WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

А.А. Комаров Аландские острова в контексте советской внешней политики в Балтийском регионе 1. Аландские острова, с 1809 г. принадлежавшие Российской империи, по Парижской конвенции 1856 г. получили статус демилитаризованной зоны. После обретения Финляндией независимости между Швецией и Финляндией возник спор о принадлежности Аландских островов, который был разрешен в 1921 г. решением Лиги Наций в пользу последней.

В том же году был подписан международный договор о демилитаризованном статусе архипелага. Советская Россия не была привлечена к процессу принятия решений относительно судьбы Аландских островов, что вызвало с её стороны серию протестов.

2. В 1938 г. Швецией и Финляндией был выработан так называемый Стокгольмский план, который предусматривал Ирена Салениеце.

возведение на островах оборонительных сооружений. Однако в связи с решительными протестами Советского Союза этот план не был осуществлен. Отношения между СССР и Финляндией по Аландскому вопросу были урегулированы уже после окончания зимней войны соглашением от 11 октября г., предусматривавшим сохранение демилитаризованного статуса архипелага.

3. На заключительном этапе Второй мировой войны Комиссией Народного комиссариата иностранных дел по подготовке мирных договоров и послевоенного устройства во главе с М.М. Литвиновым выдвигалась идея установления неограниченного суверенитета СССР над Аландскими островами, что должно было привести к усилению советских позиций на Балтике. Однако в Соглашении о перемирии с Финляндией от 19 сентября 1944 г. в статье 9 действие Соглашения об Аландских островах от 11 октября 1944 г. было восстановлено.

4. Парижский мирный договор, подписанный с Финляндией 10 февраля 1947 г., закрепил статус Аландского архипелага, воспроизведя практически в неизменном виде статью Соглашения о перемирии. Позиция СССР по отношению к Аландам не претерпела изменений в течение всего периода «холодной войны».

Ирена Салениеце Советские и немецкие воины Второй мировой войны глазами жителей Латвии (по источникам устной истории) Одна из ключевых проблем гуманитарных и социальных наук касается феномена «иного», поскольку лишь при его наличии возможно самопознание и осознание собственной идентичности. Осмысление «иного» в конкретных исторических Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

ситуациях наполняет содержанием оппозицию «свои» - «чужие» – одну из фундаментальных в определении особенностей любой культуры.

В истории жителей Латвии было много «чужих», в том числе – советских солдат и офицеров – воины Красной армии, вступившей на территорию Латвии в 1940 (1939), а затем – в 1944-1945 годах, а также солдат вермахта, находившихся в Латвии с 1941 по 1944-1945 годы. Цель данной работы – выяснить, как воспринимали приход советских и немецких войск жители разных регионов Латвии («простые люди»), какими предстали перед ними носители других культур. В работе использованы материалы Латвийской национальной коллекции устной истории, а также интервью из создаваемой коллекции устной истории Даугавпилсского университета. Для сравнения солдат двух армий, какими их вспоминают жители сегодняшней Латвии, была использована информация об их внешнем облике, поведении, взаимоотношениях с местными жителями.

Источники свидетельствуют о наличии безусловной дистанции между местными жителями и красноармейцами: почти нет упоминаний о личных контактах, не называются собственные имена и т.п. Если для жителей Восточной Латвии, неплохо владевших русским языком, существовали возможности общения, то между жителями Курземе и пришельцами стоял языковой барьер. Поэтому общее впечатление складывалось из наблюдений за внешним видом и поведением советских солдат. Немецкие солдаты чаще предстают в свете личных контактов, они, как правило, персонифицированы.

Жители Латвии (мужчины – женщины; взрослые – дети;

латыши, поляки, русские) обратили внимание на крайне непрезентабельный, по их мнению, внешний облик как солдат, так и офицеров Красной армии. Непривычно было видеть бесформенные гимнастерки (в отличие от сшитых по индивидуальным размерам мундиров латвийских военных и айзсаргов), плохую обувь, общий неухоженный вид красноармейцев. Это Ирена Салениеце.

вызывало чувство превосходства, насмешку, иногда – сочувствие. Напротив, немецкие солдаты запечатлелись в памяти подтянутыми, стройными, хорошо одетыми – бравыми воинами.

В поведении советских солдат жители Латвии отмечали как весьма распространенное воровство; отсутствие навыков в обращении с обычными предметами обихода; неловкость, неотесанность. Иногда упоминается о случаях насилия в отношении местного населения (как правило, такие истории приводятся с чьих-то слов). Подобные эксцессы, конечно, осуждались, но в целом рассказчики акцентировали внимание на недостатке нормального жизненного опыта у советских солдат, что воспринималось как свидетельство низкого уровня жизни в Советском Союзе, и потешались над обитателями советского «рая», иногда жалели их. Вообще, учитывая информированность о советском строе, в отношении латышей к советским солдатам в 40-е гг. доминировали страх и настороженность, отсутствие каких-либо симпатий. Однако сегодня рассказчики с наибольшим подъемом вспоминают конкретные случаи, когда незваных гостей удавалось «обвести вокруг пальца», не допустить каких-либо незаконных действий с их стороны. Это, безусловно, плохо гармонировало с насаждавшимся советской пропагандой образом героя-освободителя.

Отдельного изучения требует отношение к советским военным со стороны русского меньшинства, особенно в Восточной Латвии. По имеющимся данным, оно может быть несколько отличным. Бытовое поведение немецких солдат было гораздо более предсказуемым, понятным и приемлемым для местных жителей. В то же время лишь редкий рассказчик не высказывал недоумение и возмущение по поводу репрессивных акций немецких властей, главным образом – по поводу Холокоста.

Очень распространено понимание того, что солдаты обеих армий не по личной воле пришли в Латвию, что многие из них никому не принесли конкретного вреда, отмечаются по Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

ложительные поступки некоторых солдат. Тем не менее для жителей Латвии воины как одной, так и другой армии все-таки остались «чужими».

Д.А. Олехнович Периодическая печать Латгалии в период немецкой оккупации В истории Латвии есть множество проблем, к изучению которых в течение нескольких поколений вновь и вновь обращаются историки. Развитие исторической науки, освоение новых методов, доминирование новаторских тенденций вынуждает обращаться к уже, казалось бы, исследованным проблемам. В основе этого не только политическая атмосфера и социально-психологический заказ общества, не только прогресс исторической науки и ее вспомогательных дисциплин, но в значительной степени и изменение отношения к источникам и предмету исторической науки, равно как и изменение отношения человека к себе, обществу и окружающему миру. В XX веке особую актуальность приобретают источники, связанные с исследованием массового сознания человека, например газеты, – своеобразный барометр отношений общества и власти.

Необъятно широкий спектр источников открывает большое поле деятельности для историков, однако, к сожалению, количество специальных исследований по источниковедению истории Латгалии ничтожно мало [1]. Изучение же периодической печати Латгалии в период нацистской оккупации не проводились вообще.

После захвата территории Латвии войсками Третьего рейха (июнь–сентябрь 1941 года) началось становление институтов оккупационной администрации, основой для которой послужили части немецкой армии. Идеологи нацизма удачно использовали антисоветские настроения части местного населения, вызванные репрессиями против «классовых врагов, Д.А. Олехнович.

буржуазных элементов», достигших своего апогея 13–14 июля 1941 года. Для поддержания и усиления данного настроения, бесспорно выгодного идеологам «Новой Европы», активно использовались различные методы, в том числе пропаганда в периодической печати [2] как наиболее действенный.

Периодическая печать открывает перед исследователем широкое поле деятельности и при соблюдении комплексного подходя к критике информации источника позволяет открыть новые горизонты для изучения ранее не рассмотренных вопросов. Специфичность региональной истории налагает на исследователя определенные рамки, и именно периодическая печать позволяет реконструировать прошлое, выявить отношения между человеком и обществом, определить место человека в системе отношений «индивид – власть», определить парадигму и векторы пропаганды и, сопоставив ее с господствующими идеологиями, выявить общее и особенное в реализации пропаганды в конкретном регионе. Таким образом, пресса Латгалии в оккупационный период является уникальным источником для исследования латгальского региона. Его уникальность определила и специфику данного вида исторического источника, что позволяет применить различные методы при его исследовании, а спектр выдвигаемых вопросов может быть определен в самых широких границах – от воссоздания социально-психологического портрета горожанина начала нацистской оккупации до особенностей реализации националсоциалистической доктрины на оккупированных территориях.

Примечания 1. Исключение составляют работы: Ivanovs A., Steimans I.

Lagales vestures historiografija.- Rezekne, Latgales Kulturas centra izdevnieciba, 1999; Steimans I. Latgales ebreju vestures historigrafija. - Rezekne: Latgales Kulturas centra izdevnieciba, 2000, а также работы А. Иванова, И. Штеймана, Г. Сомса, Э. Екабсонса, П. Зейле.

2. О этом свидетельствует, например, распоряжение Г.Риекена (См.: Латвийский Государственный исторический архив. Ф. 84. Оп.

1. Д. 2. Л. 8).

Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

Eckhard Matthes Das Problem der Konstituierung des Gebiets Kaliningrad in der deutschen Historiographie 1. Einleitung. Die Frage nach der deutschen Beschftigung mit der Geschichte des Gebiets Kaliningrad korrespondiert eindrcklich mit dem Problem der russischen Bemhungen um die Vorkriegsgeschichte des Landes. Dabei unterscheiden sich beide Anstze grundstzlich. Die Russen waren seit Beginn ihrer Anwesenheit in Ostpreuen tglich mit der Vorkriegsgeschichte und ihren Hinterlassenschaften konfrontiert. Fr die Deutschen war nach dem Erlebnis des Verlusts die Distanz zur Region bestimmend in der Auseinandersetzung mit der Frage. Fr beide wurde der Zugang zur Geschichte der Region von politischen und ideologischen Faktoren verstellt und eingegrenzt. In der deutschen Historiographie lassen sich bisher vier Phasen unterscheiden:

2. Phase I. 1945-1965 Bilanz, Abschlu und Neuanstze.

In den ersten zwei Nachkriegsjahrzehnten ist das Gebiet Kaliningrad nicht Gegenstand historischer Forschung in Deutschland.

Die wegen des ausbleibenden Friedensvertrages ungeklrte Situation und die Unsicherheit hinsichtlich der verlorenen Gebiete werden aber von zahlreichen Initiativen begleitet, welche die Beschftigung mit der Region frdern sollen. Neue Institutionen werden geschaffen (Herder-Forschungsrat; Gttinger Arbeitskreis, Kulturwerke), bezogen auf die Geschichte der Vertreibungsregionen.

ber den § 96 BVFG wird staatlich abgesichert, da kulturelle Traditionen der verlorenen Gebiete auch in Deutschland weiter gepflegt werden. Mit der „Dokumentation der Vertreibung der Deutschen aus dem Osten» wird eine einmalige Quellengrundlage zum Vertreibungsgeschehen auch fr Ostpreuen gelegt. Damit verbunden werden von Theodor Schieder konzeptionelle berlegungen zur knftigen wissenschaftlichen Behandlung dieses Kapitels der Zeitgeschichte formuliert. Mangels primrer Quellen aus der Region werden in Informationsdiensten Meldungen jeder Art Eckhard Matthes.

aus der aktuellen Situation in Ostpreuen verffentlicht. Auf ihrer Grundlage erscheinen Darstellungen und Analysen zur Lage im Gebiet Kaliningrad. Ihre fundierteste Zusammenfassung wird von Rudolf Neumann unter dem Titel „Ostpreuen 1945-1955» als erster Band der Reihe „Ostdeutschland unter fremder Verwaltung» publiziert. 1965 beginnt die Herausgabe der „Geschichte der Stadt Knigsberg», an deren Ende der Autor Fritz Gause die ostpreuische Geschichte fr abgeschlossen erklrt. Er spricht damit aus, was zu dieser Zeit viele als Lebensrealitt empfinden, angesichts der Signale, die aus Ostpreuen in den Westen gelangen.

3. Phase II. 1965-1978 Orientierungssuche.

Seit Mitte der 1960er Jahre liegen in Deutschland umfangreiche und vielgestaltige Materialien ber die Vertreibungsgebiete vor. Nach und nach werden auch vereinzelte Quellen und Publikationen aus der Sowjetunion zugnglich, die verlliche aktuelle Daten aus dem Gebiet vermitteln. In die sich langsam neu konstituierende historische Forschung in der Bundesrepublik Deutschland findet die Frage nach der inneren Entwicklung im nrdlichen Ostpreuen nach 1945 keinen Eingang. Drei Grnde sind hierfr entscheidend: der Mangel an primren Quellen, an Zugnglichkeit zur Region und zu ihren Wissenschaftsinstitutionen; die Schwerpunktsetzung in der deutschen Historiographie, in der mit der Aufarbeitung des Dritten Reiches andere aktuelle Akzente gesetzt werden;

und schlielich die politische Zurckhaltung, sich thematisch mit Fragen zu befassen, die in das Gewirr noch ungeklrter Kriegsfolgen und deren aktuelle politische Auswirkungen fhren. Die Beschftigung mit der Region, deren Geschichte aktuell so einleuchtend fr abgeschlossen erklrt wurde, scheint zunehmend eine Angelegenheit der Vertriebenen zu werden. Deren Bemhen ist es aber, die Vorkriegsgeschichte in Erinnerung zu halten. Die aktuelle Regionalgeschichte des nrdlichen Ostpreuen verliert sich aus dem Blickfeld der Historiker. Ebenso wie die Sowjetunionforschung, sind auch die Vertriebenen und ihre Institutionen nicht an der Regionalgeschichte des nrdlichen Ostpreuen nach interessiert.

Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв.

4. Phase III. 1978-1991 undlegung und Beginn systemtischer Forschung.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.