WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 37 |

Это право предоставляется только государственным органам управления образованием на основании рекламации государственной аттестационной службы на качество подготовки обучающихся. Во-вторых, с образовательного учреждения взыскивается лишь стоимость дополнительных затрат на переподготовку выпускников, получивших некачественное образование. Упущенная выгода в виде заработной платы, которую могли бы получать выпускники за период переобучения, не компенсируется.

Изложенное свидетельствует о том, что комплексные институты гражданского права в системе образовательного права являются органичной частью законодательства об образовании и играют значительную роль в регулировании гражданско-правовых отношений в сфере образования. Однако не любая норма по предмету гражданского права, воспроизведенная в законодательстве об образовании, автоматически становится частью какого-либо комплексного института. В частности, не образуют такого института нормы, дублируемые в законодательстве об образовании, а также нормы, противоречащие действующему гражданскому законодательству.

Нормы Закона РФ «Об образовании», дословно или с некоторыми редакционными поправками дублирующие положения гражданского законодательства, имеются в ст. 11, 12, 30, 33, 34. Ими закрепляется порядок регистрации образовательного учреждения в качестве юридического лица, порядок его организации и реорганизации, право образовательных учреждений создавать образовательные объединения (ассоциации и союзы). Нормы, дублирующие нормативные предписания Гражданского кодекса содержатся и в Федеральном законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

Воспроизведение названных норм гражданского права в законодательстве об образовании не вызывается спецификой нормативно-правового регулирования отношений в сфере образования. Образовательные учреждения как юридические лица вправе напрямую использовать все положения гражданского законодательства, на связывая этот процесс с фактом их дублирования в законодательстве об образовании. Осуществляя хозяйственную деятельность по обеспечению образовательного процесса, образовательные учреждения вступают практически во все договорные отношения, предусмотренные гражданским законодательством : договоры поставки, перевозки, аренды, подряда на ведение строительных и ремонтных работ и др. Защита авторских прав работников образовательных учреждений, формирование и деятельность временных творческих коллективов также осуществляются по нормам гражданского законодательства. Словом, большая часть норм гражданского законодательства активно используется образовательными учреждениями и если все эти нормы дублировать в законодательстве об образовании, то нужно включать в него как минимум весь Гражданский кодекс.

На период принятия в 1992 г. Закона РФ «Об образовании» наличие в нем норм гражданского оправдывалось тем, что соответствующие нормы гражданского законодательства не были кодифицированы либо вовсе отсутствовали в действующем законодательстве. Однако с принятием первой части Гражданского кодекса 1994 г. потребность в воспроизведении этих норм в законодательстве об образовании отпала и их следовало убрать из текста еще в 1995 г., в процессе подготовки и принятия Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об образовании». Сохранение в действующей редакции названного Закона норм, принятых по вопросам гражданского права и дублирующих действующий Гражданский кодекс, является анахронизмом, тем более, что ряд положений Закона РФ «Об образовании» противоречит гражданскому законодательству.

При изложении содержания комплексных институтов гражданского права в образовательном праве приводились факты неполного соответствия положений Закона РФ «Об образовании» действующему гражданскому законодательству.

Приведем еще один пример. Не в полной мере соответствует гражданскому праву ч. 2 ст. 39 Закона РФ «Об образовании», согласно которой объекты собственности, закрепленные учредителями за образовательным учреждением, находятся в оперативном управлении этого учреждения. Согласно ч. 2 ст. 48 ГК РФ право собственности и иное вещное право учредителей сохраняется на имущество переданное юридическому лицу, если: 1) имуще ство передается государственным или муниципальным унитарным предприятиям; 2) учреждение финансируется ее учредителями. Таким образом, Закон РФ «Об образовании» неправомерно ограничивает право собственности негосударственных образовательных учреждений, не имеющих финансовой поддержки со стороны учредителей, на переданное им имущество.

Законодательство об образовании, дублирующее, а тем более противоречащее нормам гражданского законодательства, представляет собой разновидность законотворческих ошибок, обусловленных тем, что законодатель неточно определил предмет правового регулирования законодательства об образовании и вышел за него, поместив в законах об образовании нормы по вопросам гражданского законодательства. Поэтому нормы, дублирующие, а тем более противоречащие гражданскому законодательству, должны быть изъяты из законодательства об образовании.

Во взаимосвязи гражданского права и законодательства об образовании имеют место акты экспансии не только со стороны последнего. В юридической литературе и на практике предпринимались попытки распространить на сферу образовательных отношений нормы гражданского законодательства, регулирующие отношения граждан-потребителей образовательных услуг с торговыми и иными организациями, предоставляющими такие услуги.

С.В. Куров, один из последовательных сторонников признания образовательных отношений, возникающих на платной основе, в качестве разновидности гражданскоправовых отношений, свою позицию аргументирует следующим образом: « Из содержания правоотношений, составляющих возмездное оказание образовательной услуги, вытекает, что подобного рода деятельность и связанные с ней договорные и иные обязательства основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Отношения, возникающие в результате договорного обязательства относительно возмездного оказания образовательной услуги, являются, таким образом, гражданско-правовыми отношениями. В отношениях, связанных с обязательством из договора возмездного оказания услуги, одна сторона (производитель услуги) оказывает эту услугу, т.е. совершает определенную деятельность по обучению, а другая сторона ( потребитель услуги) оплачивает соответствующие действия» ( 40. С. 78).

Характеризуя суть договора возмездного оказания услуг, С.В. Куров практически воспроизводит ч.1 ст. 779 ГК РФ. Тем не менее он не обращает внимания на то, что содержание договора не соответствует содержанию образовательного отношения, возникающего на платной основе. Вопрос запутывает, в какой то мере, положение ч. 2 ст. 779 ГК РФ, согласно которому правила договора возмездного оказания услуги распространяются на услуги по обучению. Трудно сказать, что конкретно имел ввиду законодатель под «услугами по обучению», скорее всего налицо законотворческая ошибка. Но из смысла ч. 1 ст. 779 ГК РФ прямо вытекает, что образовательные отношения на платной основе такой услугой не являются.

Термин «услуги» имеет полисемантичный характер и широко применятся в системе права. Им обозначаются три вида правовых отношений. Это отношения-услуги, которые: 1) подпадают под действие норм Гражданского кодекса, регулирующих договор возмездного оказания услуг; 2) образуют содержание иных гражданско-правовых институтов; 3) не регулируются гражданским правом.

Содержание договора возмездного оказания услуг составляет обязанность заказчика услуг оплатить их, а исполнителя - оказать по заданию заказчика возмездные услуги. Это договоры медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных услуг, услуг по туристическому обслуживанию и др. Однако договоры с более сложным содержанием, в Гражданском кодексе выделены в особый вид. Согласно ч. 2 ст. 779 ГК РФ правила главы «Возмездное оказание услуг» не применяются к договорам перевозки, транспортной экспедиции, банковского вклада, банковского счета, хранения, поручения, комиссии, доверительного управления имуществом и др.

Так, в договоре перевозки помимо норм, закрепляющих обязанности перевозчика и грузополучателя, имеются предписания по вопросам формы договора, провозной платы, подачи транспортных средств и выгрузки груза, ответственности перевозчика за неподачу транспортных средств, за задержку отправления пассажиров, за утрату, недостачу или повреждение груза или багажа. Особо регулируется ответственность отправителя за неиспользование поданных средств. Сложным и в силу этого требующим дополнительного регулирования предстает и договор доверительного управления имуществом. Особый правовой статус Гражданский кодекс устанавливает для доверительного управляющего, конкретизирует существенные условия и форму этого договора.

По сравнению с договором возмездного оказания услуг более сложное содержание имеют и образовательные отношения, возникающие на платной основе. Это осознает С.В. Куров, утверждая, что «структура содержания правоотношения, возникающего из возмездного оказания образовательной услуги, является сложной. Помимо главного права потребителя услуги (обучающегося) требовать ее исполнения и его главной обязанности уплатить за ее оказание и корреспондирующих им главных прав и обязанностей исполнителя, у сторон возникает ряд прав и обязанностей, связанных как с исполнением и осуществлением главных обязанностей по обязательству, так и обусловленных специфическими обязанностями педагогического взаимодействия» ( 40. С. 82).

Если это так, то, следуя логике ГК РФ, законодатель должен был выделить специальную главу, посвященную нормативно-правовому регулированию образовательных отношений, ибо присущий им «ряд прав и обязанностей» оказался гражданским законодательством вообще не урегулирован ным. Но создавшееся положения не является пробелом в гражданском законодательстве. Законодатель умолчал квалифицированно, поскольку образовательные отношения, возникающие на платной основе, как и ряд иных услуг он не признает в качестве гражданско-правовых отношений.

Вряд ли сегодня кто из юристов будет всерьез утверждать о том, что услуги адвоката в качестве защитника по уголовному или гражданскому делу представляют собой разновидность гражданско-правовых отношений, а между тем они полностью вписываются в критерии, которым, по мнению С.В. Курова должны удовлетворять любые гражданско-правовые отношения, в том числе и образовательные отношения.

Отношения, связанные с оказанием адвокатских услуг, возникают и действуют между лицами, которые обладают равенством, автономностью воли и имущественной самостоятельностью. Адвокаты и их клиенты – физические и юридические лица – бесспорно обладают равенством, ибо никто из них не может выражать свою волю в качестве общеобязательной для другого участника правоотношения. Автономность воли обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов выражается в праве самостоятельно, по своему усмотрению выбирать себе адвоката, а последний правомочен по своему усмотрению избирать способы исполнения услуги. Бесспорной представляется и имущественная самостоятельность адвокатов и их клиентов.

Тогда почему же адвокатские не подпадают под действие гражданского права Кстати, это обстоятельство В.С. Курову нужно взять на заметку. Между тем ответ прост – отношения, связанные с оказанием адвокатских услуг по уголовным или гражданским делам, хотя и формально имеют терминологическое сходство с договором оказания платных услуг и даже имеют ряд общих признаков, но различаются своим непосредственным содержанием. Получается Федот, да не тот.

Во-первых, заказчик услуги всегда имеет право требовать от исполнителя достижение конкретного результата, например, доставки письма по конкретному адресу, оказание медицинской помощи в связи с конкретным заболеванием, туристической поездки в конкретную страну и др. Лицо, обращаясь за помощью к адвокату не может требовать достижение желательного для него результата в качестве одного из обязательных условий договора, например, вынесение оправдательного приговора, применения мер, не связанных с лишением свободы, выигрыш искового заявления.

Во-вторых, в договоре возмездного оказания услуг заказчик правомочен требовать исполнения договора надлежащим образом. Исполнитель обязан добросовестно выполнять основанные на законе и договоре пожелания заказчика. Однако потерпевший, подсудимый, истец или ответчик не могут вмешиваться в деятельность адвоката и требовать от него обязательного исполнения своих пожеланий, рекомендаций. Адвокат осуществляет защиту по уголовному делу или представительство в гражданском про цессе, исходя из собственных профессиональных навыков, умений, знаний, а также требований материального и процессуального законодательства.

В-третьих, в соответствии со ст. 782 ГК РФ односторонний отказ исполнителя от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг влечет за собой обязанность полного возмещения заказчику убытков.

Однако эта норма не действует в отношении адвоката. УПК прямо допускает возможность смены обвиняемым адвоката, который не может участвовать в процессе в течение длительного срока. При этом действующем законодательством не предусматривается никаких денежных обязательств адвоката или коллегии адвокатов по отношению к подзащитному.

В связи с тем, что содержание договора возмездного оказания услуг не соответствует содержанию договора, связанного с предоставлением адвокатских услуг, последний регламентируется специальными нормами, которые к тому же находятся за пределами гражданского права. Равным образом и содержание образовательных отношений, возникающих на платной основе, не вписывается ни в прокрустово ложе договора возмездного оказания услуг, ни в метод гражданского права.

Особый правовой статус обучающихся как участников образовательного отношения является следствием специфики содержания этих отношений, которые существенно отличаются не только от договора возмездного оказания услуг, но и от любого иного гражданскоправового договора.

Во-первых, если в договоре возмездного оказания услуг обязанности заказчика сводятся только к обязанности оплатить их стоимость, а затем свято верить в способность исполнителя оказать услуги, то в образовательном правоотношении одного факта оплаты обучающимся стоимости обучения явно недостаточно. Чтобы в полной мере овладеть объектом правоотношения – необходимыми знаниями, навыками, умениями – обучающийся должен сам активно учиться, посещать лекции, практические занятия, своевременно и успешно проходить текущую и промежуточную аттестацию и др. Активное участие заказчика «услуги по обучению» на всем протяжении образовательного правоотношения составляет его основную обязанность.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.