WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

1) изучение рождаемости во взаимосвязи с социологическими исследованиями установок, мотивации, намерений в зависимости от условий жизни и работы женщины (1960 – 1970 гг.). В рамках этого направления можно выделить:

• исследования мотивации вступления в брак, • изучение причин и факторов, влияющих на решение о разводе, • изучение мнений о числе детей (о величине семьи);

2) изменения в демографической сфере общества в зависимости от состояния социальных институтов брака, семьи, экономических и социальных трансформаций (например, в России в 1990-е гг.);

3) ситуации на рынке труда – соотношение контингента рабочей силы с половозрастным составом населения и экономическими институтами общества;

4) семья с точки зрения демографии.

Эти направления имеют общие черты: во-первых, они содержат сравнительный анализ различных обществ – в историческом плане, на современном этапе или же то и другое. Во-вторых, в них анализируются двусторонние отношения – между демографическими процессами и социальной структурой. В-третьих, основным методологическим приемом является изучение мотивации и установок, но используются и демографические методы как один из важнейших составных частей научного анализа (см., напр.: [Антонов А. И., 1980]).

С точки зрения социолого-демографического направления исследований перспективными являются темы, сочетающие изучение социальной структуры, мнений, установок, предпочтений людей с корректным демографическим анализом.

Примеры менее перспективных направлений социолого-демографических исследований:

а) изучение и анализ «качества населения» – интерес к данной теме падал по мере ослабления концепции биологического детерминизма, достижений в области генетики, сделавших этот предмет недоступным для неспециалистов, а также из-за националистических выводов некоторых сторонников евгенических концепций. В последнее время появились работы, доклады, в которых анализируются индексы человеческого развития – ИЧР, которые вычисляются по специальным формулам, учитывающим долголетие, образованность, благосостояние (см., напр.: [Саградов А., 2000]);

б) тема смертности – в этом направлении изучаются скорее вопросы заболеваемости и социально-медицинской профилактики, но не витального поведения, т. е. мотивации и отрицательного отношения;

в) прогнозирование численности и состава населения – технические расчеты, не оправдавшие, по мнению К. Дэвиса [1965], доверия предсказания будущих событий, не содержащие «заказа» на социологические объяснения.

Таким образом, плодотворность исследования процессов в сфере воспроизводства населения, семейной жизни, населении зависит не только от того, насколько грамотно социолог использует демографическую информацию, но и от того, насколько результативно сочетается социологическая методология и методика с демографическим анализом. Одним из таких направлений является интерес демографа – исследователя рождаемости и брачности – к социологии семьи, к гендерным исследованиям, и наоборот:

социологу, исследующему проблемы семьи, необходимо уделять внимание динамике рядов статистических показателей рождаемости, брачности, разводимости.

Для научного анализа в этом направлении существует целый ряд документальных источников информации: данные переписей населения, текущей статистики населения, специальных обследований, проводимых статистическими службами на уровне государства, отдельных регионов. В них содержится обширный материал о создании, формировании и распаде семьи, о брачном состоянии людей, составе семьи, репродуктивной функции, воспроизводстве населения, типах домашних хозяйств. От анализа статистических материалов в демографических целях всего один шаг до социологического изучения семьи как социального, культурного феномена, о чем свидетельствуют работы известных демографов Э. Васильевой «Семья и её функции» (1975), А. Волкова «Семья как объект демографии» (1986), социологов Н. Римашевской, Д. Ванной и др. «Окно в русскую частную жизнь. Супружеские пары в 1996 г.» (1999), «Семья на пороге третьего тысячелетия» – совместное российско-американское исследование семьи.

Насколько можно судить по литературе, в настоящее время взаимодействие социологии и демографии в деле изучения семьи всё более усиливается, и результаты таких исследований подтверждают целесообразность этого симбиоза. И, по-видимому, интерес к этой теме будет возрастать.

Однако К. Дэвис в связи с этим указывает на следующую проблему: располагая большим объемом статистических фактов, исследовательсоциолог стремится «объяснить» их динамику. Но, не зная закономерно стей демографических процессов, не имея навыка специального анализа и не располагая другими данными, имеющими непосредственное отношение к существу дела, наспех придумывает какую-нибудь «временную» теорию и переходит к подробному изложению следующей подборки выбранных им статистических данных.

В качестве наглядного примера подобного теоретизирования можно привести «закон семейного взаимодействия» Г. Киркпатрика, согласно которому число членов семьи увеличивается в простой арифметической прогрессии, в то время как число личных связей – в геометрической прогрессии. Этот «закон» позже использовался в качестве аргумента предпочтительности малых семей в современном динамичном обществе [Kirkpatrick G., 1963]. Другим примером может служить довольно распространенный штамп, встречающийся как в публицистике, так и в научной литературе: якобы, о деградации семьи свидетельствуют высокие проценты (50, 60 и даже 80 и 90 %*) разводимости по данным ежегодной статистики. Однако эти проценты характеризуют лишь соотношение чисел заключенных браков и зарегистрированных разводов в одном и том же календарном году, что вовсе не отражает действительную частоту разводов среди всех брачных союзов. Реальную же интенсивность разводимости как социального процесса корректно измерять соотношением числа разводов с общим числом брачных пар. Этот показатель составляет 1,5 – 3 % даже в таких странах, как США, Франция, Россия, где уровень разводимости наиболее высок.

Формулирование подобных «закономерностей» происходит потому, что теорию семьи часто разрабатывают социологи, философы, историки, антропологи, этнографы, не имеющие представления о том, какие материалы могла бы предоставить в их распоряжение статистика, демография.

Особенно полезна демография в области, которую можно назвать макросоциологией семьи, т. е. для сравнительного исследования семейной структуры населения, анализа семейных изменений и соотнесения семьи с обществом, социумом. Причем демография оказывается полезной не только в эмпирической сфере, но и в теоретической – ведь выявление закономерностей, объяснение изменений в режимах воспроизводства населения, в составе населения одновременно является в известной степени и объяснением изменений внутри семьи в связи с одной из её важнейших функций – рождением и воспитанием детей. И этот аспект семейной жизни яв* Этот показатель может даже и превышать 100 %, что и наблюдается в некоторых областях России и обсуждается в терминах деградации семьи в статье А. Акопяна [1997].

ляется главной потребностью общества, придающей браку и семье институциональный характер. Так что состояние демографической сферы общества (демографическая ситуация) составляет тот базис, который «запускает» социальные механизмы регулирования сексуального, брачного, семейного поведения людей.

§ 4. Динамика численности мирового населения (история и современность) История человечества на Земле насчитывает около 35 – 40 тыс. лет. За это время численность людей выросла от нескольких сот тысяч до 6 млрд человек. Причем рост этот можно представить (если говорить о человечестве в целом) в виде крутой экспоненты. Данные об этом росте содержатся в табл. 1. (Здесь и далее в § 4 данные приводятся по: Акимов А. На пороге седьмого миллиарда // Население и общество: Информ. бюл. № 39. 1999).

Таблица Динамика численности населения мира за 10 тыс. лет Год Млн чел.

8 000 до н. э. 0 н. эры 1200 1650 1750 1850 1900 1950 1999 По расчетам ООН, в конце 1999 г. на Земле родился шестимиллиардный житель. На фоне исторической динамики населения мира его прирост во второй половине ХХ в. выглядит беспрецедентным. К 2050 г. численность населения Земли приблизится к 9 млрд. (прогноз ООН) 1998 г.

Рост населения мира продолжает замедляться. Прогнозы ООН 1996 г.

по снижению годового прироста не оправдались. Замедление связано, как утверждается в документах ООН, с успешной пропагандой противозачаточных средств и прогрессом в области планирования семьи в тех странах, где совсем недавно рост численности населения был очень высок.

Таблица Сроки увеличения населения мира на 1 млрд чел.

начиная со второго миллиарда Миллиарды Число лет Годы 2-й 124 1801 – 3-й 34 1925 – 4-й 15 1959 – 5-й 12 1974 – 6-й 13 1986 – 7-й 14 1999 – 2013* 8-й 16 2013 – 2029* 9-й 25 2129 – 2054* Сост. по: Акимов А. На пороге седьмого миллиарда… // Там же.

* Вариант прогноза ООН, разработанный в 1998 г.

Главной особенностью демографических процессов в мире все еще остается сохранение двух очень разных типов населения – населения развитых и развивающихся (по классификации ООН) стран. Более трети прироста приходится всего лишь на две страны – Индию и Китай, еще на 8 стран приходится 25 % мирового прироста (Пакистан, Индонезия, Нигерия, США, Бразилия, Бангладеш, Мексика, Филиппины).

Численность же населения европейских стран в целом фактически снижается уже с 1996 г. Низкий и даже отрицательный естественный прирост не представляют собой ничего необычного в конце XX в. Об этом говорит, в частности, опыт многих европейских стран: даже в тех из них, где естественный прирост сохраняется, он невелик и, как правило, уменьшается. В некоторых западноевропейских странах: Дании, Бельгии, Германии (ФРГ, а потом и ГДР), Венгрии абсолютная убыль населения фиксировалась с середины 70-х годов. В 2000 г. отрицательным сальдо естественного прироста характеризовалось население следующих стран: Швеции, Эстонии, Латвии, Литвы, Беларусии, Болгарии, Чехии, Венгрии, Румынии, России, Украины, Хорватии, Италии, Словении*.

Доля населения Европы сегодня составляет 12 % от всего мирового населения, тогда как в 1950 г. в Европе жило 22 % мирового населения.

Цифры, характеризующие эти стороны жизни стран и континентов, нужно интерпретировать с большой осторожностью, поскольку в масштабах планеты связь между демографическим весом страны, а тем более континента, и экономическим и политическим весом весьма расплывчата. Например, в США проживает лишь 5 % мирового населения.

* 2000 World Population Data Sheet. Population Reference Bureau, Washington, 2001. Р. 8 – 9.

Тенденции снижения численности населения в европейских странах сопровождаются процессом демографического постарения. Если в 1950 г.

доля населения в возрасте старше 60 лет составляла 12 %, то в начале 2000 г. она оценивалась уже в 20 %, причем, в Швеции, например, эта доля была равна 25 % уже в 1985 г., но сейчас снизилась в результате роста рождаемости в этой стране. Доля пожилого (старше 65 лет) населения в странах c высокой рождаемостью (Индия, Китай, Пакистан, Индонезия, Нигерия, Бразилия, Бангладеш, Мексика, Филиппины) составляет 5 – 6 %.

В США этот показатель равен 13 %**.

Что касается России, то динамика численности ее населения и скорость демографического постарения схожи с теми, что наблюдается в европейских странах – здесь также происходит убыль населения, доля пожилых людей равна 19 %.

Рождаемость и смертность – две компоненты процесса воспроизводства населения, современное соотношение которых и проявляется как демографический взрыв. Однако значение характеристик этих компонент принципиально различается в развитых и развивающихся странах. В европейских странах рождаемость начиная с 1960-х годов была на уровне 1,9 – 2,0 (коэффициент суммарной рождаемости), в конце ХХ в. он снизился до 1,5. В странах Восточной Европы прирост населения был также очень низок в 90-х годах. В развивающихся странах коэффициент суммарной рождаемости сохраняется на уровне 3,2 – 3,8.

В показателях смертности, продолжительности предстоящей жизни также существует значительная дифференциация между развитыми и развивающимися странами. В целом же прогресс в деле сохранения жизней людей в ХХ в. огромный. Глобальный показатель продолжительности предстоящей жизни в мире составляет:

1950 – 1955 гг. – 46,0 лет 1970 – 1975 гг. – 61,1 года (в африканских странах – 51,3 года) 2000 г. – 65 лет 2025 г. – 70,5 лет Наибольшая продолжительность предстоящей жизни в Японии:

1990 г. – 78,8 года, но к 2025 г. она снизится до 77 лет из-за демографического постарения населения.

Важнейшим показателем демографического развития общества является коэффициент младенческой смертности (число умерших на 1 тыс.

родившихся живыми). Динамика мирового уровня этого коэффициента такова (‰):

** Там же. P. 4 – 7.

1950 – 1955 гг. – 1985 – 1990 гг. – 1999 г. – 57.

При этом в развитых странах данный коэффициент в конце ХХ в. равен 8 ‰, а в развивающихся – 68 ‰.

За период с 1950 г. произошло уменьшение коэффициента младенческой смертности (‰):

развитые страны – с 56 до развивающиеся страны – со 180 до Африка – со 191 до Азия – со 180 до Китай – со 195 до 31 (!) Сев. Америка – с 29 до 7 (биологический предел) Как видим, в демографии как науке о воспроизводстве населения применяются обширные статистические данные, позволяющие исследователям выявлять закономерности этого процесса. Однако полноценно объяснить многие аспекты поведения людей в семье, в жизненных ситуациях формирования брачного союза дает возможность подключение, с одной стороны, такого понятия, как «демографическое (брачное, репродуктивное, семейное) поведение», с другой – теорий, объясняющих закономерности развития демографической сферы общества. Такой универсальной концепцией можно считать теорию демографических переходов или исторических типов рождаемости по Вишневскому [Вишневский А. Г., 1982].

§ 5. Теория демографических переходов: социологические аспекты Основателем теории принято считать А. Ландри. Главная идея теории демографического перехода состоит в том, что в основе изменения режимов воспроизводства населения в том или ином обществе лежит степень развитости ценностно-нормативных регуляторов рождаемости. Важнейшими из них являются табу, ритуалы, этикеты, нормы, обычаи, законы.

Степень жесткости (или даже жестокости) требования к их соблюдению и определяет эволюцию режимов воспроизводства населения и, соответственно, институтов брака и семьи.

А. Ландри выделил три режима воспроизводства населения и 3 стадии демографического перехода см. по: [Вишневский А. Г., 1982]:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.