WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |

Торжественный акт открытия университета в новом здании рядом с Кафедральным собором состоялся 17 августа 1544 г. Сообщение об этом было разослано во многие страны, в том числе и в соседние Польшу и Лифляндию. На печати университета был изображен герцог Альбрехта в рыцарских доспехах с обнаженным мечем на правом плече, а сам университет позже стал называться Альбертовским, или Альбертиной. Его устав Меланхтон составил на основе устава Виттенбергского университета, который, в свою очередь, базировался на уставе старейшего европейского университета в Болонье. В Альбертине было четыре классических факультета: три высших (теологический, юридический, медицинский) и подготовительный — философский, на котором изучались семь «свободных искусств» (риторика с историей, грамматика греческого и латинского языков, диалектика, литература, математика, физика и биология). Выпускники философского факультета получали степень магистра, тогда как учеба на высших факультетах, где изучались не «искусства», а «науки», заканчивалась присвоением докторской степени.

Некоторое время Альбертина существовала как незаконный с юридической точки зрения университет, так как не могла получить привилегию ни от римского папы, ни от императора. Ведь новый университет был протестантским, а Прусское герцогство не входило в состав империи германской нации. Только в 1560 г.

Альбрехту удалось получить для университета привилей от своего сюзерена, польского короля Сигизмунда II Августа. При этом в качестве образца был взят привилей Краковского университета с большим набором прав, включая право полного самоуправления: выборы ректора, Сената и профессоров; университетский суд; наделение равными привилегиями «академических граждан» (это не только профессора и студенты с семьями и слугами, но и обслуживающий персонал университета, духовенство, врачи, аптекари, печатники и книгопродавцы Кёнигсберга, а также подданные университетских поместий), которые составляли самостоятельную группу населения города.

Помимо ректора Сабинуса герцог пригласил в свой университет еще десять профессоров, среди которых были и выходцы из Литвы — Станислав Рафайлович (Рапагеланус), декан важнейшего теологического факультета, а также его родственник Абрахам Кульвец (Кулвенсис), один из лучших знатоков древнегреческого языка. Последний известен также тем, что помог литовскому книгоиздателю Мартину Мажвидасу напечатать в Кёнигсберге в 1547 г. первую на литовском языке книгу «Катехизис».

Сейчас об этом свидетельствует памятная доска, помещенная в одном из корпусов РГУ им. И. Канта.

Оценивая факт создания Кёнигсбергского университета, следует отметить наиболее важные особенности этого события. В 1544 г. Альбертина была самым восточным европейским университетом, а также центром образования и протестантского учения.

Одной из главных задач университета было распространение и утверждение немецкой культуры и новой веры на покоренных Орденом землях, а также на соседних землях Польши и Литвы.

Поэтому среди первых 314 студентов Альбертины были не только выходцы из Пруссии, Силезии, Лифляндии, но и поляки и литовцы, наделявшиеся специальными стипендиями. Для них с самого начала были открыты специальные — польский и литовский — семинары, где готовились лютеранские проповедники. Созданный герцогом Альбрехтом университет в Кёнигсберге, имея полную автономию, в определенном смысле был государственным, всегда находился под покровительством монарших особ, то есть в той или иной степени служил государственной идеологии и политике. С самого начала новый университет имел интернациональную ориентацию. Для многих жителей Прибалтики Альбертина стала настоящим центром образования, науки и культуры, поэтому сыграла немаловажную роль в истории этих народов, особенно литовцев.

В дальнейшей истории университета выделяются периоды, которые соответствуют основным вехам прусской истории. В течение ХVI и начале ХVII в. это было главное высшее учебное заведение Прусского герцогства. С 1620-х годов Альбертина стала одним из университетов объединенного БранденбургскоПрусского государства, а с 1701 г. — университетом Прусского королевства. При этом вплоть до начала ХIХ в. Альбертина оставалась университетом средневекового типа, в котором внутренняя организация и принципы деятельности не менялись и мало чем отличались от других немецких крупных учебных заведений.

В истории университета были взлеты и падения, научные достижения и успехи в просвещении. На развитие науки и образования в Альбертине в течение ХVI и ХVII вв. накладывало отпечаток то, что она являлась лютеранской высшей школой, оплотом протестантизма на дальнем востоке германского мира.

Порою идеологические споры, переходившие даже в политическую конфронтацию, отодвигали далеко на задний план университетскую науку и образование. Примером тому может служить дело профессора Андреаса Осиандера. В 1549 г. он приехал из Нюрнберга, где прославился как один из наиболее активных и популярных деятелей Реформации, оказавших сильное идейное влияние на герцога Альбрехта. В Кёнигсберге Осиандер возглавил кафедру теологии и сразу же обнародовал свою интерпретацию лютеранского понимания догмата о божественном акте оправдания грешников. Ортодоксальные лютеране университета и аристократия города выступили с резкой критикой Осиандера, а поскольку герцог Альбрехт принял его сторону, то теологический спор перерос в политический конфликт между герцогом и Кёнигсбергскими аристократами. В городе образовалась сильная оппозиция герцогу, а в университете даже после смерти Осиандера долго тянулась, вплоть до 1560-х гг., так называемая «осиандеровская распря», которая фактически парализовала нормальную деятельность Альбертины и закончилась казнью трех осиандеровцев, ближайших советников герцога.

Альбрехт потерпел политическое поражение и, будучи человеком преклонного возраста, вскоре скончался (20.03.1568 г.) в своей резиденции — в замке Тапиау (Гвардейск). Он был похоронен в Кафедральном соборе, рядом со своим детищем — университетом. Престиж Альбертины, раздираемой конфликтами, в это время заметно упал. Ни по научным достижениям, ни по популярности она не могла соревноваться со старыми европейскими университетами.

В ХVII в. к теологическим спорам между лютеранами добавилась непримиримая вражда между лютеранами и кальвинистами (радикально-аскетическая разновидность протестантизма), а также между протестантами и католиками. Если учесть, что заметную часть населения Пруссии составляли польские и литовские католики, то эта вражда стала перерастать в национальный (прежде всего польско-немецкий) антагонизм. Кроме того, обострилась борьба между прусскими сословиями. На таком фоне в Кёнигсберге и во всей Пруссии в течение XVII в. произошли важнейшие политические события, предопределившие дальнейший ход истории.

В 1618 г., когда в Европе вспыхнула Тридцатилетняя война, в Кёнигсберге скончался второй прусский герцог Альбрехт Фридрих, не оставив наследника. Престол перешел к его зятю, курфюрсту Бранденбурга Иоганну Сигизмунду (1572—1619). С этого момента герцогство Пруссия и Бранденбургское курфюршество стали одним государством со столицами в Берлине и Кёнигсберге. В 1640 г. после смерти курфюрста Георга Вильгельма главой Бранденбургско-Прусского государства стал Фридрих Вильгельм (до 1688), вошедший в историю как «великий курфюрст». Именно этому выдающемуся государственному деятелю удалось добиться независимости своего государства. В 1657 г. он подписал договор с польским королем, по которому Пруссия освобождалась от вассальной зависимости от польской короны.

Фридрих Вильгельм активно укреплял государство, формировал боеспособную армию, способствовал заселению своей страны беженцами-протестантами из Европы, разоренной всеобщей войной. Однако усиленная централизация власти и милитаризация страны встретили сильную оппозицию со стороны прусских сословий. Фридрих Вильгельм, как и его дед Иоганн Сигизмунд, был кальвинистом, а поэтому в Кёнигсберге еще не имел поддержки. С большим трудом, применив военную силу, ему удалось только в 1663 г. добиться от прусских сословий присяги на верность.

Тридцатилетняя война (1618—1648) обошла стороной Прусское герцогство, и это благотворно повлияло на Кёнигсбергский университет — увеличился приток студентов из разоренных стран. За время войны в университет записалось 7300 студентов, из них только треть составляли подданные герцогства. Будущие студенты приезжали из Померании, где из-за войны закрылся Грейфсвальдский университет, Саксонии, Силезии, ШлезвигГольштинии, Брауншвейга, Бремена, Гамбурга, а также Дании, Польши, Литвы, Курляндии, Лифляндии и других стран. В год столетнего юбилея Альбертины число обучающихся студентов впервые достигло тысячи человек. Начали складываться студенческие землячества. Университет в Кёнигсберге ко второй половине XVII в. стал одним из крупнейших высших учебных заведений в немецких землях, однако он, как и раньше, был известен не столько своими научными или духовными достижениями, сколько шумными и продолжительными богословскими диспутами, доходившими до непримиримой конфронтации.

Среди самых бескомпромиссно фанатичных защитников истинной лютеранской веры был и ректор университета — известный в Европе богослов Целестин Мыслента, происходивший из польской дворянской семьи. В течение многих лет он беспощадно боролся с малейшими отклонениями от лютеранства, особенно с учением синкретизма, проповедовавшим примирение различных христианских вероисповеданий. Несмотря на это, сторонники синкретизма, негласно поддерживаемые курфюрстом, во второй половине XVII века — после смерти Мыслента — сумели укрепить свои позиции в университете, и их лидер Христиан Дрейер неоднократно избирался ректором.

Следствием этой схоластической борьбы стал застой университетской науки и доведенная до крайностей формализация в преподавании. В результате часть молодых людей из наиболее состоятельных прусских семей стала уезжать на учебу в другие университеты, а среди оставшихся в Альбертине студентов начали распространяться дикие нравы, приводившие к постоянным конфликтам с населением, дуэлям, убийствам, изнасилованиям и грабежам.

К наиболее значительным достижениям Альбертины в XVII в.

относится творчество одного из самых замечательных немецких поэтов эпохи барокко Симона Даха, который преподавал поэзию, греческую и латинскую поэтику и был ректором университета.

Многожанровые произведения Даха были очень популярны среди различных слоев населения. Некоторые из них переиздаются и читаются до сих пор, а народная песня «Анке из Тарау», написанная на стихи Даха, до сих пор относится к числу любимых в Германии. Когда в 1644 г. в присутствии курфюрста Фридриха Вильгельма в Кёнигсберге отмечался 100-летний юбилей Альбертины, то центральным событием многодневного праздника стало исполнение театрального действа в честь основателя университета «Пруссиархус», сочиненного Симоном Дахом.

Другим замечательным представителем науки и культуры второй половины XVII в., связанным с Кёнигсбергским университетом, был историк Христоф Гарткнох. На основе многочисленных архивных материалов он создал первый капитальный труд по истории Пруссии, который долгое время считался лучшим. Кроме того, именно Гарткнох обнаружил и опубликовал «Хронику земли Прусской» Петра Дусбургского XIV в. — важнейший источник по истории Тевтонского ордена.

Развитию наук в университете способствовали Кёнигсбергские меценаты. В частности, канцлер Мартин фон Валленродт собрал большую библиотеку ценных книг и рукописей, которую после его смерти в 1632 г. пополнял сын — граф Иоганн Эрнст.

Учитывая большую ценность этого собрания, совет города предоставил под библиотеку Валленродтов помещение в Кафедральном соборе. С 1673 г. библиотека стала публичной и превратилась в основную исследовательскую базу для профессоров и студентов университета, в котором свое книжное собрание было весьма скромным.

Новый XVIII век принес большие перемены БранденбургскоПрусскому государству и наконец-то вывел Кёнигсбергский университет в число знаменитых. Эта эпоха вошла в прусскую историю как «Кёнигсбергский век». Не только гений великого Канта, но также имена выдающихся ученых и просветителей из Восточной Пруссии — Готшеда, Гамана, Гердера, Гофмана — прославили Кёнигсберг и его университет на все времена.

История университета была тесно связана с политической историей государства. В 1701 г. курфюрст Фридрих III стал прусским королем Фридрихом I. Герцогство Пруссия превратилось в королевство, Кёнигсбергский университет стал отныне «королевским университетом», а его ректором король назначил своего сына — наследника престола Фридриха Вильгельма. Первый прусский король был человеком тщеславным и много внимания уделял престижу королевской власти. Его повелением в Берлине были открыты Академия художеств и Академия наук, основан университет в Галле, но при этом науки не пользовались особым вниманием со стороны короля.

В годы правления второго прусского короля Фридриха Вильгельма I (1713—1740) отношение к науке и университетам диктовалось только с позиции практической пользы для прусского государства, точнее, для любимого детища «солдатского короля» — прусской армии. Поэтому университет в Кёнигсберге долгое время находился в плачевном состоянии: количество студентов неуклонно сокращалось и к началу 1730-х гг. достигло минимума в 250 человек, учебные программы совершенно устарели, а студенческие нравы настолько испортились, что на это обратил внимание король. В результате, по его распоряжению в 1735 г. в университете были введены и закреплены в новом уставе новшества, призванные внедрить идеи пиетизма, который король возвел в Пруссии в ранг «государственной религии». Университет в Галле как духовный центр пиетизма должен был стать образцом для Альбертины. Деятельность студенческих землячеств взяли под строгий контроль и обложили штрафом, литовский и польский семинары реорганизовали, подготовку юристов переориентировали с римского права на государственное, в основанном в 1736 г. анатомическом институте при медицинском факультете стали готовить военных хирургов.

К числу позитивных результатов пиетизма в Кёнигсберге и университете можно отнести заметные успехи в развитии школьного образования (пример — создание образцовой для своего времени Фридрихской коллегии в Кёнигсберге, в которой учился Кант, воспитанный в семье пиетистов) и существенные достижения ученых-пиетистов в изучении истории Пруссии (издательская деятельность Михаила Лилиенталя, создание Даниэлем Арнольдтом первого труда по истории Кёнигсбергского университета). Именно в эти годы во время учебы на теологическом факультете университета развился поэтический талант основоположника литовской классической литературы Кристионаса Донелайтиса (1714—1780).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.