WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Здесь нельзя не отметить, что именно игнорирование институционального и структурного аспектов политической системы способствовало возрождению в западной и особенно американской литологии в 70-х — 80-х годах интереса к теории государства. Американская ассоциация политической науки в 1981 г. на своей ежегодной конференции расценила данную тенденцию как "восстановление статуса государства в политической науке". Государство, будучи концентрированным воплощением идеи политического, выступает в качестве центрального, или осевого, элемента политической системы. Именно вокруг государства группируются остальные политические институты, борьба между различными социальнополитическими силами разворачивается прежде всего за завоевание государственной власти и рычагов государственного управления. Государство по своей сути призвано обеспечить целостность и единство разнообразных институтов и агентств, выполняющих разнообразные функции управления. Например, политические партии, избирательная система, система представительства и т.д. немыслимы в отрыве от государства. Оно реализует отношения власти и контроля в обществе. В этом контексте государство является базисной структурой правления и порядка в обществе. В самом государстве центральное место занимают парламент, правительство и все исполнительные органы власти, административный аппарат, институты, в задачу которых входит отправление правосудия.

Высшие органы государственной власти в лице главы государства и его аппарата, правительства, парламента и судебных органов в совокупности играют роль управляющей подсистемы, составные компоненты которой связаны между собой сложными Функциональными отношениями. Они принимают решения общенационального значения, обязательные для исполнения как всеми без исключения звеньями государственного аппарата, так и гражданами. Каждый из высших органов государственной власти обладает реальной структурно-функциональной определенностью, установленной конституцией и известной самостоятельностью по отношению друг к другу. Это вытекает из принципа разделения властей на три самостоятельные ветви - законодательную, исполнительную и судебную. В этом качестве каждая из них выступает как самостоятельная субсистема по отношению к общей управляющей системе.

Немаловажное место в политической системе занимают партии и связанные с ними организации, объединения, союзы механизмы реализации политического процесса и т.д.

Подчеркивая значимость партий, немецкий политолог К. фон Байме называл современные западноевропейские политические системы партийными демократиями. Нередко партии, партийные и избирательные системы рассматриваются как самостоятельная сфера, существующая отдельно от политической системы. Более обоснованной представляется позиция Г.Алмонда. Он, в частности, выделял два уровня политических структур:

институциональный и ассоциативный. Причем государство и его институты составляю, первый уровень, а партии — второй. Однако партии играют существенную роль как в определении структуры политической сие. темы, так и в ее функционировании. Показательно, что некоторые исследователи оценивают партии в качестве структурообразующих элементов политических режимов в рамках той или иной политической системы. Партии во многом определяют адз неспособность и функционирование политической системы. Более того, в тоталитарной системе единственная господствующая партия органически и неразрывно сливается с государством, так что выделить институциональный и ассоциативный уровни здесь невозможно. В целом современные политические системы немыслимы без партий и связанных с ними институтов. Не случайно, например, в конституции ФРГ зафиксированы юридический и политический статусы партий как главных политических организаций государства.

Помимо названных базовых структурных элементов политическая система, по-видимому, включает различные общественно-политические организации, комитеты политического действия, институты и механизмы принятия решений, например, институты корпоративизма (об этом см. в следующих главах). В целом политическая система охватывает институциональноорганизационный аспект подсистемы политического с его основополагающими целями, субъектами, отношениями, процедурами, механизмами, функциями и т.д.

4.2. Опыт типологизации политических систем Политическая система характеризуется интегрированностью, что в свою очередь предполагает вертикальную и горизонтальную согласованность ее структурных элементов. Ее жизнеспособность определяется степенью согласия и сотрудничества между отдельными элементами. Политическая система самодостаточна в том смысле, что силу своей внутренней организации и ресурсов, а также доступности к необходимым ресурсам в окружающей среде она обладает способностью функционировать автономно, реализуя свои ценности, нормы и коллективные цели, приспосаблиливаясь к условиям среды. Политическая система, равно как и любая другая система, открыта влиянию окружающей среды, с которой она вовлечена в процессы взаимообмена и из которой получает важнейшие стимулы для своей деятельности.

Открытость уже сама по себе предполагает, что политическая система является частью или подсистемой другой, более широкой системы, а именно человеческого социума в целом. Среду политической системы можно условно разделить на ближнюю и дальнюю. Бижняя среда — это собственно подсистема политического.

Разумеется, политическая система располагает определенной совокупностью правил игры, реализуемых в процессе взаимодействия и функционирования ее институтов. Но эти правила и отношения формируются и действуют в более широком контексте подсистемы политического.

То же можно сказать о политическом поведении, политической культуре, политической этике и других составных элементах и атрибутах подсистемы политического. Говоря о дальней среде, мы имеем в виду общество, взятое в целом, влияние на политическую систему которого осуществляется во многом опосредованно, опять же в общем контексте подсистемы политического. При этом важно учесть, что при всей открытости политической системы влиянию обеих сред она обладает значительной долей самостоятельности и сама способна оказывать на них значительное влияние.

Деятельность и функционирование политической системы, как уже отмечалось, предполагают определенные правила. Различают правила, призванные регулировать пути, способы и методы, с помощью которых члены общества могут воздействовать на политическую власть, и правила, определяющие способы реализации политической власти. Первые охватывают отношения подчинения и участия, а вторые — управления и регулирования. Поэтому естественно, что политические отношения — важная структурно-функциональная составляющая мира политического. Если речь идет об отношениях, то, естественно, предполагается существование и субъектов этих отношений. К.Маркс считал субъектами политики и политических отношений классы, А.Парето и Г.Моска — элиты, А.Бентли, Д.Трумен и др. — заинтересованные группы.

Однако очевидно, что политические отношения могут реализоваться как между различными политическими институтами, так и между различными социально- политическим силами. Иначе говоря, и те, и другие могут выступать в качестве субъектов политических отношений.

Б.И.Коваль и И.В.Ильин выделяют следующие группы субъектов политики: 1) субъекты социального уровня — класс, этнос, масса, группа, отдельный индивид, электорат в целом, мафия, военно-промышленный комплекс и т.д.; 2) институциональные субъекты — государство, партия, профсоюз, парламент, президент, университет и т.д.; 3) функциональные субъекты — армия, церковь, оппозиция, средства массовой информации и т.д. [57, с. 152—153].

С рассматриваемой точки зрения одним из основных для все теорий политического является поставленный некогда Плато ном вопрос: Кто должен господствовать или, другими слова ми: Чья воля может и должна доминировать в обществе На этот вопрос существует множество разных ответов: воля всевышнего воля истории, воля государства, народа, большинства, класса, партии, вождя и т.д. Вопрос может быть поставлен и несколько иначе:

кому следует править, почему, как, в чьих интересах В зависимости от ответов на эти и подобные вопросы формулируются и конструируются основополагающие параметры политической системы. Поэтому естественно, что классификация, или типологизация, политических систем составляет одну из важнейших задач политологии. Истоки существующих типологизаций можно обнаружить в античной общественно-политической мысли.

Платон разделил древнегреческие города-государства на еле дующие типы: 1) монархия — правление одного хорошего чело века, ее искаженная форма — тирания; 2) аристократия — правление нескольких хороших людей, ее искаженная форма — олигархия; 3) демократия — правление многих или всего народа. Показательно, что Платон не приводит искаженную форму демократии, считая, что сама демократия — наихудшая форма правления Продолжая традицию Платона, Аристотель выделял два основных критерия для различения государства или конституции "природа цели, ради которой государство существует", и "различные формы власти, которой люди и их ассоциации подчиняются". В соответствии с первым критерием Аристотель различал сие темы, в которых правители управляют "в общих интересах", т.е. для достижения "хорошей жизни" не просто лично для себя, а для всех, и системы, в которых правители преследуют скорее собственный корыстный интерес, чем общий.

Аристотель считал правильными те формы, которые независимо от числа властвующих управляются, "руководствуясь общественной пользой", а те, которые имеют в виду собственную выгоду, "только благо правящих - все ошибочны и представляют собой отклонения от правильных: они основаны на началах господства, а государство есть общение свободных людей" [2].

В соответствии со вторым критерием Аристотель различал формы правления по количеству властвующих. Так, он писал: "Государственное устройство означает то же, что и порядок государственного управления, последнее же олицетворяется верховной властью в государстве, и верховная власть непременно находится в руках либо одного, либо немногих, либо большинства".

По Аристотелю, правление одного — это монархия, или царская власть, правление немногих — аристократия и большинства - полития. Их отклонения составляют соответственно тиранию, имеющую в виду выгоды одного правителя, олигархию — выгоду состоятельных граждан и демократию — выгоды неимущих. Схематически типологизация Аристотеля может быть представлена в следующем виде:

Сколько Чьи интересы выражает Властвует Всех Свои Один Монархия Тирания Немногие Аристократия Олигархия Многие Полития Демократия В Новое время наиболее известные типологизации систем правления дали Т.Гоббс и Ш.Л.Монтескье. Так, Т.Гоббс различал три формы государства в зависимости от числа людей, в руках которых сосредоточена власть: правление одного — монархия, части граждан — аристократия и всего народа или большинства народа — демократия. Что касается тирании и олигархии, говорил Гоббс, то они лишь "различные названия монархии и аристократии". А те, "кому причинено огорчение при демократии, называют ее анархией". Сам Гоббс предпочтение отдавал безоговорочно монархической форме правления [23, т. 2, с. 144]. Ш.Л.Монтескье, продолжая традицию Аристотеля, в первых книгах своего главного труда "О духе законов" (1747) разработал типологизацию, в которой различает три главные формы правления — республику, монархию, деспотизм [46, с. 234].

Республиканское правление — это такое правление, при котором верховная власть находится в руках или всего народа, или части его; монархическое, при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов; между тем как в деспотическом господствуют воля и произвол одного века, не признающего законы и правила.

По-аристотелевски характеризуя эти две системы по количеству властителей, Монтескье вместе с тем внес в их трактовку существенные коррективы. Например, рассматривая монархию и деспотию как системы, в которых властвует один, Монтескье делал важную оговорку: монархия — это система, в которой властвует один, однако строго придерживаясь установленных законов, а деспотия — система, при которой правит один, не признавая каких бы то ни было фиксированных законов, на основе произвола. Если для Аристотеля демократия и аристократия — совершенно разные типы правления, то Монтескье рассматривал их как две формы республиканского правления. При первой правит весь народ, а при второй — часть его. Причем, по его мнению, каждая форма правления базируется на некоем этосе или принципе, без которого невозможны ее стабильность и жизнеспособность: добродетель при республике, честь при монархии, страх при деспотизме.

Монтескье подверг сомнению универсальность аристотелевской типологизации, ее пригодность для всех исторических эпох и обществ. Она основывалась на греческом полисе, который Аристотель считал универсальной формой самоорганизации общества. Монтескье, наоборот, исходил из того, что каждый из выделенных им типов правления появляется в определенных общественно-исторических условиях. Так, республиканская форма правления была характерна для античных полисов, монархия — для современной ему Европы, а деспотия — для азиатских империй. Как считал Монтескье, каждый из трех типов правления соответствует определенным размерам территории, занимаемой данным политическим сообществом: республика — небольшой территории; монархия — территории средней величины, а деспотизм — обширным размерам империи.

Широко известна типологизация систем правления, предложенная М.Вебером. Он полагал, что правители могут претендовать на легитимность своего правления, а управляемые принять его законность на следующих трех основаниях.

Во-первых, это авторитет "вечно вчерашнего", нравов, "традиционное" господство в том виде, "как его осуществляли патриарх или патримониальный князь старого типа". Здесь легитимность основывается на общепринятом убеждении в святости традиций и необходимости подчинения правителям, осуществляющим власть согласно традициям. Вебер рассматривал это как самый универсальный и самый примитивный вариант власти. Однако легитимность современных систем в значительной мере ба-ся на традициях. Так, многие аспекты политической системы Великобритании, например монархия, принимаются ее гражданами в силу их традиционности.

Вo-вторых, исключительные личные качества правителей, например героизм, принципиальность, смелость, решительность и т.д., объединяемые понятием харизмы.

В-третьих, господство легальности в силу веры в обязательность легального установления (Satzung) и деловой компетентности, обоснованной рационально созданными правилами, т. е.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.