WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |

среди преподавателей националистические, а тем более националсоциалистические, взгляды не были популярными, тогда как среди кёнигсбергского студенчества все было наоборот. Еще в 1921 г. все студенческие корпорации (кроме двух еврейских) объединились в Немецкий университетский союз, и уже в 1926 г.

была организована кёнигсбергская ячейка Национал-социалистического немецкого союза студентов (НСНСС).

С приходом к власти нацистов в 1933 г. единственной разрешенной студенческой организацией стал НСНСС, который был инициатором сожжения запрещенных нацистами книг. В 1934 г.

Гитлер объявил Альбертину университетом рейха. Политически неблагонадежные профессора и доценты изгонялись из университета (бывший ректор, теолог А. Уккелей; литературовед, католик П. Ханкаммер и др.), новые же преподаватели были, как правило, членами нацистской партии. Структурные перемены в университете проводились в нацистском духе. В 1934 г. был открыт Расово-биологический институт под руководством Лотара Лефлера, а Институт восточно-германской экономики был преобразован в Институт восточно-европейской экономики под руководством последнего ректора Альбертины национал-социалиста Ганса фон Грюнберга. Количество студентов стало сокращаться — в 1936 г.

их было 2699 человек, а в 1938 г. — уже 1321, заметно уменьшилось число студентов-иностранцев, особенно поляков, которые подвергались репрессиям.

В июле 1944 г., когда полным ходом на востоке шло наступление Красной армии, в Кёнигсберге торжественно отметили 400-летний юбилей университета. Прошло чуть больше месяца, как город подвергся двум массированным бомбардировкам британской авиации, которые превратили в руины основные корпуса университета, а 28 января 1945 г. распоряжением властей Альбертина прекратила свою деятельность.

Память об этом университете сохраняют оставшиеся в живых его выпускники и бывшие жители Кёнигсберга. С 1950 г. Геттингенский университет взял шефство над Альбертиной, для того чтобы сохранять традиции и изучать опыт 400-летней истории науки и образования.

В современном Калининграде в здании на бывшей Парадной площади с 1967 г. разместился Калининградский государственный университет (ныне — Российский государственный университет им. И. Канта), в котором сохраняют память о великом «предшественнике», изучают его историю, отмечают памятные даты, например 450-летие Альбертины в 1994 г. Но при этом существует понимание того, что современный университет в силу своего происхождения и принадлежности к иной национальной, культурной, научной и исторической традиции не является прямым преемником Кёнигсбергского университета. У РГУ им. И. Канта (бывшем КГУ) своя судьба, свой путь развития и вместе с тем особая миссия среди российских университетов — уважать выдающиеся достижения своего предшественника на этой земле и передавать память о них потомкам.

Список литературы 1. Альбертина / Кёнигсбергский университет. 1544—1994: Каталог к выставке в Калининградском историко-художественном музее / Фонд «Герхарт-Хауптманн-Хаус». Калининград; Дюссельдорф, 1994.

2. Лавринович К.К. Альбертина: Очерки истории Кёнигсбергского университета. К 450-летию со времени основания. Калининград, 1995.

3. Хубатш В., Гундерманн И. Альбертовский университет в Кёнигсберге: Пруссия в иллюстрациях / Пер. с нем. В. Хердта. Дудерштадт, 1993.

4. Andree K. Die Albertus-Universitt //Ostpreussen, Schicksal und Leistung / Hrsg. vin Fritz Gause. Essen, 1958.

5. Arnoldt D.H. Ausfihrliche und mit Urkunden versehene Historie der Knigsbergischen Universitt. T. 1, 2 und Zustze. Knigsberg, 1746—1749.

6. Barycz H. О wlasciwej roli i przemianach ideowych uniwersytetu Krolewieckiego // Rocznik Olsztynski. T. 2. Olsztyn, 1959. S. 245—265.

7. Hubatsch W. Die Albertus-Universitt zu Knigsberg i. Pr. in der deutschen Geistesgeschichte 1544—1944 // Deutsche Universitten und Hochschulen im Osten (Wissenschaftliche Abhandlungen der Arbeitsgemeinschaft fr Forschung des Landes Nordrhein-Westfalen, 30). Kln; Opladen, 1964.

8. Kozlowski E.F. Uniwersytet w Krolewcu. Zapomniana uczelnia Rzeczypospolitej 1544—1994. Gdansk, 1994.

9. Prutz H. Die Knigliche Albertus-Universitt zu Knigsberg i. Pr.

im 19. Jahrhundert. Knigsberg, 1894.

10. Selle G. Geschichte der Albertus-Universitt zu Knigsberg in Preuen. Wrzburg, 1954.

11. Serczyk J. Uniwersytet w Krolewcu w XIX i XX wieku jako osrodek badan historycznych // Dzieje historiografii Prus Wschodnich i Zachodnich do 1920 roku. Torun, 1994.

12. Stettinger P. Aus der Geschichte der Albertina (1544—1894). Knigsberg, 1894.

13. Трреп М. Die Grindung der Universitt zu Knigsberg und das Leben ihres ersten Rektors Georg Sabinus. Knigsberg, 1844.

Н.И. Ермакова Профессор К.Г. Хаген и модернизация образования в Кёнигсбергском университете В декабре 2004 г. исполнилось 255 лет со дня рождения Карла Готфрида Хагена, который, как отмечает Н. Валентин, «оказал решающее влияние на развитие фармацевтики и химии в конце XVIII — начале XIX века, но заслуги которого тем не менее в специальной исторической литературе редко надлежащим образом отмечены» [1, с. 367].

Педагогическая деятельность Хагена началась в летнем семестре 1776 г. Ей предшествовали: учеба в Кёнигсбергском университете; специальная подготовка на курсах в Высшей медико-хирургической коллегии в Берлине и блестящая сдача государственного экзамена на звание аптекаря; успешное руководство придворной аптекой в Кёнигсберге; приглашение в 1775 г. со стороны медицинского факультета университета стать доцентом и читать лекции по общему естествознанию; защита диссертации об олове «De stanno» в сентябре 1775 г.

Кёнигсбергскому университету профессор К.Г. Хаген посвятил более 50 лет, где читал лекции до самой смерти в марте 1829 г. Четырнадцать раз он избирался деканом медицинского факультета.

Свою работу в Альбертине Хаген начал с преподавания следующих дисциплин: ботаника, приспособленная к методу Линнея; экскурсия ботаническая о связи ботаники с душой (эти два курса были публичными) и экспериментальная химия (преподавание частное). Отметим, что к процессу обучения студентов он сразу подошел основательно и творчески: в университете впервые преподавание ботаники стало проходить на основе учения К.

Линнея, что придавало учебному процессу смысл и порядок, а для наглядности обучения были организованы занятия в форме ботанической экскурсии. Более тридцати лет проводил профессор Хаген такие экскурсии, понимая, что студент для лучшего усвоения материала обязательно должен увидеть живое растение, а грамотный комментарий преподавателя будет способствовать закреплению знаний. Впоследствии К.Г. Хаген добился создания университетского ботанического сада и даже временно был его директором, пока не передал руководство профессору Швайггеру. С течением времени в саду была собрана уникальная коллекция растений.

Одной из важных причин приглашения К.Г. Хагена на работу в университет стало успешное руководство придворной аптекой, в которой была хорошо оснащенная лаборатория. В начале своей педагогической деятельности К.Г. Хаген столкнулся с проблемой подготовки к занятиям по химии, считая, что в имеющихся учебниках по теоретической и практической химии недостатков гораздо больше, чем достоинств. Поэтому он, опираясь на собственный опыт, разрабатывает лабораторный практикум и пишет учебник, в котором логично и последовательно излагает необходимые, с его точки зрения, для студентов сведения теоретического и практического характера. Подобный подход к организации учебного процесса был в то время новаторским и прогрессивным. В научной литературе есть сведения об одиннадцати университетах, в которых была внедрена методика К.Г. Хагена [2, с. 264].

Новая методика организации и проведения занятий была оценена также и в Берлинском министерстве образования. Так как в университетах того времени еще не были созданы лаборатории для исследований, среди министерских чиновников появилась мысль организовать для обучения фармацевтов специальные школы, которые предлагалось называть Academia pharmaceutica Hagenii — в знак признания заслуг Хагена [3, с. 222]. Однако Хаген был против таких планов подготовки фармацевтов, вместо этого он предложил совершенствовать учебный процесс. В результате с 1827 г. для аптекарей учеба в университете в течение двух семестров стала обязательной.

С именем К.Г. Хагена связаны первые в Кёнигсбергском университете систематические лекции по минералогии, впервые у студентов в учебном плане стояли практические занятия, на которых они определяли плотность минералов, описывали цвет и формы кристаллов. Карл Готфрид Хаген был основателем университетского минералогического музея и бессменным руководителем минералогического кабинета, экспонаты которого он широко использовал в преподавательской деятельности.

Не менее творчески относился Хаген и к преподаванию физики, для чего ввел в практику демонстрационные эксперименты.

Как и в преподавании других дисциплин, он считал важным показать тесную связь научного знания в области физики с его практическим применением. Так, чтобы продемонстрировать действие термолампы членам королевской семьи во главе с Фридрихом Вильгельмом III, посетившим его занятия в 1808 г., Хаген дал указания механику сделать газовое освещение здания придворной аптеки. Выступление Хагена и все увиденное нашли при дворе большое одобрение. Когда король в следующий раз был в Кёнигсберге, то после праздника, устроенного в его честь, он между прочим расспросил руководство города о состоянии уличного освещения и упомянул при этом, что впервые знания о газовом освещении получил от профессора К.Г. Хагена [4, с. 106].

Как член Сената университета Хаген прежде всего повлиял на решение двух вопросов: повышение роли философского факультета в Кёнигсбергском университете и приглашение в университет молодых преподавателей.

Профессор К.Г. Хаген стал одним из ведущих деятелей Кёнигсбергского университета, работающих в русле образовательной реформы фон Гумбольдта, которая задумывалась совместно с Кантом, считавшим, что традиционная структура университета устарела, стала анахронизмом и более не отвечает уровню развития наук. Из подготовительного философский факультет должен был стать самостоятельным: «поскольку он обязан ручаться за истинность учений, которые он принимает или хотя бы допускает» [5, с. 68]. Но этого мало: он должен быть основой университетского образования, потому что является его базисом и способен открывать новые горизонты наук. Кант, как отмечает Л.А. Калинников, первым осознал методологическую роль философии в отношении научного знания, его теоретического характера и практического применения [5, c. 8]. Профессор К.Г. Хаген поддерживал своего учителя не только в дискуссиях, но и личным примером, способствуя претворению в жизнь идей великого философа.

Значение естествознания, которое было до этого на медицинском факультете только вспомогательной дисциплиной, при К.Г. Хагене сильно возрастает, а естественные науки в Альбертине становятся самостоятельными. Понимая, что развитие различных областей естествознания идет стремительно, и считая, что уже невозможно одному преподавателю высшей школы вести занятия по всем дисциплинам, он обратился, вопреки мнению многих членов Сената, с просьбой в министерство о направлении в Кёнигсбергский университет молодых ученых. Вскоре в Альбертину прибыли зоолог Бэр, ботаник Швайггер, физик Нейман, химик Дульк. К.Г. Хаген всячески поддерживал молодых приватдоцентов и даже предоставил им возможность читать лекции в своем доме. Появление молодых ученых способствовало совершенствованию процесса обучения. Таким образом, можно сказать, что благодаря К.Г. Хагену в Альбертине закончилась уходившая корнями в далекое прошлое практика «универсального» профессорства — на смену ей пришла предметная специализация.

В 1804 г. профессор К.Г. Хаген предпринял научную поездку по Германии и Швейцарии [6, с. 46]. Сопровождавший Хагена в путешествии барон Салес написал в своем дневнике следующую фразу: «…чтобы познакомиться с Песталоцци, и работой его института, мы совершили специальную поездку» в Швейцарию.

Выдающийся швейцарский педагог Песталоцци руководил на протяжении трети века учебно-воспитательными учреждениями в Нейгофе и Станце, Бургдорфе и Ивердоне, осуществлял педагогическое экспериментирование, послужившее фундаментом для разработки теории трудового воспитания и элементарного образования, а также идей развивающего школьного обучения [7, с. 240]. К.Г. Хаген посещает Песталоцци в период руководства последним Бургдорфским институтом (средняя школа с интернатом и семинарией для подготовки учителей), когда внимание выдающегося педагога было преимущественно сосредоточено на разработке «метода» в его интеллектуальном аспекте. А Хаген в это время размышляет о путях совершенствования учебного процесса в Кёнигсбергском университете, о реформе образования в Пруссии. Возможно, в лице Песталоцци Хаген видел потенциального компетентного советчика, поэтому и запланировал в рамках своих научных встреч поездку к нему. Здесь мы возьмем на себя смелость выдвинуть предположение, что профессор К.Г. Хаген первым в Кёнигсбергском университете обратил внимание на успехи Песталоцци, идею которого о развивающем обучении К.Д. Ушинский назвал «великим открытием Песталоцци» [7, с. 142]. Песталоцци придавал большое значение наглядности в обучении как средству развития наблюдательности, умения сравнивать предметы, выявляя их общие и отличительные признаки.

Швейцарский педагог значительно расширил прежние трактовки наглядности, указав на возможность ее использования в интересах формирования логического мышления. Хаген, имея за плечами 30-летний стаж преподавательской деятельности, также понимал эффективность использования данного принципа.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.