WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

Формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения, общественного или природного, т.е.

он становится «способен на поступок». Такое редко встречающееся явление - есть отклонение от видовой нормы поведения. Он может быть связан как с повышенными способностями (талантом), так и со средними способностями. Люди, обладающие этим признаком, при благоприятных для себя условиях совершают (и не могут не совершать) поступки, которые, суммируясь, ломают инерцию традиции и инициируют новые этносы, такие люди как закваска - вызывают брожение в коллективе.

Деяния, продиктованные пассионарностью, легко отличимы от обыденных поступков. Не менее отличаются они от реактивных акций, вызываемых внешними раздражителями, например вторжением иноплеменников. Реакции, как правило, кратковременны и потому безрезультатны. Для пассионариев же характерно посвящение себя той или иной цели, преследуемой иной раз на протяжении всей жизни.

Творческое сгорание Гоголя и Достоевского, добровольный аскетизм Ньютона, надломы Врубеля и Мусоргского - это тоже примеры проявления пассионарности, т.к. подвиг науки или искусства требует жертвенности, как и подвиг "прямого действия". В процессах этногенеза учёные и артисты тоже играют важную роль, хотя и другую, нежели деятели политической истории. Они придают своему этносу специфическую окраску и таким образом либо выделяют его из числа прочих, либо способствуют межэтническому общению, благодаря чему возникают суперэтнические целостности и культуры.

Пассионарность обладает важным свойством: она заразительна. Это значит, что люди гармоничные (а в ещё большей степени - импульсивные), оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они сами были пассионарны. Но как только достаточное расстояние отделяет их от пассионариев, они обретают свой природный психоэтнический поведенческий облик. Это обстоятельство без специального осмысления известно довольно широко и учитывается главным образом в военном деле. Там либо выбирают пассионариев, узнавая их интуитивно, и формируют из них отборные, ударные части, либо сознательно распыляют их в массе мобилизованных, чтобы поднять "воинский дух". Во втором случае считается, что два-три пассионария могут повысить боеспособность целой роты. В критических случаях воздействовать на сознание, т.е. на рассудок людей, как правило, бесполезно. И никакие доводы не помогают.

Это явление объясняется пассионарной индукцией и резонансом. Без пассионариев, как только исчезает генератор пассионарной индукции и иссякает инерция резонанса – объединение рассыпается очень быстро.

Не только выгоды и материальные блага формируют стереотип поведения людей, их любовь и ненависть в значительной мере связаны с подсознательной стихией психики, психотипом личности (соционика), благодаря чему слова "свои" и "чужие" - не абстрактные понятия, а ощущения действительно существующих этнических полей и ритмов. Вот почему этносы и их скопления - суперэтносы существуют по полутора тысяче лет - и не рассыпаются, как карточные домики, от случайных дуновений или потрясений. Но когда исчезает пассионарность, т.е.

сила, колеблющая этническое поле, этнос (или суперэтнос) рассыпается сам, от собственной тяжести и дряхлости.

Стадии этногенеза "Пусковой момент" этногенеза - это внезапное появление в популяции некоторого числа пассионариев и субпассионариев5; фаза подъема - быстрое увели Субпассионарии - бродяги-солдаты, кондотьеры, вольные стрелки, ландскнехты, ценящие чение числа пассионарных личностей; акматическая фаза - максимум числа пассионариев; фаза надлома - это резкое уменьшение их числа и вытеснение их субпассионариями; инерционная фаза - медленное уменьшение числа пассионарных личностей; фаза обскурации - почти полная замена пассионариев субпассионариями, которые в силу особенностей своего склада либо губят этнос целиком, либо не успевают погубить его до вторжения чужаков извне. Во втором случае остается реликт, состоящий из гармоничных особей и входящий в биоценоз населяемого им региона как верхнее, завершающее звено.

Для построения кривой пассионарного напряжения (рис. 2) Л.Н.Гумилёв выделил события этнического масштаба: столкновения двух или более субэтносов. Названия фаз этногенеза соответствуют отрезкам, отложенным по шкале времени. Эта кривая есть обобщение 40 индивидуальных кривых этногенеза, построенных для различных суперэтносов, возникших вследствие различных толчков.

Ясно, что относительная длительность этногенеза различна. Вся фаза подъёма длится примерно 300 лет; процесс роста идёт весьма интенсивно. Примерно такая же по длительности и акматическая фаза. Именно в этом периоде складывается комплексное своеобразие этноса, заканчивается его экспансия и создаются для формирования суперэтнических культурных образований. Надлом длится меньше и занимает по времени от 150 до 200 лет. Особенно сильно варьируют по своей длительности фазы инерции и обскурации. Это зависит как от интенсивности внутренних процессов разложения этноса, так и от исторической судьбы, определяемой степенью развития материального базиса, накопленного за предшествовавший период, физико-географическими условиями ареала и состоянием смежных этносов. Наконец, продолжительность фазы гомеостаза, в которой существуют исторические реликты, уже целиком зависит от историкогеографических особенностей территории, вместившей остаток разбитого этноса.

Если эти условия благоприятны, он становится изолятом и существует неопределенно долго, т.е. до тех пор, пока на его землю не позарятся соседи. Таким образом, весь цикл этногенеза занимает от момента оформления этносоциальной системы до превращения этноса в реликт около 1200 лет, конечно, при отсутствии внешнего смещения, которое может нарушить процесс этногенеза в любой фазе.

свою жизнь меньше, чем волю, добычу и успех.

Рис. 2.

1. Фаза подъёма. Развитие индивидуализма на фазе подъёма ведёт к столкновению активных индивидуумов, по большей части кровавому. Внутри этноса или на уровне суперэтнической общности (т.е. культуры) возникает ожесточенное соперничество, поглощающее силы, которые до сих пор направлялись на решение задач внешних. Чаще всего такой "расцвет" вызывает реакцию, т.е. стремление к ограничению распрей и убийств. Этому способствует и то обстоятельство, что представители поколений индивидуалистов столь интенсивно истребляют друг друга или гибнут во внешних войнах, манящих их богатой добычей, что процент их неуклонно снижается.

2. Акматическая фаза. В акматической фазе общее снижение пассионарности происходит волнообразно. Периоды подъёма чередуются с периодами пассионарной депрессии, когда уровень пассионарного напряжения резко снижается, а затем снова следует период роста. Но последующий подъём уже не достигает уровня предыдущего. Механизм таких чередований понятен: поскольку пассионариев в этой фазе достаточно много, разброс их генофонда велик. Их потомки выводят систему из того состояния развала, в которое она приходит после гибели отцов и старших братьев в междоусобной войне. Однако однажды запаса пассионарности в системе становится недостаточно, чтобы вывести её из очередной депрессии. Спад становится устойчивым, и его монотонность открывает двери новой фазе этногенеза.

Пассивное большинство членов этноса, вдоволь настрадавшееся от честолюбивых устремлений своих сограждан, дружно отказывает в поддержке соплеменникам, желающим быть героями. В этих условиях пассионарный спад ускоряется, социальная перестройка неизбежно отстает от потребностей, диктуемых этнической динамикой. Оставшиеся в живых пассионарии примыкают либо к одной, либо к другой соперничающей группировке и таким образом истребляют друг друга в гражданских войнах, являющихся неизбежным атрибутом фазы надлома. Здоровый "обывательский" цинизм следует за мятежной эпохой неизбежно.

3. Фаза надлома. Акматическая фаза этногенеза недолговечна. Пассионарность, как огонь, и греет, и сжигает. Перегревы в акматической фазе сменяются временными спадами, когда правительству удается навести кое-какой порядок.

Но следующая вспышка пассионарности ломает установившиеся нормы, и регион событий опять становится ареной соперничества страстных и отчаянных персон, умеющих находить себе сторонников среди субпассионариев.

Хорошо еще, когда удается "сплавить" таких людей за пределы страны: в Палестину, в Мексику, в Сибирь; тогда пассионарный уровень снижается, народу становится легче, правительство может координировать ресурсы страны и с их помощью одерживать победы над соседями. Внешне этот спад пассионарного напряжения кажется прогрессом, так как успехи затемняют подлинное снижение энергетического уровня. При невысокой пассионарности, но достаточных способностях люди самопроявляются в областях, не связанных с риском: в искусстве, науке, в преподавании и в технических изобретениях.

4. Инерционная стадия. Для неё характерно отсутствие личной заинтересованности. Люди как будто любят своё дело больше самих себя. Как только количество пассионарных людей уменьшается, наступает время, которое мы привыкли называть "расцветом", но правильнее было бы сказать "разбазаривание".

В этот период рождается огромное количество писателей, художников, профессоров и т.п., совершавших подчас нечто грандиозное только для того, чтобы прославить свое имя. Таковы и веселые кутилы, прожигатели жизни, они тоже живут сегодняшним днем, хотя бы продолжительностью в целую, но свою жизнь.

Когда процент людей этого склада в составе этноса увеличивается, то наследство, скопленное их жертвенными предками, быстро растрачивается, и это производит обманчивое впечатление изобилия, почему и считается "расцветом".

Для активной внешней политики этноса оказывается самым выгодным не высшая, а средняя степень распространения способности к сверхнапряжениям, потому что при ней возможна консолидация сил и координация действий. При дальнейшем ослаблении напряжения в этническом коллективе становится легким управление, но понижается сила сопротивления внешним воздействиям.

Преобразование ландшафта, открытие новых стран, изнурительная работа в лаборатории или библиотеке, не по обязанности, а по совести, отрывают людей от семьи, либо вообще мешают её созданию. Но ведь мы помним имена Колумба и Магеллана, Пржевальского и Ливингстона, сгоревших в работе. Таковы и художники Рембрандт и Ван Гог, Андрей Рублев и Михаил Врубель. А героев, сражавшихся за отечество, можно даже не перечислять, так как такие примеры известны каждому. Многие из них не оставили следа в генофонде, но этой жертвой оставили след в культуре.

Но всё же некоторые из этих людей имели семьи, а их дети вовсе не проявили талантов родителей. Способности сами по себе - еще не всё. Для великих свершений нужен запал, толкающий людей на жертвенное служение идеалу, реальному или мнимому. Именно этот запал можно рассматривать как рецессивный признак, т.к. он передается далеко не всегда.

Но однообразие унылого существования снижает жизненный тонус людей настолько, что возникает склонность к наркотикам и другим извращениям, дабы восполнить образовавшуюся душевную пустоту. А это всегда ослабляет этнос как систему. А, лишившись экстремальных генотипов, этнос упрощается за счёт снижения разнообразия. В спокойных условиях это малоощутимо, но при столкновениях с биологической средой, главным образом с агрессивными соседями, отсутствие активных специализированных и жертвенных элементов ощущается крайне болезненно.

В фазе этнической инерции способность к расширению ареала снижается, и наступает пора воздействий на ландшафты собственной страны. Растёт техносфера, т.е. количество нужных и ненужных зданий, изделий, памятников, утвари - за счёт уничтожения природных ресурсов. Часть таких изменений - относительно безвредные искажения природы: арыки, поля монокультур, огромные стада рогатого скота. Оставленные без внимания, они возвращаются в естественные геобиоценозы. Биосфера, способная прокормить людей, не в состоянии насытить их стремление покрыть поверхность планеты хламом, выведенным из цикла конверсии биоценозов. В этой фазе этнос, как Антей, теряет связь с почвой, т.е. с жизнью, и наступает неизбежный упадок.

Последняя фаза этногенеза деструктивна. Члены этноса, неспособные по закону необратимости эволюции вернуться к контакту с биосферой, переходят к хищничеству, но оно их не спасает. Идёт демографический спад, после которого остаются периферийные субэтносы, минимально связанные с главной линией этногенеза. Они либо прозябают как реликты, либо создают новые этносы с иными поведенческими доминантами. Тогда процесс возобновляется, конечно, лить в том случае, если происходит очередной пассионарный толчок.

5. Фаза обскурации. Отличительной чертой такой "цивилизации" является сокращение активного элемента и полное довольство эмоционально пассивного и трудолюбивого населения. Однако живёт и достаточное количество людей и нетворческих, и нетрудолюбивых, но обладающих повышенными требованиями к жизни. В героические эпохи роста и самопроявления эти люди имеют мало шансов выжить. Они плохие солдаты, никакие рабочие, а путь преступности в строгие времена быстро приводил их на эшафот. Но в мягкое время цивилизации при общем материальном изобилии - для всех есть лишний кусок хлеба и женщина. Такие "жизнелюбы" начинают размножаться без ограничений и не стремятся ни к чему такому, чего нельзя было бы тут же съесть или выпить. Всякий рост активности становится неприятным, трудолюбие подвергается осмеянию, интеллектуальные радости вызывают ярость. В искусстве идёт снижение стиля, в науке оригинальные работы вытесняются компиляциями, в общественной жизни узаконивается коррупция, в армии солдаты держат в покорности офицеров и полководцев, угрожая им мятежами. Всё продажно, никому нельзя верить, ни на кого нельзя положиться, и для того чтобы властвовать, правитель должен применять тактику разбойничьего атамана: подозревать, выслеживать и убивать своих соратников.

Порядок, устанавливающийся в этой фазе никак нельзя считать демократическим.

Ценятся не способности, а их отсутствие, не образование, а невежество, не стойкость во мнении, а беспринципность. Далеко не каждый обыватель способен удовлетворить этим требованиям, и поэтому большинство народа оказывается неполноценным и, следовательно, неравноправным. Но тут приходит возмездие:

жизнелюбы умеют только паразитировать на жирном теле объевшегося за время "цивилизации" народа. Сами они не могут ничего ни создать, ни сохранить. Они разъедают тело народа, как клетки раковой опухоли организм человека, но, победив, т.е. умертвив соперника, они гибнут сами.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.