WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

Конкретная задача этого исследования – попытаться понять природу, причины и следствия распространения сожительств и внебрачных рождений, а именно: выяснить ориентации, намерения и интересы в сфере брака и семьи женщин – матерей внебрачных детей, реализацию их жизненных устремлений и планов в семейной сфере. Исследование проведено методом «life-story» [Thompson, 1984], т. е. посредством изучения конкретных случаев, жизненных историй женщин – матерей внебрачных детей. Выбор этой методики объясняется, прежде всего, интимностью, закрытостью темы для внешнего наблюдателя, а также «осторожностью» общественного мнения в этом вопросе. Поэтому методы традиционного формализованного подхода могли бы привести к большой потере значимой информации.

Было опрошено 30 городских женщин, имеющих 35 внебрачных детей, и 20 сельских, имеющих 29 внебрачных детей*.

Дети, рожденные вне зарегистрированного брака, – чаще всего первые и единственные дети уже немолодых женщин. Однако то, что не фиксируется статистикой, но существует как факт, – наличие полной супружеской семьи у 58 % опрошенных женщин, из них у 30 % неофициальный муж является отцом ребенка. Уровень образования опрошенных женщин довольно высок: 56 % имеют высшее и среднее специальное образование и только 20 % – восьмилетнее.

Глубинные интервью дают основание утверждать, что главный мотив рождения ребенка этими женщинами – стремление к материнству, к семейной жизни. При этом невступление в брак, рождение ребенка без мужа вовсе не являются для них «демонстрацией независимости».

При анализе материнских историй стало понятно, что возможно выделение 3 типов причин появления внебрачного материнства. Первая, и самая большая, группа опрошенных женщин – это те, кто был вполне счастлив в партнерстве-сожительстве с отцом будущего ребенка. Кто хотел бы (и собирался) иметь полную семью, но по разным причинам союз распадался после рождения ребенка. Вторая группа – женщины, оставшиеся без женихов, партнеров из-за несчастных случаев (гибели жениха, отца будущего ребенка); даже в небольшой выборке (50 чел.) таких женщин оказалось шестеро. Еще одна группа женщин – те, кто после рождения ребенка, и второго, и третьего, и четвертого, продолжает оставаться в незарегистрированном союзе с отцом детей.

Жизненные, брачные, материнские выборы зачастую обусловлены (усложняются или облегчаются) поведением и отношением мужчин (мужейпартнеров), родителей, родных, подруг и врачей к женщинам, их поступкам, решению родить ребенка вне брака. Во-первых, все типы женских * Список матерей внебрачных детей был составлен по данным отделов пособий и пенсий районных (городских и сельских) администраций. Выборка проводилась из числа женщин, получающих пособие на внебрачного ребенка (детей).

историй рождений вне брака переплетаются и в большой степени обусловлены обстоятельствами жизни мужчин-отцов, их социетальными характеристиками. Во-вторых, брачная судьба женщин складывается в определенном смысле под противоречивым влиянием родительской семьи; двойственность ситуации состоит в социокультурной автономности (возможно, даже антагонистичности) и одновременной материально-бытовой зависимости. Так что пересечения историй-причин с культурными и индивидуальными ценностями влияют на выбор женщин и показывают на данном материале, что выбор в пользу рождения ребенка (в 80% случаев первого и единственного) становится всё более социально одобряемым поступком.

В процессе анализа предпринята попытка соединить некоторые эмпирические характеристики с гипотезами причин современных тенденций в демографической сфере и семье.

Конечно, иногда в интервью бывало довольно сложно объективно воспринимать ситуации и обстоятельства, поведанные женщинами, но в то же время именно акценты самих интервьюируемых позволяют делать выводы и объяснения.

Внебрачные рождения вследствие распавшегося сожительства (Дискурс «Распавшееся сожительство») Из опрошенных женщин в эту группу можно отнести 19 (38 %), в т. ч.

12 (40 %) городских и 7 (35 %) сельских. В терминах реализации жизненных, брачных, репродуктивных планов женщин этот дискурс можно считать негативным, поскольку наиболее сильный момент здесь – отказ мужчины-партнера от ожидаемого или от уже родившегося ЕГО ребенка.

Женщинами эта ситуация воспринимается как отказ и от неё тоже, как «предательство». Причем в половине случаев сожительство было довольно продолжительным – 2 – 5 лет, возраст женщин 26 – 34 года, беременность у них если и не первая, то долгожданная. Причем в своих рассказах некоторые из этих женщин вспоминают озабоченность своих мужчинпартнёров длительным отсутствием беременности и даже то, что они вместе мечтали о ребенке, планировали свою совместную жизнь.

Врач, 46 лет, не замужем, 16-летний сын, гор.: «Познакомились еще студентами, встречались и дружили 7 лет. В последние годы мы с ним жили вместе. Когда он узнал о беременности, первое время пытался избегать меня, потом установились дружеские отношения. Иногда он приходил и говорил, что хоть ему и очень тяжело, но он не может жениться на мне, потому что не любит меня. В общем, он переживал, метался. Мне было 29 лет, ему 30, он работал инженером на заводе. Эта беременность была у меня третья, мы же с ним встречались 7 лет... Я его очень любила и знала, что рожу ребенка только от него. Других мужчин у меня не было. Но для него и для его семьи (мамы) общественное мнение значило очень много. Если бы я была понастойчивее, он бы на мне и женился. Но, наверное, наш брак распался бы... Когда моему сыну было 6 месяцев, он женился на молодой девушке, так что у него своя семья. Мы с ним больше никогда не общались, я ни на что не претендовала, он помощи никакой не оказывал».

По-видимому, весьма часто мужчины отрицательно реагируют на известие о беременности сожительницы из-за сомнения в том, что это ЕГО ребенок. Чаще так происходит в тех случаях, когда мужчины-партнеры женщин по сожительству на некоторое время уезжают – на службу в армию, в командировки.

Рабочая совхоза, 30 лет, не замужем,10-летняя дочь, сел.: «С парнем, отцом дочки, мы дружили еще со школы, он наш, деревенский. И когда я в училище училась, мы дружили, встречались. А теперь у него своя семья – так получилось! Дружили-дружили, а когда он ушел в армию, я родила. Он не верил, что это его дочь. Когда вернулся, мы поскандалили и долго не встречались. Потом стало видно, что дочь – вылитый папа. Он стал ходить ко мне, а я ему сказала, что дочка МОЯ и больше ничья. Да зачем он мне, зачем эти скандалы А так – ребенок растет спокойно, знает отца, дружит с теми дедушкой и бабушкой».

Недоверие мужчины-партнера и даже просто выражение сомнения на этот счет, с одной стороны, оказывает сильное отрицательное воздействие на дальнейшую судьбу женщины, но, с другой – облегчает ей принятие «оправдательного» для самой себя отказа от стремления к браку с «этим плохим любимым человеком».

Учительница,48 лет, не замужем, 14-летняя дочь, сел.: «До рождения дочери мы 3 года жили вместе, в нашей семье. Он очень хотел ребенка, но мы с ним не регистрировали брак, просто ни я, ни он не беспокоились за наше будущее. До этого я уже была замужем, но детей не было – 6 раз я была беременной, но не могла выносить ребенка. Этот парень был на 5 лет младше меня. Он был для меня одновременно и любовник, и муж, и ребенок. Когда я ему сказала о беременности, он почему-то панически испугался, бегал по комнате и кричал, что это не его ребенок. И всё. Сейчас мы просто здороваемся, когда на улице встречаемся. Он очень красивый, и дочь на него похожа, у них даже все родинки на теле одинаковые, совпадают. Тогда мне было 34 года, я все-таки смогла выносить свою седьмую беременность. Это невероятное счастье – знать, что ты не способна иметь ребенка и все же родить! У меня просто желание такое мощное было. Теперь моей дочери 14 лет. Но я благодарна этому парню, за то, что у меня есть дочь, не было бы его, не было бы и дочки, и я была бы неполноценной».

Как видно, распад сожительств в связи с рождением ребенка в значительной мере обусловлен брачно-семейным поведением мужчин. Повидимому, их отрицательное восприятие известия о возможном рождении ребенка оказывается совершенно неожиданным для женщин.

Выбор же женщин в пользу материнства создает новую цепочку драматических ситуаций в сфере отношений с родными, с родителями. Но этот выбор происходит все-таки в пользу материнства, и он свидетельствует о высокой ценности детей, семьи в представлениях опрошенных женщин.

Домохозяйка, 21 год, не замужем, 2-летний сын, сел.: «Мы дружили с парнем еще со школы, год он жил у нас, а когда узнал, что я беременная, сразу сказал, что не от него. Он старше меня на 4 года, мы с ним очень близкими были, просто родственные души какие-то, даже думали одинаково. Сколько раз он говорил: "Роди мне сына". Родила, а он вообще ушел. Сначала я скрывала свою беременность, боялась, что родители на аборт пошлют… Я родила сына. Сейчас ко мне приходит другой парень, ухаживает за мной, с моим сыном нянчится. Он хочет жениться на мне, но я не хочу, не хочу даже сходиться с ним, лучше иногда встречаться... Если встретится такой мужчина, который мог бы быть хорошим отцом, то я рожу еще одного ребенка, но не больше. А сейчас лучше, чтобы сын ни к кому не привыкал».

Семья и дети, по представлению женщин-матерей этой группы, – главное в жизни женщины. «Если нет детей, жизнь женщины прошла впустую» (Бухгалтер, 42 года, не замужем, 9-летний сын). И, согласуясь с этой житейской истиной (вполне традиционной), родительские строгости смягчаются по мере повышения возраста дочерей. Особенно это проявляется в историях женщин, имеющих деревенские корни. Представления старших поколений сельчан основаны на нормах раннего вступления в брак и рождения детей.

Директор фирмы, 29 лет, не замужем, 5-летняя дочь, гор. «По понятиям нашей семьи, я родила очень поздно (в 24 года). Когда мне было 22 г., мои родители "махнули на меня рукой" – считали, что я осталась без семьи и без детей, что я не состоялась как женщина и вообще как человек... Мои родители ждали от меня замужества, ребенка. И даже независимо от того, замужем я или нет, моя мама была на моей стороне, я знала, что помощь мне всегда будет. И вообще, как бы я ни решила, мои родители, мои вечные адвокаты, меня поддержат».

Кризисный момент трудного выбора молодых (юных) городских внебрачных мам смягчается либеральностью взглядов их ещё тоже молодых родителей, берущих на себя значительную часть материально-бытовых проблем своей дочери.

Домохозяйка, 17 лет, не замужем, 7-месячный сын, гор. «Когда родители узнали о беременности, мама сказала: «Решай сама, не маленькая. Если оставишь ребенка, мы тебе поможем и поддержим».

Таким образом, драматичность дискурса «распавшихся сожительств» связана, скорее всего, с не оправдавшимися надеждами женщин на устойчивое длительное партнерство, на воспитание ребенка в полной семье, с разочарованием в любимом мужчине-партнере как потенциальном муже и отце детей.

Внебрачные рождения, не ориентированные на совместную жизнь с отцом ребенка (Дискурс «Ребенок для себя») Важным отличием данного дискурса от предыдущего является то, что эти женщины изначально знали и сознательно шли на то, что, став матерью, они никогда не будут жить одной семьей с отцом ребенка. Объясняется это тем, что в этих историях мужчина выполняет роль любовника, как правило, он уже женат, имеет детей. А женщина-мать внебрачного ребенка была (или есть) любовница, априори морально готовая к последующему за рождением ребенка супружескому одиночеству. Часто это мотивируется сознательным отказом от возможности «увести» его из семьи. В других ситуациях женщина изначально не относилась к партнеру, как к потенциальному мужу. Здесь не было совместной жизни, встречи носили характер любовных свиданий. В эту группу входят 12 (24%) из опрошенных женщин, в том числе 7 (23%) из городских и 5 (25%) из сельских. Возраст женщин при рождении ребенка в этой группе около 30 лет, хотя среди сельских женщин есть такие, которые считают, что и в 23 года пора родить ребенка «для себя», чтобы не остаться одной.

Домохозяйка, 30 лет, замужем, двое сыновей: 6-летний (внебрачный) и 2летний), сел.: «В 23 года я захотела родить ребенка. Я даже замуж так не хотела, как ребеночка иметь. И в 24 года я родила его для себя. Я встречалась с мужчиной, он был женатый, мне он вообще-то нравился. Но встречались мы редко. И я неожиданно почувствовала, что беременная. Я посидела-подумала:

мне 23 года, если первый аборт сделаю, потом вообще детей не будет. Замуж выйду, муж захочет ребенка, а я скажу: «Не могу» Решила родить чисто для себя, зная, что он не женится на мне... Конечно, сначала я переживала – родители ругались, но я сама так хотела маленького! И я считала, что их это не должно сильно касаться, тем более – огорчать. Папа мой стал поддерживать меня, потому, что понял, что я «настроилась на сына». Я знала, что будет мальчик, вот мальчик мой и родился! Я хорошо себя чувствовала, была спокойна и за себя и за малыша... Отец его о нем знает, сначала он приходил, потом сказал, что это не его ребенок, а «его дети у него дома». Потом он сошелся с другой женщиной и они уехали из нашей деревни. Когда моему мальчишке было 3 года, я вышла замуж, родила второго сына. В муже своем я уверена».

По этому рассказу ясно, что если даже женщина и рожает ребенка «для себя», подспудно у неё сохраняются ожидания создать полноценную семью, проявить себя не только как мать, но и как жена. Но с повышением возраста одинокие женщины постепенно теряют надежду на удачную супружескую, семейную жизнь и так или иначе смиряются с этим. И действительно, не у всех судьба складывается счастливо. В этот дискурс вписываются и истории женщин, пережившие драматические или даже трагические ситуации первой любви, после чего на определенное время, а некоторые и на всю жизнь, «отключаются» от личной жизни.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.