WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |

Исследованию проблем образовательного права в значительной степени способствовали ежегодные международно-практические конференции, проводимые под эгидой Академии труда и социальных отношений либо Российского университета дружбы народов в 1996--2001 г., а также журнал «Право и образование», издаваемый Российской ассоциацией негосударственных образовательных учреждений и современного гуманитарного образования. Активизировал свое участие в разработке проблем образовательного права и Институт управления Российской академии образования.

По мере расширения круга правоведов и иных специалистов, активно участвующих в разработке теоретических и прикладных проблем образовательного права, растет и число сторонников идеи об образовательном праве как самостоятельной отрасли права. Но для окончательного преодоления устаревших стереотипов российских правоведов, необходимо дальнейшее углубленное изучение системного строения образовательного права, его связей с другими отраслями права, и представление на суд юридической общественности новых, убедительных аргументов, свидетельствующих о необходимости смены широко распространенных, но устаревших представлений.

Процесс смены научной парадигмы идет тем быстрее и успешнее, чем полнее и всестороннее исследуемую проблему разрабатывают сто ронники нового подхода, чем чаще выносят они полученные дополнительные аргументы на суд научной общественности. К сожалению, в этом направлении российские правоведы явно не дорабатывают. Даже работы, специально посвященные проблемам системного строения образовательного права, не всегда содержат необходимые аргументы. В этом отношении показательны работы В.И. Шкатуллы.

В работе с многообещающим названием «Образовательное законодательство: теоретические и практические проблемы» (1996 г.) В.И.Шкатулла вопросам системного строения образовательного права – центральной для работы проблеме – уделяет всего несколько строк следующего содержания:

« Образовательное законодательство – самостоятельная отрасль правовой системы России. Это комплексная отрасль, включающая нормы различных отраслей: педагогического, трудового, административного, гражданского, финансового и других. Эти нормы не объединены единым методом правового регулирования, но связаны предметом и задачами регулирования. Все эти нормы регулируют единое образовательное пространство, единые образовательные отношения.

Образовательное законодательство создано для регулирования важнейшей сферы общественной жизни – сферы образования. Объектом регулирования образовательного законодательства является образовательная сфера» ( 98. С. 68).

Подобная «аргументация» важнейшей научной проблемы скорее льет воду на мельницу ее противников, чем продвигает вперед ее научное решение. Во-первых, право педагогического права на самостоятельную отрасль, о которой автор пишет как о состоявшемся факте, еще нужно доказать. Необходимые аргументы в работе, однако, отсутствуют. Во-вторых, тезис о том, что «образовательная право – самостоятельная отрасль правовой системы России», В.И. Шкатулла подтверждает аргументами, свидетельствующими об обратном.

Автор уверяет читателей в том, что образовательное право представляет собой комплексную отрасль, состоящую из норм разных отраслей и не имеющую единого метода правового регулирования. Но если массив норм права, характеризуется подобными признаками, он может быть лишь отраслью законодательства, но никак не «самостоятельной отраслью права». Согласно устоявшимся воззрениям российских правоведов, массив норм права выступает в качестве отрасли права постольку, поскольку он обладает самостоятельным методом правового регулирования.

Алогизм, допущенный В.И. Шкатуллой, стал возможен из-за недостаточно четкого различения им нетождественных понятий « отрасль права» и «отрасль законодательства». Быть может, автор стоит на традиционных позициях, согласно которым образовательное право является комплексной отраслью законодательства и на роль отрасли права претен довать не может, а буквальный текст работы не соответствует его действительным воззрениям У В.И. Шкатуллы имелась прекрасная возможность уточнить и развить свою позицию в объемном издании «Образовательное право», вышедшем спустя пять лет. Однако существенного приращения научных знаний не получилось. Он по-прежнему уверяет, что образовательное право является комплексной отраслью права, включающей в себя нормы разных отраслей права (99. С. 5). Системная связь основных компонентов образовательного права, в число которых В.И. Шкатулла включает педагогическое, гражданское, трудовое и другие отрасли права, в работе так и не получила надлежащего освещения.

Получается, что сторонник образовательного права действует теми же приемами, что и его оппоненты. Та же непоколебимая уверенность в правоте своей позиции и то же полное отсутствие аргументов. Если, Е.А.

Суханов свято верует в невозможность образовательного права как компонента системы права, то В.И. Шкатулла столь же свято убежден в обратном и вся полемика сводится к многократным, но голословным утверждениям: «нет и не может быть», «есть и существует». Но сколько ни повторяй слово «халва», слаще во рту не станет. Поэтому и для введения образовательного права в статус общепризнанной отрасли российского права нужны обстоятельные научно обоснованные аргументы Для торжества идеи образовательного права как новой отрасли права требуются углубленные исследования, во-первых, ее предмета правового регулирования с целью обоснования его самостоятельного, оригинального содержания и неправомерности трактовок как простого комплекса общественных отношений, принадлежащих другим отраслям права; во-вторых, системообразующих признаков и в первую очередь метода правового регулирования, призванного придавать специфически юридическое содержание предмету правового регулирования, устойчивость и целостность; втретьих, комплексных институтов, образуемых в системе образовательного права, которые носят вторичный, обеспечительный характер, меняются сообразно специфике метода правового регулирования данной отрасли и никак не колеблют ее самостоятельного значения.

Названные и иные проблемы системного строения и статуса образовательного права имеют важное практическое значение в деле совершенствования действующего законодательства, устранения в нем недостатков, обусловленных пробелами и проблематичными знаниями правовой науки.

Изложенные и иные факторы, препятствующие признанию образовательного права в качестве новой отрасли права, носят субъективный характер и со временем будут преодолены. Чтобы ускорить процесс смены научной парадигмы в отношении образовательного права необходимо решить три взаимосвязанных задачи: 1) дальнейшая разработка теоретикоприкладный проблем системного строения образовательного права, его места в российской правовой системе; 2) критический анализ аргументов, выдвигаемых оппонентами идеи образовательного права как новой отрасли; 3) совершенствование действующего законодательства об образовании с целью оптимизации его структуры и приведению ее в полное соответствие с объективными связями правовых институтов отрасли.

Раздел 1У. Источники образовательного права Глава 1. Понятие и виды источников образовательного права Нормы образовательного права выражаются, закрепляются в разного рода правовых источниках. Под источниками права российские правоведы понимают письменные документы при, помощи которых правотворческие органы объективируют, закрепляют свое решение о создании норм права ( изменении действующих норм, признании их утратившими силу) и доводят свою волю до всех заинтересованных лиц. В числе основных источников права признаются нормативно-правовые акты, судебные прецеденты, нормативные договоры и правовые обычаи.

В системе образовательного права действуют два вида источников:

нормативно-правовой акт и нормативный договор.

Ряд российских правоведов под нормативно-правовым актом понимают правовой акт, содержащий нормы права ( Г.В. Назаренко. 46. С.

103). Однако, это определение является чрезмерно широким. Далеко не всякий правовой акт, содержащий нормы права, является источником права.

Во-первых, не признаются источниками права акты органов исполнительной власти, которыми доводятся до сведения подчиненных им органов, учреждений и предприятий нормативные акты, принятые вышестоящими органами: федеральные законы, указы Президента РФ, Правительства РФ и др. Издание подобных актов широко практиковалось в бывшем СССР в связи с тем, что значительная часть нормативных постановлений Совета Министров СССР не помещалась в источниках официального опубликования, а рассылалась государственным органам в нескольких экземплярах. Получив такой акт, министерство и ведомство должны были довести его до сведения всех исполнителей, входящих в систему данного министерства, ведомства. В этих целях министр, руководитель ведомства издавали приказ, который начинался следующим образом: «Принять к сведению и неукоснительному руководству Постановление Совета Министров СССР (далее приводились его реквизиты), которым устанавливается, что...». Затем дословно приводился текст самого постановления.

В настоящее время, когда все нормативно-правовые акты Президента РФ и Правительства РФ публикуются в источниках официального опубликования, необходимость в издании подобных актов отпала. Однако Минобразование России и другие федеральные министерства по-прежнему издают правовые акты с целью доведения до подчиненных им органов, учреждений, организаций актов Президента РФ и Правительства РФ. Например, инструктивным письмом Государственного комитета РФ по высшему образованию от 26 июня 1996 г. было доведено до сведения ректоров вузов постановление Правительства РФ от 11 июня 1996, № 695.

Акты, содержание которых составляют нормы другого источника права, являются безусловно правовыми, содержат нормы права, но не обладают признаками нормативно-правового акта. Это всего лишь разновидность информационных актов, которые оформляются как ведомственные, но не имеют силы ведомственного акта. В них отсутствует собственная воля центрального органа исполнительной власти, направленная не создание новых норм или изменение действующих. Содержащиеся в них нормы обладают силой, производной от издавшего их органа, т.е. имеют силу закона, указа, постановления, которая ни при каких условиях не переходит на воспроизводящие их акты других органов.

Нормативно-правовой акт это не любая совокупность действующих норм права. Он призван выражать волю издавшего его органа в виде новых, оригинальных норм права. В нормативно-правовом акте должна содержаться одна, как минимум, оригинальная норма. Правовой акт, состоящий из норм, принятых другими правотворческими органами, не закрепляет решения правотворческого органа на создание новых норм права и не является источником права. В этом качестве может выступать только нормативно-правовой акт органа, принявшего эти нормы.

В систему нормативно-правовых актов не входят также правовые акты, принимаемые органами государственной власти с целью разъяснения действующих нормативно-правовых актов. Они не содержат новых оригинальных норм и составляют особую систему актов нормативного толкования, которые имеют общеобязательное значение, но не могут применяться самостоятельно, без акта, положения которого они разъясняют. Примером актов нормативного толкования могут служить постановления Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, разъясняющие судам, как нужно понимать и применять ту или иную норму федеральных законов. В частности, названными органами 1 июля 1996 г. было принято постановление «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъяснялись положения Кодекса, вызвавшие определенные затруднения в процессе их толкования судебными органами.

В систему нормативно-правовых актов не включаются акты, содержащие оригинальные нормы права, но принятые некомпетентным органом государственной власти. Право органа участвовать в нормативно-правовом регулировании общественных отношений определяется его компетенцией, и всякий выход за ее пределы означает незаконное вторжение в сферу деятельности другого органа.

За пределами компетенции правотворческого органа принимаются нормативно-правовые акты по вопросам, отнесенным к ведению другого органа, а также нормы права, противоречащие Конституции РФ, федеральным законам и иным актам вышестоящих органов. Такие действия признаются незаконными и не могут породить тех результатов, которые хотел получить орган, действуя за пределами своей компетенции. Соответственно, и принятые такими способами нормы права оказываются таковыми лишь по форме своего выражения. В действительности они являются разновидностью правонарушений, а содержащий их акт подлежит незамедлительной отмене в установленном Конституцией РФ или федеральными законами порядке.

В системе нормативно-правовых актов имеются и такие акты, которые не содержат новых оригинальных норм, а представляют собой перечень нормативно-правовых актов, утративших силу. После принятия нового нормативно-правового акта правотворческий орган принимает специальное решение о том, какие ранее принятые нормативно-правовые акты утрачивают силу и прекращают действие. Решения оформляются в виде нормативно-правового акта, где отсутствуют какие-либо новые нормы права, а называются лишь реквизиты актов, утративших силу. Тем самым акт вносит коррективы в действующую систему права, выражает волю правотворческого органа на ее изменение и в теории права признается вспомогательным нормативным актом.

Таким образом, нормативно-правовой акт представляет собой письменный документ, с помощью которого правотворческий орган в пределах своей компетенции вносит изменения в систему действующих норм права путем приятия новых норм права или решения, направленного на отмену устаревших актов.

Другим источником образовательного права является нормативный договор, т.е. соглашение государственных органов, иных лиц, которое устанавливает нормы права, обязательные для лиц, заключивших это согла шение, и иных заинтересованных лиц. Нормативные договоры выступают чаще всего источниками международного права. С их помощью определяются общеобязательные правила, нормы права, регулирующиет отношения между отдельными государствами, гражданами этих государств, иными лицами. Однако в случаях, прямо предусмотренных Конституцией РФ либо федеральными законами, государственным органам или иным лицам разрешается заключать договоры с целью установления и закрепления каких-либо норм права.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.