабатываться специфично мокшанские женские головные уборы – накосника-пулокеря, детали этнографического костюма, отмечается обилие вещей салтово-болгарского культурного круга, с чем, возможно, связаны тюркские заимствования в мокшанской этнографии и языке. Среднеокских мордовских (праэрзянское) могильниках относительно мало вещей болгаро-салтовского круга. С XI в. они начинают испытывать наложение славянского населения, что, вероятно, стало в последующем причиной сложения своеобразия среднерусского диалекта.

Несмотря на сохранение в VIII-X вв. этнических своеобразий мордовские племена представляют собой общность, что подтверждается сходством погребального обряда, однотипностью материальной культуры, распространением в эрзянской группе характерной мордовских племен височной подвески с ромбическим грузиком. Консолидации способствовало кроме территориальной близости и общий уровень развития экономики, природно-климатической зоны общественных отношений древнемордовских племен, растущая внешняя опасность, вызванной движением с юга кочевых народов, а с запада славянских племен.

В начале X в. название страны «Мордия» появляется в описании региона Константином Багрянородным. Не позднее XI-XII вв. мордовские племена оказываются в сфере влияния двух крупных государств Восточной Европы того времени: Владимиро-Суздальской Руси и Волжской Болгарии. Имеются сведения о двух княжеских образованьях у мордвы: «Пургас» (р.Теша, Пьяна) и «Пуреш» (р.Мокша), нахо дившиеся каждый соответственно в зависимости от болгар и Руси.

Некоторые полагают, что «Пурешова волость» должна была соответствовать княжеству эрзи. К XIII в. относится первое достоверное упоминание этнонима «эрзя» – Рашид-ад-Дин писал, что между 1236 и 1237 гг. Древнемокшанские, совпадает с локализацией Пургасовой волости. К XIII в. относится и первое упоминание имени мокши Г.Рубруком.

Оказавшиеся еще в домонгольское время отдельные этнические группы мордвы в сфере политического, экономического и культурного воздействия разных государств к периоду монгольского завоевания (1236-1237 гг.) окончательно оформились как мордва-мокша, так и мордва-эрзя.

К середине XV в. почти вся территория, занятая мордвой, особенно мордвой-эрзей, вошла в состав Русского государства. Мордвамокша, расположенная южнее, продолжала контакты с тюркоязычным населением Западного Поволжья. С XVI в. практически все земли, заселенные мордвой оказались в составе Русского государства, что обусловило усиление процесса сближения мордвы-мокши и мордвыэрзи. В XVI в. фиксируется значительный уход мордвы-эрзи в верховья р. Суры, а также в Заволжье. Последние районы особенно активно заселялись мордвой-мокшей в XVII-XVIII вв. в период строительства засечных черт. К началу XIX в. мордовские поселенцы дошли до Урала и даже проникли на Урал в Сибирь. Дисперсное распространение мордовского населения естественно сильно затрудняло сближение основных этнических групп и сохраняло архаичные элементы материальной культуры.

В 1928 г. создается Мордовский национальный округ, преобразованный в 1930 г. в Мордовскую автономную область, а в 1935 г. в Мордовскую АССР, с 1990 г. - Мордовская ССР, с 1991 г. – Республика Мордовия.

ЛИТЕРАТУРА Археология СССР. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987.

Балашов В.А., Мартьянов В.Н. Мордва //Народы Поволжья и Приуралья. М.

Вихляев В. И. Древняя мордва Посурья и Примокшанья. Саранск, 1977.

Городцов В.А. Археологические исследования в окрестностях г. Мурома в 1910 г. //Древности. М., 1914.

Жиганов М.Ф. Память веков. Изучение археологических памятников мордовского народа за годы Светской власти. Саранск, 1976.

Иордан. О происхождении и деянии готов // Памятники средневековой истории народов Центральной и Восточной Европы. М., 1960.

Лепехин И.И. Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. СПб., 1771.

Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Т. 6. М-Л., 1952.

Миллер Г.Ф. История Сибири. М.-Л., 1937.

Мокшин Н.Ф. Этническая история мордвы. Саранск, 1977.

Мордва: Историко-этнографические очерки. Саранск, 1981.

Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. Ч.1.

СПб., 1809.

Патрушев B.C. Финно-угры России. Йошкар-Ола, 1992.

Полесских М.Р. Археологические памятники Пензенской области. Пенза, 1970.

Полесских М.Р. Древнее население Посурья и Примокшанья. Пенза, 1977.

Смирнов А.М. Этногенез мордовского народа по данным археологии I-XV вв.

н.э. // Этногенез мордовского народа. (Материалы научной сессии 8-10 декабря 1964 г.). Саранск, 1965.

Смирнов А.П. Железный век Чувашского Поволжья. МИА, 96. М., 1961.

Смирнов А.П. Очерки древней и средневековой истории народов Среднего Поволжья и Прикамья // МИА. № 28. М., 1952.

Смирнов А.П., Трубникова Н.В. Городецкая культура. САИ. Вып. Д 1-14. М., 1965.

Смирнов И.Н. Мордва. Казань, 1895.

Спицын А.А. Древности бассейна Оки и Камы //МАР. Т. 25. СПб., 1901.

Степанов П.Д. Андреевский курган: К истории мордовских племен на рубеже нашей эры. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1980.

Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. Л., 1966.

Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск. 1999.

Халиков А.Х., Основы этногенеза народов Среднего Поволжья и Приуралья.

Ч. 1, Происхождение финноязычных народов. Казань. 1991.

Циркин А. Русско-мордовские отношения в X-XIV вв. Саранск, 1968.

Шахматов А.А. Мордовский этнографический сборник. СПб, 1910.

ЛЕКЦИЯ ЭТНОГЕНЕЗ МАРИЙЦЕВ В лесной части Среднего Поволжья и Западного Приуралья проживают марицы. Численность их по данным переписи 2002 г. составляет 605 тыс. человек человек, из которых 324,4 тыс. человек (43,3%) на территории Республики Мари Эл. Остальные марийцы расселены в Башкортостане, Кировской области, а также Татарстане, Удмуртии, Чувашии, Нижегородской области, Пермском крае.

В XVIII в. появляются первые историко-этнографические описания марийцев, издается грамматика марийского языка. В исследованиях XIX в. отмечается генетическая близость горных и луговых марийцев, первоначально заселявших районы от Вологды на западе и до Вятки на востоке. К концу XIX в. относятся и первые исследования археологических памятников на марийских землях.

С 1920-х годов начинаются первые целенаправленные научные экспедиции по изучению марийцев. В результате исследований формирование этнических основ древнемарийских племен рассматривалось как результат расселения городецких племен с правобережья Волги на левый берег и в бассейн Поветлужья.

С 1956 г. ведется систематическое исследование археологических памятников с организацией объединенной марийской экспедицией с Казанским филиалом академии наук СССР. Осуществление топонимических и лингвистических исследований привело к появлению различных подходов о раннем этногенезе марийцев. В работах И.С.Галкина посвященных топонимике утверждается, что еще до начала нашей эры на местах обитания марийцев проживали предки пермских народов – коми и удмуртов. Д.Е.Казанцевым исходит в своих построениях из того, что существовало мордовско-марийская общность, которое пришло с западных мордовских территорий в районы традиционного проживания древне удмуртских и коми племен в бассейн р.Ветлуги. По его же предположению происхождение этнонима «черемис» является мордовским, обозначающим «солнечный (чере) человек (мис)». Но случаев подобного объяснения наименования мордвой марийцев неизвестно. Нет и свидетельств контактов мордва со сформировавшимися как этнос марийцами. Многие исследователи, изучавшие происхождение этнонима, увязывают его с древнетюркским понятием – «ополченец, воин». Считается признанным отсутствие мордовско-марийского языкового единства, а также основной территорией формирования древнемарийцев рассматриваются районы Марийского Поволжья и Волго-Вятского междуречья, связанные с городецко-азелинским миром.

В этнокультурном отношении современные марийцы подразделяются на две этнические группы – горных (курык марий) и луговых (олык марий) мари. В языковом отношении обе группы марийцев испытали сильное тюркское воздействие. В этнографическом облике горных и луговых марийцев выявленное небольшое количество различий. Отчетливо прослеживается контакты с мордвой-мокшей, и пермскими финнами, особенно удмуртами. Мало отличий и антропологически между группами марийцев и фиксируется значительная близость к облику мордвы-мокши. Регионом формирования марийцев являлось Среднее Поволжье, где к XVI в. начинается выделение групп луговых и восточных марийцев. У древнемарийских племен отмечается также сходство с культурой западноволжского финского населения (древней муромой, мерью, весью). В известной степени эта близость, очевидно, объясняется общими корнями и сохраняющимися устойчивыми межплеменными контактами. Возможно, это было обусловлено и оттоком финского населения бассейна Оки в период славянской колонизации в Поволжье в XI-XII вв. и включение и этих народов в этногенез марийцев.

Контактная зона ананьинской, городецкой, дьяковской культур обусловило возникновение этнической основы северной группы волжских финнов, среди потомков которых, кроме марийцев, исследователи увязывают древних меря и мурому. Спорной остается проблема населения Марийского Поволжья во второй половине I тыс. до н.э. и первых веках нашей эры. Памятников рубежа нашей эры в Марийском крае до сих пор не найдено. На грани II-III вв. н.э. в приволжских районах Марийского края и соседних областей появляется население, оставившее ряд разрозненных археологических памятников, близких по вещевому материалу к поздним культурам «рогожной» керамики и пьяноборским общностям. Появление в Марийском крае в II-IV вв. н.э.

населения с позднегородецкими традициями рассматривается рядом исследователей, как начало формирования древнемарийского этноса (А.П.Симрнов, Г.А.Архипов). В процессе смешения населения позднегородецкими и пьяноборскими традициями складывается азелинская культура, распространившаяся от Ветлуги на западе, Пижмы на севере, Вятки на востоке и правобережью низовий Камы. Ряд исследователей усматривают в азелинской культуре и истоки древних удмуртов.

Археологически в районах расселения древних марийцев фиксируется проникновение более южных, возможно, ираноязычных племен. Языковеды прослеживают в марийском языке индоевропейские заимствования. По мнению А.Х.Халикова, связи с ираноязычным миром позднее прерываются и заменяются активными контактом с тюр коязычным миром в IV-V вв. н.э., что отражается в появлении традиций степного мира в азелинской культуре в виде культа коня и отдельных элементов материальной культуры. Таким образом, тюркскомарийское взаимодействие начинается почти с самого начала формирования древнемарийского народа. По мнению Р.Г.Ахметьянова, с IVV вв. н.э., древние марийцы, выступавшие союзниками тюркоязычных племен, получают от них имя «черемис», что значит боевой товарищ.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.