WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
3 Введение Если назвать три составляющих: труд - обезьяна - человек, каждый, прежде всего, вспомнит известную формулу Ф. Энгельса, определяющую содержание важнейшего положения не только марксистской диалектики, но и общей методологии всех значимых эволюционных теорий современности. Однако, эта формула не отвечает на вопрос: почему возник труд как социальное явление Все же, что то должно было побудить прачеловека к труду. Что же явилось первопричиной формирования первой созидательной социальной потребности, открывшей историю человечества, - потребности в осмысленной деятельности по преобразованию природы. Здесь сразу можно назвать десятки правильных причин, которые, в конечном счете, все укладываются в задачу обеспечения безопасности индивида или какого-либо социума, что изначально предполагает создание наилучших в данный момент условий для их выживания, а также осознанную выработку предпосылок, гарантирующих их будущее (более или менее длительное) нормальное существование.

Стремление к безопасности в различной степени характерно для всех биологических систем, уровень развитости которых, в частности, определяется сложностью (многовариантностью) их поведения в любой жизненной ситуации с целью удовлетворить это стремление, исходя из возможности предвидения (прогнозирования) развития опасности. Только человек способен на основе анализа возможности изменения характера и содержания угроз выбрать соответствующие способы, приемы, методы защиты от угрозы, или ее ликвидации, или выработать принципиально новые механизмы предотвращения опасности.

Таким образом, стремление к обеспечению безопасности является общей чертой характеризующей возможность отнесения какого-либо объекта к биологическим системам. Способность осуществлять целенаправленную деятельность по обеспечению безопасности выделяет человека (по этому признаку) из остального многообразия биологических систем.

4 Таким образом именно механизм обеспечения безопасности (способы восприятия опасности и меры обеспечения защищенности) определяет грань, отделяющую социальное от биологического. Безопасность как отношение между человеком (социумом любого уровня) и окружающей средой выступает и исторически, и логически исходным при формировании системы социальных отношений. Однако роль этого отношения не ограничивается лишь формированием человека как существа разумного, деятельного и социально организованного.

Если рассматривать историю с точки зрения формирования и осуществления условий обеспечения безопасности обществ, то станет очевидным, что выигрывают только те из них, государственная организация которых осуществляет более полную и всестороннюю защищенность всех аспектов общественной жизнедеятельности. Следовательно одной из важнейших высших целей осуществления любой государственности была и остается безопасность страны, существующего общественного строя и системы сложившихся общественных отношений, обеспечение всесторонней социальной защищенности народа.

Высшей формой безопасности общества выступает сбалансированность как внутренних общественных интересов, так и национальных интересов в межгосударственных отношениях.

Поэтому снижение уровня безопасности общества прежде всего проявляется в разбалансировке системы общественных интересов в стране (политических, социальных, национальных, производственных, финансово-экономических, межтерриториальных, конфессиональных), потере исторически обусловленной статусной роли страны в иерархии системы международных отношений.

Правильность этого тезиса доказывают последние десять лет истории России, в течение которых безопасность страны опустилась до такого низкого уровня, что на Западе в открытую обсуждаются планы ликвидации не только России, но и вообще русских - как этноса (см. “Нью-Йорк Таймс” - июнь 1999 года). Это открывает путь практической глобализации, с ее новым мировым порядком и окончательным перераспределением мирового богатства в пользу стран - мировой элиты, а территория бывшей России с ее запасами полезных ископаемых (но без русского населения) в этом случае станет “донорской плотью” укрепления мировой элиты.

Силы, чье мнение так откровенно выражено в статье, убеждены, что Россия, бывшая в недавнем прошлом одной из наиболее нравственно чистых, патриотически настроенных стран, своей сегодняшней практикой существования разрушила собственные нравственные устои и вскормила целое поколение собственных “могильщиков”.

Вопрос заключается в том, как страна, в которой в течение почти четырех столетий и внутренняя, и внешняя политики держались на безусловном исполнении принципа безопасности государства, смогла за такой короткий период саморазрушить свой потенциал безопасности и вновь вернуться в проклятое для России “смутное время”.

Н.И. Костомаров, давая характеристику Руси 1612 года как будто описывал (немного старомодным языком) сегодняшнее состояние нашей страны: “Повсюду господствовала крайняя нищета: в казне не было денег и трудно было собрать их с разоренных подданных. Одна беда вела за собой другие, но самая величайшая беда состояла в том, что московские люди, по меткому выражению матери царя, “измалодушествовались”. Всякий думал только о себе; мало было чувства чести и законности. Все лица, которым поверялось управление и правосудие, были склонны для своих выгод грабить и утеснять подчиненных не лучше казаков, наживаться насчет крови бедного народа, вытягивать из него последние соки, зажиливать общественное достояние в то время, когда необходимо было для спасения отечества крайнее самопожертвование... Прежняя печальная история русского общества приносила горькие плоды... полное расстройство всех государственных связей выработало поколение жалкое, мелкое, поколение тупых и узких людей, которые мало способны были стать выше повседневных интересов”1.

Ответ на поставленный вопрос неоднозначен, как представляется, он лежит как в области недостаточной теоретикоН.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.

М.,1991, т.2, с.2-3.

методологической проработки общих вопросов безопасности и отсутствия в связи с этим достаточного научно-обоснованного аппарата управления этими процессами, так и в области иных причин, связанных с изменениями в институциональном механизме, обусловленных реформированием социальноэкономической системы общества, с отсутствием критерия национальной безопасности в системе оценок принимаемых управленческих решений как стратегического так и тактического характера.

Достижение безопасности, является важнейшей составляющей общей стратегии выживания нашей страны, существования и развития российской державности. Как цель государственного управления эта парадигма в неявной форме стала осуществляться еще с начала ХХ века. Смена государственнополитического устройства в 1917 г. привела к абсолютизации принципа обеспечения всесторонней безопасности государства в управлении страной, однако концепция безопасности государства и программа ее обеспечения в целом никогда не разрабатывались. Не разрабатывалась не потому, что руководство страны не хотело этого делать, а наоборот, потому, что безопасность страны в условиях директивного руководства экономикой была движущей силой, основной целью развития нашего государства.

Переход нашей экономики на рыночные “рельсы” у многих, и в частности, что особенно важно, у руководства страны, был связан с бездумными (или преступными) действиями, направленными на ослабление безопасности России. Они надеялись, что переход к рынку за счет всемерной либерализации экономики, провозглашения некоторых демократических принципов в качестве основополагающих в нашей государственной деятельности, уже сам по себе будет означать вхождение России в качестве равноправного партнера в “содружество” развитых стран.

К сожалению, как оказалось, “содружество” этих стран далеко не равноправно, что экономический уровень развития государства, его “сила”, оцениваемая этими странами с точки зрения способности защитить свои интересы не только общепринятыми политическими и экономическими средствами, но и с использованием своего военного потенциала, имеют преобладающее значение при установлении места и значимости страны в этом “содружестве”.

Опять же, к сожалению, нам удалось убедиться в этом сугубо эмпирически, когда (в немалой степени из-за соглашательской политики тогдашнего министра иностранных дел А. Козырева) Россия фактически резко снизила свой “политический статус”. Вкупе с, в буквальном смысле этого слова, разрушением экономики, осуществлявшемся под “флагом” ее либерализации и саморегуляции, когда Россия вынуждена надеяться в основном на внешние займы, все это привело к тому, что по уровню развития и месту в мировой иерархии она стала оцениваться многими иностранными партнерами чуть ли не как развивающаяся страна (можно напомнить издевательскую оценку некоторыми западными журналистами России как “Верхней Вольты с ракетами”).

Сейчас, правда, во многом за счет политики, начатой бывшим премьером Е. Примаковым, России постепенно удается выправить положение, хотя бы в рамках политического статуса:

в частности, удалось добиться равноправного участия во всех вопросах, решаемых “семеркой” развитых стран, превратив ее, таким образом, в “восьмерку”, “косовский бросок” наших десантников, в рамках решения “косовской проблемы”, показал, что наши вооруженные силы далеко недооцениваются Западом и тому приходится вносить существенные коррективы в оценку статуса России в рамках мирового политического и экономического порядка.

Нельзя не учитывать и насущных текущих проблем, связанных с необходимостью обеспечения безопасности государства: в частности, события Чечне и Дагестане, события в Таджикистане, Киргизии показывают, что уровень боеготовности наших вооруженных сил, как при решении внутренних, так и пограничных конфликтов еще далек от необходимого с точки зрения обеспечения реальной безопасности страны.

Все изложенное позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время разработка концепции безопасности, не только ее теоретических основ, но и механизма практического осуществления, должна стать, как и прежде (в условиях директивности), одной из первоочередных стратегических задач развития нашего государства.

Конечно, надо учитывать, что речь идет о приоритетности безопасности в рамках рыночной экономики, со всеми присущими ей ограниченными возможностями единовременного централизованного подключения народнохозяйственных ресурсов, необходимых для решения важнейших народнохозяйственных задач: в этом отношении, и это признается всеми, директивность управления всегда имеет преимущества. Именно поэтому концепция безопасности в рыночных условиях должна обязательно включать долгосрочную программу развития экономики, основанную на повышении не только экономического, но и политического статуса России. Важными составляющими этой программы должно стать не только определение основных направлений развития экономики (чем, к сожалению, только и ограничивается большинство наших программ), но и разработку механизма “внедрения” необходимых параметров функционирования хозяйственных единиц, занятых их выполнением.

Главным препятствием осуществления эффективной государственной политики в области обеспечения безопасности общества, по признанию одного из наиболее компетентных в этом вопросе государственных деятелей - В. Рубанова, занимавшего в свое время должность заместителя секретаря Совета Безопасности РФ, является “состояние неразработаности фундаментальных представлений о целях государственной политики в сфере национальной безопасности”2, т.е. им признавалось, что на государственном уровне отсутствовали научно обоснованные исходные положения решения этой проблемы.

Подобное положение с неразработанностью исходного исследовательского аппарата, как представляется, можно объяснить следующими обстоятельствами. Прежде всего, дело заключается в неправильной организационно-методологической посылке - обычной для нашей практики управления: в условиях неразработаности общей теории, отсутствия даже приблизительной общей концепции проблемы, работа начинается сразу в достаточно широком масштабе. При этом теория разрабатывается параллельно Рубанов В. О концепции национальной безопасности. В кн. Социальная и духовная безопасность России. М., 1995, с. 39.

процессу создания практических рекомендаций органам государственного управления в области конкретных, очевидных (т.е. лежащих на поверхности, а значит вторичных) вопросов осуществления мер по обеспечению важнейших направлений жизнедеятельности страны. Привлеченные специалисты по этим направлениям, естественно, дают определение своих специфических объектов безопасности, свое особое видение проблемы, источников ее формирования и путей решения.

К сожалению, пока отсутствует целостное видение проблемы безопасности, а без него решение всех частных проблем носит сугубо эмпирический характер.

Существующая практика перехода к рынку, имея своей целью развитие юридических форм частной собственности, а средством - приватизацию госсобственности, не учитывает объективную сторону происходящих изменений, заключающуюся в необходимости обеспечения соответствия техникоорганизационного уровня существующих производств внедряемому типу хозяйствования.

Недоучет объективных условий, складывающихся в области организации общественного производства и труда, традиционен для нашей науки и практики хозяйствования. Вся новейшая история народного хозяйства России - это яркий пример неучета соответствия между технико-организационными условиями производства, с одной стороны, и внедряемыми формами собственности и методами хозяйствования, с другой.

Можно утверждать, что к началу осуществления реформы экономики объективные материальные предпосылки внедрения методов хозяйствования на принципах развитых форм рыночных отношений и социальная база этих преобразований отсутствовали:

от народа, который длительное время не проявлял хозяйственной инициативы, требуют активного и непосредственного включения в рыночные экономические процессы; дореволюционный рынок был ликвидирован путем централизованного установления связей производственной кооперации, но затем были разрушены и эти связи; созданные индустриальные сверхгиганты переросли возможности самостоятельного функционирования в условиях рынка, а требуют прямого государственного управления;

внедряемая организация труда, сложившаяся к настоящему времени система стимулирования, окончательно разделила результаты труда, его оплату и ответственность.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.