WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |

С другой стороны, эти надежды не оправдались и из-за сопротивления старообрядцев, которые никогда не подчинялись безропотно. Проявляя себя как “законопослушные верноподданные царя-батюшки”, они отказывались выполнять несправедливые распоряжения властей, касающиеся их религиозной жизни.

Поэтому мы отмечаем, что на протяжении всего XIX в. происходил поворот внутренней политики самодержавия в сторону усиления контроля за старообрядцами. Мероприятия властей по ограничению раскола в Забайкалье приобрели более организованный характер, когда в законе закрепилось разделение старообрядцев на категории, и к каждой из которых принимались соответственные меры. Система полицейского надзора за староверами в Забайкалье стала более результативной после создания в г. Иркутске Секретного совещательного комитета (25 апреля 1844 г.).

Таким образом, решающую роль в выработке принципов воздействия на старообрядцев по-прежнему играло Министерство Внутренних Дел, а контроль за выполнением постановлений в регионе осуществлял комитет по делам раскола. При непосредственном участии МВД была узаконена система, позволяющая следить за состоянием раскола на местах, прежде всего в Забайкалье, где находилось “гнездо раскола”.

Только осознание необходимости системного подхода к решению вопроса о старообрядчестве, начавшееся глубокое изучение его истории, совершенствование законодательства, отмена крепостного права - все это к концу XIX в позволило оценить мифическую угрозу, “вредность” староверия, а в начале XX в. уравнять гражданские права старообрядцев и православных.

&. 3. Деятельность православной церкви среди староверов Западного Забайкалья На протяжении столетий православие было важнейшим элементом жизни Российского государства, во многом определяя ритм, стиль и образ жизни большинства подданных. “Первенствующая и господствующая в Российской империи вера есть Христианская православная кафолического восточного исповедания”, - гласит Свод Законов Российской Империи.xxxiii Церковь, являясь государственной, могла использовать всю мощь светской власти, выполняла часть государственных функций, в том числе контрольного и надзорного характера. Так, в юрисдикции церковного суда находились все вопросы брачно-семейных отношений (регистрация, расторжение, удостоверение действительности браков и рождений и т.д.), определенные категории дисциплинарных, гражданских и уголовных дел. В какой-то степени Православная церковь осуществляла полицейские функции, ведя надзор за паствой, причем в случае необходимости священнослужителям разрешалось нарушать тайну исповеди. Всю эту власть церковь использовала в борьбе с теми, кого считала еретиками, вероотступниками. И в первую очередь, с вероучениями, которые возникли на основе православия, то есть со старообрядчеством и сектантством. Не случайно эти вероисповедания считались нетерпимыми. Официальная церковь видела в них своих заклятых врагов и, вероятно, опасных конкурентов; сам выход из православия в “раскол” карался в уголовном порядке. И только духовное начальство обладало правом возбуждать следствие по делам об изменении вероисповедной принадлежности.

Важный шаг правительства и церкви по введению единоверия, призванный стать компромиссным решением проблемы в распространении раскола, привлечь староверов в лоно официального православия, не получил широкой поддержки в России в целом, и в Забайкалье, в частности.

Указ о введении правил единоверия был провозглашен Синодом как “снисхождение” к просьбам староверов Иркутской, Казанской, Нижегородской епархии и разрешил старообрядцам “жительствующих в них, дать от епархиальных архиереев священников и дозволить службу Божию отправлять по их обрядам.”. Святейший Синод рассудил, что старообрядцам Иркутской губернии Верхнеудинского округа необходимо дать снисхождение в обрядах, потому, что это будет “лучше, нежели запрещением оных удалить от установленных Христом Спасителем святых тайн, его единственного средства к спасению каждого христианина”.xxxiv Когда староверы Верхнеудинского округа в 1794 г. впервые обратились с просьбой разрешить им построить свою церковь,xxxv власти только спустя года приняли соответствующее решение. Церковь разрешили построить, но при этом священника должны были назначить с ведома епархиальной администрации “для отправления службы по старопечатным книгам”.xxxvi Среди документов Иркутской духовной консистории есть дела, полностью состоящие из рапортов приходских священников об отказе староверов присоединиться к церкви, как на правилах единоверия, так и по правилам официального православия.

Но наибольшее влияние на судьбу старообрядческих церквей в XIX в.

оказал двойственный указ Николая I от 19 августа 1826 г., запрещавший раскольникам строить новые церкви, но одновременно требовал “существующие молельни и церкви оставить в настоящем положении, не делая притеснения”.xxxvii Старообрядцы же увидели в этом попытку властей повторить разгром религиозных старообрядческих общин. Старообрядцы Забайкалья продолжали ремонтировать часовни, активно сопротивлялись опечатывать часовни. Поэтому уже в 1839 году, МВД распространило циркуляр, по которому старообрядческие часовни требовалось не только опечатывать, но и уничтожать,xxxviii а имущество и деньги, которые обнаружены при уничтожении часовен передавать местному приказу призрения и единоверцам.xxxix В Забайкалье практически в каждом старообрядческом селе в первой четверти XIX века была церковь или часовня. Моленные дома, согласно архивным документам первой половины XIX века, были практически в каждой деревне, где жили старообрядцы, а если в населенном пункте проживали представители разных направлений, то каждое из них имело свою моленную. Моленные располагались в домах или при домах местных старообрядческих лидеров, посещались преимущественно односельчанами. В случае закрытия моленной властями, или смерти лидера и нежелания потомков, продолжать его дело, моленная прекращала свое существование, а вместо нее возникала другая. Факты существования таких моленных известны. Так в ведомости Тарбагатайского волостного правленияxl нами обнаружены данные о раскольничьих часовнях и моленных домах. Все они принадлежали поповской секте, а именно:

1.Нижнежиримское селение: Моленный дом без колокольни, деревянный. Построен в 1817 году по согласию крестьян раскольничьей поповской секты. В ней проводили моления до 1837 года, а затем она была опечатана бывшим Верхнеудинским окружным начальником Протопоповым без дальнейшего обсуждения.

2.Бурнашевское селение: Простой деревянный дом поповской секты.

Построен по приговору общества Бурнашевского селения.

3.Десятниковское селение. Часовня с колокольней, деревянная.

Поповской секты. Построена в 1811 году с согласия раскольников. Поправки в ней не было. В 1825 году крыша упала от сильной бури, долгое время никаких поправок не производилось, а в 1840 году Заседателем Петровым с часовне сей крест был снят и обещано хранение его в Тарбагатайской Зосимо-Саватиевской церкви.

4.Куналейское селение. Часовня с колокольней наподобие церкви.

Деревянная. Поповской секты. Построена в 1782 году, а после случившегося пожара в 1812 году вся сгорела и вместо нее в этом году построена новая.

В 1833 году при пожаре для безопасности была разобрана и по решению господина бывшего Генерал- губернатора Восточной Сибири опять приведена в первобытное состояние.

5.Еланское селение. Часовня без колокольни. Деревянная. Поповской секты. Построена в 1813 году по общему согласию раскольников. Поправок без разрешения начальства до 1844 года не производилось.

6.Куйтунское селение. Простой деревянный дом. Без колокольни.

Поповской секты. Построена в 1784 году, в 1879 году сгорела. Но иконы, служебная утварь и книги раскольниками были спасены, так как все это находилось в непривычном для раскольников месте. По требу начальства раскольникам было разрешено выстроить для хранения всего этого особое строение. Поправок в нем после этого не было.

7.Новобрянская часовня с колокольней. Деревянная. Поповской секты.

Построена в 1783 году раскольниками. Поправок произведено не было.

Колокола заседателем Петраковым сняты в 1840 году и находятся в собственном хранении в том же селении.

Таким образом, в середине XVIII века практически там, где проживали старообрядцы, для отправления их культа существовали отдельные общественные или частные моленные. Это могли быть, как специальные отдельные строения, так и просто комнаты в жилых домах, предназначенные только для богослужения.

Так как после 1826 года староверам запрещалось строить, ремонтировать часовни или молитвенные дома, большинство из них пришли в упадок, были опечатаны, а самовольно открытые вновь опечатывались. К 1858 году по всей Мухоршибирской волости насчитывалось только четыре действующие часовни, по одной: в Мухоршибири, Новом-Загане, Хонхолое и Никольском.xli Опечатывание часовен староверы воспринимали как поругание над святынями, гонение на себя, предмет оскорбления и насмешек. Они не раз пытались добиться официального разрешения открыть часовни, но епархиальная администрация губернской волости, ссылаясь на отсутствие распоряжения правительства, игнорировали просьбы старообрядцев.

В 1839 году старообрядцы Верхнеудинского округа обратились с просьбой к генерал-губернатору Восточной Сибири не опечатывать их часовни и молитвенные дома. Местная губернская и епархиальная администрация начала переписку, но решающим оказалось мнение архиепископа Нила, который объяснил, что эта просьба связана с запрещением старообрядцам иметь при часовнях колокольни. Староверы “видели в этом только притеснение”. Архиепископ убеждал генералгубернатора, что закон запрещает им употреблять колокола, что “этим непочетаниям они зло несут государю и государству”, и прошение было отклонено.xlii Еще одним методом “привлечения старообрядцев в единоверие и православие была широко распространенная в XIX веке, практика конфискации икон, предметов церковной утвари, богослужебных и других старопечатных, рукописных книг. Правительство пыталось регламентировать распространение печатных книг, ограничив их издательство. Книги разрешалось печатать только в открытой в Москве типографии для старообрядческих книг. Среди документов Иркутской духовной консистории есть несколько подшивок специально посвященных конфискации книг. Все они относятся к 40-50 гг. в XIX в. То немногое, что оставалось у староверов, тщательно скрывалось ими. Например, в 1858 г.

староверы Мухоршибирской слободы села Никольское, узнав, что к ним назначен единоверческий священник, и не желая присоединиться к нему, тайно вынесли из часовни богослужебные книги, иконы, и приехавший единоверческий священник оказался в затруднительном положении.xliii (См.

приложение к главе 3). На территории, подчиненной Верхнеудинскому духовному правлению за 1850 г. к православию присоединилось только человек из местных сел (Тарбагатай, Куйтун, Куналей, Харауз, Мухоршибирь, Жирим). По ведомости Верхнеудинского духовного правления за вторую половину 1850 г. к единоверцам присоединились старообрядцев.xliv Надо отметить, что присоединение к единоверию шло трудно, даже подписка о присоединении не давала гарантии, все игнорировалось старообрядцами. Они по-прежнему получали богослужение в своих молитвенных домах, совершали таинства, и обряды вне правил единоверия, в обход властей и “беглых” священников. (См. приложение к главе №3) Но даже крайние средства “вразумления” мало помогали. Помещенный под арест в 1840 г. в Верхнеудинском волостном правлении старообрядческий уставщик И.Д. Иванов в возрасте 95 лет, продержанный на хлебе и воде в течение 2-х недель отказался признать, что давал подписку о присоединении к единоверию. Был отпущен на свободу, но продолжал свою деятельность, а при новом аресте вновь отрицал подписку. У него не было обнаружено ни святых даров, ни богослужебных книг, но выяснилось, что он проводил службы, читая наизусть псалмы, каноны, молитвы. “В обуздании других от своеволия” Иванова И.Д. в декабре 1848 г. подвергли суду.xlv Серьезной проблемой, затрудняющей присоединение к единоверию являлись “беззаконные” браки старообрядцев. Тем более, что таким образом староверы привлекали на свою сторону православных. Беззаконными считались браки без обряда - “блудное сожительство”, совершенные уставщиком или беглым попом, браки между православными и старообрядцами, не освещенные по правилам единоверия. Местные власти были настолько встревожены распространением этой “эпидемии”, что на одном из заседании губернского совета 14.02. 1842 года предложили привлекать всех старообрядцев “беззаконно сожительствующих” к суду, обратясь с этим в верховные органы власти, но здравый смысл не позволил превратить это предложения в закон. Из Министерства внутренних дел пришло распоряжение: не предавать суду староверов, “так как большое число беззаконных браков составило бы чрезвычайное затруднение для начальства, увеличило бы бюрократическую переписку на столько, что другие более важные вопросы остались бы без рассмотрения.

Положением о введении единоверия предписывалось в случаях заключения браков между единоверцами и старообрядцами венчать по общему согласию, что нередко осуществлялось в обход всяких правил. В 1849 г., в одной только Тарбагатайской волости насчитывалось 103 таких “смешанных” пар, в т. ч. 19 официально присоединившихся к единоверческому приходу, в Куйтунском приходе – 113 пар, в Куналейской волости – 43 пары.xlvi Если один из супругов “по убеждению начальства” присоединялся к единоверию, а другой нет, то такой брак должен был быть расторгнут, и часть староверов, “чтобы не оставлять без присмотра детей и хозяйство” вынуждены были просить о перевенчании по обрядам православной церкви.

Таким образом, в связи с вмешательством светской власти в духовные дела церкви в вопросах, связанных с расколом, отношения между администрацией и староверами еще более усложнялись. Несмотря на усилия миссионерской единоверческой церкви, старообрядцы по-прежнему стремились исповедовать свою “старую веру” и отстаивали общегражданское право свободно вступать в брак.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.