WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

Как отмечалось, особый урон мероприятия наших “шокотерапевтов” нанесли отраслям, связанным с научнотехническим прогрессом страны и, в частности, отраслям, связанным с обеспечением ее национальной безопасности.

Особенно сильно этот урон проявился в первые годы преобразований, когда и население, и руководство страны еще верило в прокламируемые реформаторами “временные трудности”, которые будут “скоро преодолены”. Однако, как часто бывало в России эти “временные трудности” скоро переросли в постоянные.

Об этом свидетельствует, в частности, динамика падения производства в отраслях высоких технологий в эти годы. За 1991 1995 гг. среднегодовые темпы снижения объемов производства составили: в оборонном комплексе - 12,4%, в авиапромышленности - 17,3%, в радиопромышленности - 16,5%, в электронной промышленности - 19,5%, в промышленности вооружений - 17,0%, в промышленности боеприпасов - 17,8%.

Таким образом, материальная основа воспроизводства оборонного потенциала в настоящее время составляет менее трети от уровня 1990 года. Информация о сложившейся в Российской экономике ситуации и развитии новых негативных тенденций. Подготовлена комитетом безопасности Госдумы.

Представлена для обсуждения 12.01.98г.

Аналитическая справка. Подготовлена комитетом по конверсии и наукоемким технологиям Государственной Думы. Представлена для обсуждения 12.03.98 г.

Подобные методы осуществления реформ, как будто так специально было задумано, особенно пагубно отразились на безопасности российского государства. Дело в том, что неоклассические принципы проведения реформ, предполагающие выделение “сильных”, т.е. конкурентных в настоящее время на мировом рынке отраслей, в конечном итоге привели к выделению тех отраслей, производство которых определялось лучшими природными факторами, т.е., иными словами, “рентой первого рода”. Это, в основном, были топливно-сырьевые отрасли, производство в которых не требовало существенного межотраслевого сотрудничества при воспроизводстве продукции.

И наоборот, те отрасли, производство в которых требовало четкого и жесткого межотраслевого сотрудничества, прямых производственных связей, пришли в упадок. А именно эти отрасли, в большинстве своем были отраслями, связанными с оборонной промышленностью, обеспечивающей безопасность государства.

Из-за развала межотраслевого сотрудничества в этих отраслях, конверсия в них осуществлялась не с целью использования “военного потенциала” в мирных целях, а шла по пути выживания предприятий, на основе производства продукции, отнюдь не соответствующей уровню и профилю производства соответствующих отраслей (типичен в этом случае пример изготовления лопат из титана).

Но развал экономики и особенно ее отраслей, воплощающих научно-технический прогресс, не беспокоил наших “российских реформаторов”. Более того, проведение экономической политики, связанной с ориентацией в своей деятельности на критерии и показатели мирового рынка, на его потребности, привело к ориентации топливно-сырьевого комплекса, в основном, на экспорт продукции, к стремлению в первую очередь обеспечить потребности промышленно-развитых стран, их производителей и население, а не наши российские потребности. Но и это не “смущало” реформаторов. Более того, именно подобную форму интеграции нашего производства с производителями промышленно-развитых стран они считали “научно-обоснованной”. Например, появились такие формы “сотрудничества” с производителями промышленно-развитых стран как “толлинг”, внедренный при непосредственном участии и поддержке бывшего вице-премьера О. Сосковца, при котором Россия рассматривались лишь как производитель экологически вредной продукции. В планах наших реформаторов стали предусматриваться варианты сотрудничества производителей топливно-сырьевого комплекса нашей страны с производителями промышленно-развитых стран, изготовляющих машиностроительную продукцию для этого комплекса, соответственно, в “обход” наших машиностроителей. Все это в конечном итоге приводит к тому, что глобализация российской экономики становится не желаемым, а неизбежным фактом.

При дальнейшем проведении реформ в неоклассическом направлении ориентация экономики России только на развитие “сильных” отраслей, включение только их в международное разделение труда приведет (да и сейчас приводит) к восприятию и оценке России как некой развивающейся страны, поставщика топливно-сырьевых ресурсов для промышленно-развитых стран. В то же время попытки нашей страны выйти на мировой рынок в качестве равноправного партнера-производителя продукции промышленной переработки жестко пресекаются руководителями промышленно-развитых стран. Достаточно вспомнить так называемые “текстильные войны”, т.е. проблемы взаимной торговли России со странами ЕС продукцией текстильной промышленности, когда экспортные квоты стран ЕС существенно превышают аналогичные квоты России в эти страны, которые никак не соглашаются на равноправные отношения в торговле данной продукцией. Можно отметить так же “антидемпинговую истерию”, которую подняли производители труб США, препятствуя экспорту труб из России, обвиняя российских производителей в демпинге. Можно привести и множество других примеров (особенно это касается рынков вооружений и высоких технологий, в которых Россия полностью конкурентоспособна), когда равноправное участие России встречало яростное сопротивление промышленно-развитых стран.

Повседневной практикой становится стремление многих развитых стран использовать все приемы экономического давления на Россию, при малейшей возможности поставив ее производство в зависимость от воли и желания крупных производителей и правительств этих стран. Особенно раздражает наших, так называемых “партнеров”, когда Россия пытается установить единство условий внешнеэкономического сотрудничества с этими странами (например, по возможным объемам торговли этими товарами). В условиях конкуренции на мировом рынке и конкуренции в международных отношениях, это, в общем-то, естественная политика государств, заботящихся о своих экономических и политических интересах. Вывод ясен, если Россия не изменит свою политику, прежде всего экономическую, то она самоликвидирует свою государственную безопасность и вынуждена будет приспосабливаться к интересам этих стран, выполнять их условия, т.е. тем самым потеряет не только экономическую, но и политическую самостоятельность. Как заметил академик В.В. Ивантер “Политическая свобода - это самостоятельная ценность, а экономическая свобода - вещь прагматическая”. “Отцы реформы”, в качестве одного из обязательных условий ее успешного проведения, поставили задачу формирования социальной базы новой экономики, решение которой сводилось к созданию такого кадрового потенциала предпринимательства, так называемого “среднего слоя”, который является обязательным во всех странах для обеспечения успешности проведения реформ. Суть этого направления сводилась к тому, что при проведении реформ снижается разница между доходностью наиболее богатых и наиболее бедных слоев общества, таким образом, что в результате растет слой населения, относительно равных потенциальных возможностей жизнеобеспечения. Этот “средний слой” и должен стать основным проводником реформ. К сожалению, подобного не произошло.

Осуществление реформ, наоборот, привело к резкому возрастанию разницы в доходах населения России. Данные международной статистики позволяют сделать вывод о том, что доля населения, находящегося за чертой бедности в России составляет 30,1%, что почти в 3 раза превышает значение аналогичного показателя, рассчитанного по Китаю, и примерно равна аналогичным “Круглый стол” Совета Федерации. Выпуск 12. М., 2000, с.10.

показателям беднейших стран Африки и Латинской Америки:

Бенин, Того, Гана, Эквадор.Проф. И.С. Маслова отметила очень важную характеристику понятия “бедность” для России, которая, видимо, также, распространяется и на перечисленные страны: “По своему содержанию понятия бедности в России сейчас приблизилось к понятию возможности физического выживания человека”.И при таких показателях считать свершившимся фактом формирование достаточно мощной социальной силы, движущей и поддерживающей реформы (что пытаются внедрить в общественное сознание СМИ) - это выдавать желаемое за действительное. Такого социального слоя, воспринимающего реформы как свой кровный интерес, социальная мощность и энергия которого достаточна для рыночных преобразований в России, все еще не создано. Об этом свидетельствуют данные многочисленных социологических исследований - подавляющее большинство населения не удовлетворены сложившимся в стране положением. По данным опросов только 3% россиян были удовлетворены сложившейся политической системой. Социальная безопасность тогда упала ниже всяких возможных пределов.

Защищенными в то время себя чувствовали в среднем по стране не более 4-7% населения.42 В государстве сформировалась ситуация устойчивого социального напряжения. Нарастали проявления форм активного протеста граждан: с 1990 г. по 1997 г. число предприятий, на которых проходили забастовки, возросло в 65,4 раза, а число участников увеличилось в 8,9 раза. Формы “World Development Report”, 1998/ 1999, с. 244 - 245. Проф. И.С. Маслова приводит данные по уровню бедности, полученные при разных методах счета.

Официальные данные в 2,7 раза занижают значение этого показателя, по сравнению с рассчитанными на основе прожиточного минимума, и в 3,5 раза - рассчитанным на основе экспертных оценок. См. Экономическая безопасность, М., 1998, с. 451.

Экономическая безопасность России Кн. третья, М.,2000, с.42.

Эти данные на конференции в МГУ (апрель 1995 г.) “Национальная безопасность России: социальные и духовно-нравственные аспекты”, привели В. Иванов - замдиректора ИСПИ РАН и М. Романенко - профессор социологического факультета МГУ.

протеста все время совершенствуются, внедряются новые, приносящие огромный сопряженный ущерб народному хозяйству.

При этом подавляющее большинство населения стало понимать невозможность прямого возврата к “светлому застойному прошлому” и только в связи с этим поддерживало необходимость преобразований, но не в их сложившемся виде.

Именно существовавшая форма преобразований и их содержание категорически не удовлетворяли никого, кроме власти и ее аппарата.

Государственный аппарат современной России приобрел уникальное качество. Дело в том, что в большинстве развитых стран государственный аппарат - это резервный потенциал стабилизации. Его устойчивая организация в силу своей инертности, обычно, выступает сдерживающим фактором любых динамичных изменений в жизнедеятельности страны. Поэтому данный консерватизм является сильным позитивным фактором противодействия разрушительным новациям часто возникающим в производственной и общественной жизни страны. Чиновничество на местах должно только проводить и исполнять решения вышестоящих органов, но не оказывать самостоятельное влияние на развитие социальных, экономических, политических процессов соответствующего уровня.

В этом отношении в России создалась своеобразная ситуация. С одной стороны, сложившееся в правительстве стремление к принятию только “макроуровневых решений” (в силу неоклассических тенденций к саморегуляции микроуровня), создало чиновничий аппарат, который практически приобрел силу решающего органа на микроуровне, при внедрении в жизнь тех или иных решений правительства. С другой стороны, отсутствие должного уровня ответственности перед обществом у работников этого аппарата, при, по сути, неограниченных возможностях проявления волюнтаризма, привело к ситуации, когда чиновники степенью своего разложения, коррумпированности и непрофессионализма создали уникальный прецедент даже для исторически бытовавших ранее (вспомним хотя бы описание чиновничества у Н.В. Гоголя) проявлений этих явлений.

Можно говорить о повальном корыстолюбии и ненадежности российского чиновничества: по данным социологических исследований почти 80% отечественных и зарубежных предпринимателей, бизнесменов заявляют о том, что они вынуждены были передавать взятки российским должностным лицам при решении коммерческих, финансовых и иных деловых вопросов.43 По рейтингу коррумпированности чиновников и политиков Россия находится в десятке самых неблагоприятных стран мира, соседствуя с такими государствами как Венесуэла, Камерун, Индия и Индонезия.При этом в рамках аппарата создаются своеобразные “технологические цепочки” (из которых теми или иными методами “выдавливаются” люди, не берущие взяток, не желающие быть в порочной системе), “закрытость” этих цепочек серьезно затрудняет возможности раскрытия взяточничества и коррупции: по утверждению специалистов-криминологов до 90% фактов взяточничества остается не раскрытым. Эти же “цепочки”, а точнее, круговая порука, создают условия, при которых, несмотря на значительное число вскрытых должностных преступлений, почти половина должностных лиц, привлеченных к уголовной ответственности за взяточничество, в последующем не несут наказание.Это явление не уничтожено, а, напротив, развиваясь по инерции, приобрело к настоящему времени характер национальной угрозы. Об этом прямо заявил в своем Послании Федеральному Собранию в 2001 году Президент РФ: “Дело - в самой системе работы и законодательных, и исполнительных органов. Сейчас она устроена так, что тормозит, а во многих случаях - просто останавливает преобразования. Система защищает свои права на получение так называемой “статусной” ренты. Говоря прямо - Выступление Председателя Комитета Государственной Думы по безопасности В.И. Илюхина на парламентских слушаниях по теме “О проблемах правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией”. 20 января 1998 г., с.2.

Выступление Председателя Комитета Государственной Думы по безопасности В.И. Илюхина на парламентских слушаниях по теме “О проблемах правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией”. 20 января 1998 г., с.2.

Выступление Председателя Комитета Государственной Думы по безопасности В.И. Илюхина на парламентских слушаниях по теме “О проблемах правового и организационного обеспечения борьбы с коррупцией”. 20 января 1998 г., с. 8.

взяток и отступных. Такой способ существования власти представляет угрозу для общества и для государства”.

Таким образом, за годы реформирования по всем направлениям национальной безопасности нанесен тяжелейший удар, при том что обеспечение этой безопасности является основной функцией государственной власти.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.