WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
7 учного направления - науки о безопасности.1 Обидно только, что наука плетется в хвосте событий. С сожалением приходится констатировать, что, несмотря на популярность термина “меры безопасности”, попытки найти его толкование в словарях, справочниках и учебной и научной литературе чаще всего не увенчиваются успехом.

А то, что будет найдено, вряд ли удовлетворит правовую науку, тем более, обслуживаемую этой наукой систему права, которая всегда стремится к строгим дефинициям.

Проблема обеспечения безопасности многогранна. Она может рассматриваться с позиций философии, социологии, психологии, экономики и других наук. Предметом настоящего исследования являются правовые аспекты мер безопасности. Представленная читателю работа - первое в России монографическое исследование, в рамках которого предпринята попытка обобщить и систематизировать имеющийся в юриспруденции опыт по проблеме мер безопасности.

Затронутая проблема - это “научная целина”, благодатное поле для творчества и научного поиска. Не обольщаюсь, что все, прочитавшие книгу, станут моими сторонниками, но надеюсь, что даже оппоненты будут правильно трактовать мою позицию. Истина, как известно, рождается в споре. Но при этом спорящие должны друг друга, как минимум, понимать.

1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ Nullum est jam dictum, gud non sit dictum priuss (Нет ничего сказанного, что бы не было сказано прежде) Terent. Eunuch. Prolog 41.

«Это уже не ново, это было уже сказано» - вот одно из са1 Автор предложения С.В. Степашин считает, что в науке о безопасности "должны быть отражены мировоззренческие, общеметодологические принципы всеобъемлющей безопасности (философия безопасности); соотношение социально-экономических и политических условий, влияющих на обеспечение безопасности (социология безопасности); правовое регулирование вопросов обеспечения безопасности; использование методов математического моделирования для создания моделей всеобъемлющей безопасности и ряд других проблем" (Степашин С.В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности Российской Федерации: Автореф дис.... д-ра юрид. наук. С-Пб., 1994. С. 39 - 40).

мых обыкновенных обвинений критики... Что ж из этого следует Что дух человеческий ничего нового не производит Нет, не станем на него клеветать: разум неистощим в соображении понятий, как язык неистощим в соединении слов. Все слова находятся в лексиконе; мысли же могут быть разнообразные до бесконечности».

А.С. Пушкин. Журнальные статьи.

1.1. Становление и развитие теории мер безопасности за рубежом Термин «меры безопасности»1 вошел в научно-правовой обиход в конце прошлого века для обозначения особой группы мер принуждения. Именно в этот период он стал использоваться в качестве самостоятельного легитимного понятия в проектах новых уголовных уложений (швейцарского, германского, австрийского, сербского, датского).Анализ источников права свидетельствует, что меры, которые позднее были названы “мерами безопасности”, содержались во всех известных нам законодательных системах, но уловить и выделить их отличие от мер ответственности - наказания стало возможным лишь при достаточно развитом уровне теории права, в первую очередь - уголовного.

Процесс научного признания и оформления мер безопасности в самостоятельный правовой институт был непрост и противоречив.

Он и сейчас не завершился. Но, однажды возникнув, тема мер безопасности постоянно звучала в уголовно-политических дискуссиях. С достаточной долей условности в развитии теории мер безопасности можно выделить пять этапов.

Первый этап связан с возникновением и становлением теории мер безопасности. Истоки этой теории можно обнаружить на ранних этапах развития правовых идей3, но относительную определенность В качестве синонимов использовались также термины “ меры защиты”, “меры социальной защиты”, “меры охраны”, “меры обеспечения”. Мы полагаем, что на самом деле речь идет о разных видах воздействия, но об этом см. подробнее параграф «1.3. Современные проблемы развития мер безопасности». Однако при анализе исторического развития мы не имели возможности эти понятия развести.

См.: Жижиленко А.А. Наказание. Его понятие и отличие от других правоохранительных средств. Петроград: Типогр. “Правда”, 1914. С. 251.

Обоснование идеи защиты общества есть уже в работах греческого философа Платона. Отдельные нормы, предусматривающие меры безопасности, содер она получила в рамках позитивистской школы в последние годы ХIХ века.

Теоретической колыбелью мер безопасности является позитивизм. Он возник как реакция на кризис классической школы уголовного права, центральными принципами построения которой были индетерминизм (свобода воли) и возмездие, основанное на соразмерности (эквивалентности) деяния и наказания. Рационалистическая концепция сдерживания преступности на основе воздаянияустрашения, на которой было построено уголовное законодательство европейских стран, на практике оказалась несостоятельной.

Позитивизм имеет две основные ветви: биологическую и социологическую. Начало первой из них положил итальянец Чезаре Ломброзо, обосновав в своей известной книге «Преступный человек» (1876 ) антропологическую теорию. Фундамент социологического направления заложил итальянец Энрико Ферри.

С позиций биологического и социального детерминизма, которые составляли основу двух направлений позитивизма, метафизическая доктрина наказания-возмездия не выполняла своей задачи, а потому она должна была уступить место реалистической доктрине защиты общества.

Взгляды сторонников мер защиты достаточно разнообразны, но их логика сводится к следующему. Поскольку преступления есть, главным образом, следствие биологических качеств личности или социальных условий (а может быть, того и другого), законодательство должно исходить не из идеи возмездия, а из идеи предупреждения преступления. «Если преступление все же будет совершено, то главное место займет предупреждение его повторения при помощи совокупности мер безопасности, направленных на то, чтобы обезвредить или излечить преступника»1.

При совпадении общего критического отношения к возможностям наказания биологической и социологической ветвей позитивизма между ними имеется существенная разница. Хотя оба движения выступают под лозунгом защиты общества, в биологической ветви основной акцент делается на мерах обезвреживания личности, а в социологической - на совершенствовании общественной системы и приспособлении личности к социальным условиям.

Естественно, что это лишь общая формула. Спектр мнений сторонников позитивизма был очень широким: от полного отрицажатся в древнем китайском, римском, мусульманском и европейском праве (см.:

Ансель М. Новая социальная защита (гуманистическое движение в уголовной политике). М.: Прогресс, 1970. С. 37 - 44).

Ансель М. Указ. работа. С. 73.

ния наказания до признания его полезности в каких-то пределах, от отрицания биологических или, соответственно, социальных детерминант в механизме преступного поведения до признания их сочетания, от полного отрицания каких-либо рамок при назначении мер безопасности до жесткого ограничения пределов судейского усмотрения. Они нашли свое отражение в ожесточенных спорах и дискуссиях, имевших место в конце ХIX - начале ХХ веков между приверженцами классической, антропологической и социологической школ. Достаточно отметить, что различные аспекты этой проблемы обсуждались на всех международных конгрессах и съездах по вопросам уголовного права, проходивших до 1915 года.1 Изучение материалов и резолюций съездов дает достаточно полную картину всех взглядов, которые, кстати, не оставались неизменными на протяжении дискуссии. Перечитывая материалы съездов, убеждаешься, что основные аргументы «за» и «против», которые сегодня звучат, уже были высказаны.

Тем, кто всерьез заинтересуется проблемой, лучше обратиться к первоисточникам. В монографии целесообразно привести лишь обобщенные характеристики учений, которые оказали большое влияние на последующее развитие теории мер безопасности.

К таковым относится, прежде всего, антропологическая теория Чезаре Ломброзо. Основная идея его книги с весьма оригинальным названием «Преступный человек» заключается в том, что преступник есть особый природный тип, скорее больной, чем виновный.

Этот человек подобен хищнику, а хищника бессмысленно упрекать в кровожадности. Наказание, рассчитанное на удержание его от преступления, - очень слабое средство. Преступного человека надо выявлять по ряду признаков и либо изолировать, либо уничтожать. Для идентификации преступника по антропологическим признакам Ч.

Ломброзо разработал специальную типологию.

Отсюда логично следовала концепция воздействия на преступников. Ч. Ломброзо писал, что прирожденные преступники не виноваты, совершая преступление, но они поставили общество перед необходимостью защищаться от них.

Сегодня имя Ч. Ломброзо стало нарицательным и часто употребляется с иронией. Однако взгляды этого известного ученого не так примитивны, как их часто представляют в учебных целях. В течение всей его научной карьеры они эволюционировали к признанию социальных факторов, законных оснований применения мер См: Люблинский П.И. Международные съезды по вопросам уголовного права и криминологии за десять лет (1905 - 1915). Петроград: Сенатская типография, 1915. С. 8, 61 - 62, 84, 86, 92, 115, 122, 129, 131, 145, 312 - 313, 353.

воздействия и т.п. Например, в ранних работах он предлагал заменить суды комиссией врачей, но позднее отводил психиатрам и антропологам роль экспертов.

Многие положения антропологической теории Ч. Ломброзо были убедительно опровергнуты еще его современниками, тем не менее, заслуги ученого как инициатора переосмысления традиционных постулатов классической школы уголовного права несомненны.

Хотя Ч. Ломброзо еще не использовал этот термин, но именно он создал предпосылки для «открытия» мер безопасности1.

Его молодой коллега Энрико Ферри в значительной степени откорректировал позицию Ч. Ломброзо и оказал влияние на эволюцию научных убеждений последнего. Суть концепции Э. Ферри заключается в том, что он рассматривал преступления как продукт трех естественных факторов - антропологических, физических (климата, погоды, географических особенностей) и социальных. На разных типов преступников эти факторы влияют неодинаково, но в целом решающая роль принадлежит социальным.

Критикуя основные постулаты классической школы, Э. Ферри разработал идею социальной защиты, в соответствии с которой главная энергия общества должна концентрироваться не на общей, а на частной превенции, не на запугивании общества, а на защите его от социально опасных элементов. Правосудие от возмездия за нравственную вину должно перейти к охране всего общества. По мнению Э. Ферри, средства для защиты общества должны быть старыми (лишение свободы, ссылка), но подходы и цели – иными: не запугивание, а изоляция, лишение возможности причинять вред обществу.

Как таковые «меры безопасности» в работах Э. Ферри еще не обозначены, но им уже предлагаются так называемые «заменители (эквиваленты) наказания». Правда, в их число входят как ограничительные меры - запрещение жестоких зрелищ, ограничение монополий, производства и продажи алкоголя, так и меры социальной профилактики - повышение уровня жизни, обеспечение ночного освещения, планировка улиц, затрудняющих незаметные нападения, и т.п.Свои взгляды итальянский ученый, барон Рафаэль Гарофало, изложил в монографиях «Позитивный критерий наказания» (1880), (некоторые авторы переводят это название на русский язык как «Критерии опасного состояния») и «Криминология» (1884). Он впервые сформулировал идею «опасного состояния преступника», Подробнее о взглядах Ч. Ломброзо см.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М.: ИНФРА · М-НОРМА, 1997. С. 47 - 61.

Подробнее о творчестве Э. Ферри см.: Иншаков С.М. Указ. работа. С. 61 - 76.

разработал основанные на этой идее типологию преступников и карательную систему, ориентированную на охрану общества. Р. Гарофало предложил отказаться от установления определенных мер наказания для привычных преступников и применять к ним заключение в особые заведения на неопределенное время, «пока не будет доказательств действительного исправления»1.

Взгляды позитивистов оказали большое влияние на сторонников классической школы, которые, восприняв некоторые идеи, попытались «вмонтировать» их в классическую систему уголовного законодательства.

В этой связи следует упомянуть позицию французского ученого Габриэля Тарда, который своеобразно соединял положения сторонников позитивистской и классической школ2. Он придерживался идеи о профессиональном преступнике, был сторонником «меры элиминации» (временной или окончательной) привычного преступника, признанного неисправимым.

«Человек, - писал Г. Тард, - хотя он и признан дальтоником, может сохранять свое общественное положение, оставаться в своей социальной группе; но если он признан безнравственным от рождения, то есть антисоциальным, он должен быть, поставлен вне социального закона. Он подобен тигру, вырвавшемуся из клетки,...такого человека следует изгнать из общества, отлучить от него. Каторга и тюрьмы являются в действительности выражением, пока единственным, этого большего или меньшего отлучения от общества»3.

К ученым, существенно откорректировавшим свои классические воззрения, относится Франц фон Лист, который, хотя и критиковал позитивистов, сам привнес много ценного в развитие этой теории. Идея мер безопасности у него, по верному замечанию Г.

Каммаера, была «внебрачной, спонтанной и мало проработанной»4.

Тем не менее, благодаря исходной позиции Листа в дискуссии о целях наказания, институт мер безопасности был введен в немецкую правовую систему, а через Международный союз криминалистов - в уголовно-правовые теории и законодательство многих стран.

В так называемой Марбургской программе Ф. Лист развернул свое представление о дальнейшем развитии уголовного права. Рассматривая социальную ситуацию своего времени, и, будучи под впечатлением растущей преступности, многократности и рецидива, он выразил недовольство эффективностью уголов Там же. С. 76 - 81.

Подробнее о взглядах Г. Тарда см.: Там же. С. 96 - 102.

Цит. по: Ансель М. Указ. работа. С. 86.

См.: Kammeier H. Massregelrecht; Kriminalpolitik, Normgenese und systematische Struktur einer schuldunabhngigen Gefarenabwer / von Heinz Kammeier. Berlin ;

New York : de Gruyter, 1996. S. 1 – 3.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.