WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |

С одной стороны, в основу «линии» был положен «этнический принцип»: в состав Польши должны были войти области, где поляки составляли большинство. С другой стороны, многие члены британского кабинета надеялись на победу контрреволюции в России и не желали осложнять отношения с будущим белым правительством. Другими словами, «этнический принцип» позволял Лондону оказывать давление на Варшаву и служил оправданием перед российскими контрреволюционерами. Таким образом, Ллойд Джордж не допускал чрезмерного усиления Польши. На Востоке ему удалось «рекомендовать линию Керзона», благодаря чему Лондон мог надеяться на столкновение Второй Речи Посполитой и Советской России. В результате этих действий Варшава оказывалась зажатой между Петроградом и Берлином, что ограничивало возможность давления на Германию и уменьшало шансы Парижа добиться доминирования.

Действия Ллойд Джорджа в польском вопросе во время Первой мировой войны и в период работы Парижской мирной конференции можно охарактеризовать как использование сиюминутной внешнеполитической конъюнктуры для достижения вполне определенных геополитических целей. Иными словами, «этнический принцип» был адаптирован для выравнивания «баланса сил». Взгляды Ллойд Джорджа по отношению к польской проблеме эволюционировали вместе с изменением внешнеполитической ситуации. Причиной тому стала аксиома, заложенная в восприятии польского вопроса британским премьером. Польша становилась заложником ллойдджорджевского понимания «баланса сил». «Этнический принцип» из цели превращался в инструмент «балансировки», хотя и не был до конца соблюден — оставались и появлялись новые, чуждые доминирующей нации, этнические очаги в составе как Германии, так и Польши. Обострялись отношения между Польшей и Германией, Польшей и Россией (неважно — советской или великодержавной), Германией и Чехословакией, Германией и Францией, Чехословакией и Польшей. Закладывались основы противостояния, которое проявилось уже в 1930-е гг. «Этнический принцип» окончательно утвердился лишь после Второй мировой войны, когда он был уже не средством, а целью, достигаемой во многих случаях искусственным путем — при помощи переселений и передачи исторических территорий одних государств другим. Такие меры позволили послевоенной Европе обеспечить стабильное состояние границ, которое в своей основе сохраняется и по сей день.

Список источников и литературы 1. Бахтурина А.Ю. П.Н. Милюков и польский вопрос // П.Н. Милюков: историк, политик, дипломат / Под ред. В.В. Шелохаева. М., 2000.

2. Ллойд Джордж Д. Военные мемуары. М., 1935. Т. 2.

3. Ллойд Джордж Д. Правда о мирных договорах. М., 1957. Т. 1; 2.

4. Наленч Д., Наленч Т. Юзеф Пилсудский: легенды и факты. М., 1990.

5. Рыжиков В.А. Советско-английские отношения. М., 1987.

6. Уткин А.И. Первая мировая война. М., 2001.

7. Conference de la Paix 1919—1920. P. IV/2. Paris, 1928.

8. Documents on British foreign policy 1919—1939. First series. Vol. 3.

9. Druga Rzeczpospolita. Wybr dokumentw. Warszawa, 1988.

10. Foreign policies of great powers. The mirage of power: The Documents. Vol. 3: (British foreign policy 1902—1922). Bristol, 1972.

11. Foreign Relations of the United States. Paris peace conference, 1919.

Vol. 4.

12. Gilbert M. The First world war. N. Y., 1994.

13. Kulak T. Midzy Niemcami a Rosj — pogldy Romana Dmowskiego w sprawie polskich ziem zachodnich // Twrcy polskiej myli zachodniej / Pod red. W. Wrzesiskiego. Olsztyn, 1996.

14. Lloyd George D. Prawda o traktacie wersalskim. Warszawa, 1939.

T. 1.

15. Lord Riddell. Intimate diary of the Peace conference and after 1918— 1923. L., 1933.

16. Manchester Guardian. 1919.

17. Nowak-Kiebikowa M. Polska — Wielka Brytania w latach 1918— 1923. Warszawa, 1975.

18. Perelmuter B. Sprawa granic polsko-niemieckich na posiedzeniach Rady Najwyszej konferencji pokojowej w Pariu. Warszawa, 1960. T. 1.

19. Piszczkowski T. Anglia a Polska (1914—1939). L., 1975.

20. Smagorzewski K. Poland’s access to the sea. L., 1934.

21. Sprawy polskie na konferencji pokojowej w Paryu w 1919 r.: Dokumenty i materiay. Warszawa, 1965. Т. 1, 2.

22. Jaboski H. Polityka Polskiej partii socjalistycznej w czasie wojny 1914—1918. Warszawa, 1958.

23. Westminster Gazette. 1919.

В.П. Денисенко Польско-советские культурные связи в 1918—1921 гг.

Подписание советско-польского мирного договора в Риге в 1921 г. способствовало возобновлению культурных отношений на официальном уровне. Хоть Рижский договор и не содержал утверждений, непосредственно означавших организацию и упорядочение этих отношений, но, нормализуя отношения политические, он тем самым создавал условия для культурного сближения.

Ускорение процесса нормализации отношений польская сторона ставила в зависимость от выполнения Советской Россией статьи XI договора, касавшейся возвращения культурных ценностей, вывезенных в Россию или Украину начиная с 1772 г. Для Варшавы это должно было быть проявлением доброй воли соседа.

Тем более, что Польша сделала советской стороне важную уступку, оговорив, что обязательство возврата в особо выделенных случаях может быть заменено обязательством выдачи эквивалента, если предмет не тесно связан с историей или культурой Польши. Статья XI была с удовлетворением принята польской общественностью, и ее реализация тщательно отслеживалась прессой и органами культуры.

Для осуществления реституционных условий договора была образована двусторонняя смешанная специальная комиссия, располагавшаяся в Москве, которая после множества трудностей, возникавших в связи с не до конца сложившимися политическими отношениями, приступила к работе 7 октября 1921 г.. Через два месяца началась транспортировка культурного наследия в Польшу [1, s. 47—79].

Установление официальных государственных отношений открыло возможность для налаживания культурного обмена. Первые шаги предприняла советская сторона, предложив обмен литературой. Можно предположить, что подобные контакты существовали и с просветительскими органами Украины, если учесть их решение послать в 1921 г. в Польшу публицистическую периодику «Летопись украинской печати» («Хроника украинских издательств»).

И все-таки по большей части польско-советские культурные контакты в 1918—1921 гг. имели приватный характер. Во многом это было вызвано вынужденным пребыванием на советской территории значительной группы поляков, в том числе и многих деятелей культуры. Оказавшись там в связи с Первой мировой войной, а затем будучи заблокированными революцией, они вступили в личный контакт с российскими культурными кругами.

Многие из них, правда, вернулись на родину до 1918 г., но оставалось еще немало тех, кто влился в советскую культурную жизнь. С. Высоцка, например, руководила польским театром в Киеве, Р. Болеславский работал во МХАТе у Станиславского, А. Радзиевич выступал (1918—1922 гг.) в Киеве в русском театре Соловцева [2, s. 22—24]. Активно включился в культурно-просветительскую работу молодой энтузиаст революции В. Вадурский. Деятель любительского театрального движения, он по согласованию с Наркомпроссом организовывал театры в частях Красной армии, в городах и промышленных центрах Украины.

Похожим образом и в Польше, убегая от революции и Гражданской войны, оседали русские артисты, оказываясь в существенно более трудном положении, чем их коллеги в России. Актеры только случайно могли найти работу в театрах Польши.

Главной преградой было незнание польского языка в купе с еще бытовавшими антирусскими настроениями. Появление на сцене Пасхалова, Золотарева, Горянова носило спорадический характер. Некоторые актеры получали работу сценографов или попадали в технический персонал. Попытки организации ими собственного театра поначалу не находили поддержку ни у властей, ни у публики, даже русскоязычной.

Своеобразно выглядели кинематографические взаимоотношения. Оператор-хроникер революции 1917 г. П. Новицкий снимал документальную историю Гражданской войны и иностранной интервенции. Находясь во фронтовых поездах Троцкого или Калинина, он запечатлевал на кинопленке боевые сражения. Новицкий работал в советском кино до конца своих дней — он умер в 1942 г. Е. Пухальский во время Гражданской войны снял для Красной армии два фильма: «Паразит» и «Четыре месяца у Деникина», в 1921 г. он вернулся на родину. В советском кинематографе работали Чеслав Собинский и Ян Новинский, последний — вместе с Владимиром Маяковским [3, с. 42].

Наиболее интенсивными и оживленными были музыкальные связи. Можно долго перечислять фамилии польских музыкантов, концертировавших в Советской России, но остановимся только на нескольких, наиболее значимых примерах. В 1918 г. Михаил Пресс стал профессором Московской консерватории, Адам Должинский руководил оперой в Баку, Феликс Дзержановский с 1919 г. дирижировал симфоническим оркестром в Оренбурге и оперным — в Красноярске. Прекрасный композитор, имевший особые заслуги в советско-польском сотрудничестве, Г. Фительберг был сначала главным дирижером в петроградском театре «Музыкальная драма» (1914—1919 гг.), а затем дирижером московского Большого театра [4, с. 59—60]. Отдельную страницу можно посвятить музыкальной деятельности скрипача П. Коханьского. Приверженцем его таланта был А. Глазунов, с которым Коханьский концертировал в 1917 г., а также летом 1919 г., когда они дали серию концертов в городах Поволжья: Казани, Нижнем Новгороде, Ярославле и Рыбинске [5, с. 364].

Особенной интенсивностью отмечены польско-украинские музыкальные связи. В Киеве работали и давали концерты несколько польских музыкантов. Среди них выделялся уже упомянутый П. Коханьский. С ноября 1918 г. по февраль 1919 г. он дал порядка 90 концертов — как сольных, так и совместно с Ю. Турчинским. Вот как вспоминает те времена Борис Ровицкий, один из учеников Коханьского: «Выступая практически ежедневно, он проиграл целую скрипичную литературу от классики Баха, Бетховена и Брамса, виртуозной музыки Паганини, Эрнста, Веуктенса и Самреты до Регера и Шимановского. Многие из исполняемых им произведений киевляне услышали впервые. Никто из скрипачей, на моей памяти, не обладал такой силой эмоционального воздействия на слушателей, как Коханьский. А ведь в Киеве выступали лучшие скрипачи мира» [6, s. 436—437].

В 1917 г. из Москвы в Петроград приехал коллектив польской оперетты с Владиславом Щавинским и его женой, Казимирой Нимеровской. Они выступали в бывшем «Веселом театре». Критики отмечали, что Щавинский сразу привлек к себе внимание исполнительством и танцевальным искусством. В 1919 г. супруги переехали в Москву, где выступали с большим успехом. Этот факт подтверждает их приглашение Немировичем-Данченко в студию МХАТ на исполнение главных ролей в оперетте «Дочь мадам Анго». Нимеровска исполнила партию Клареты более раз [7, с. 107].

В Советской России в 1918—1920 гг. в оперных спектаклях и оперетте участвовали и другие польские артисты. В начале 1919 г. в Петрограде с успехом выступала Ванда Рожковска, некогда заявлявшаяся как «артистка государственных варшавских театров», а также как «артистка Варшавской оперы». В 1920 г. в Одессе пела Виктория Кавецка [8, № 52, с. 1].

После перерыва, вызванного Первой мировой войной, Варшава снова получила возможность познакомиться с российскими музыкантами и исполнителями. В 1921 г. в Варшаве гастролировал тенор Дмитрий Смирнов, чьи выступления имели большой успех [8, № 821, с. 3] и виолончелист Григорий Пятигорский, который остался работать в варшавской филармонии концертмейстером виолончелистов. Его высокая квалификация была отмечена критикой: «Пятигорский из Москвы, — писал Ф. Шопский, — артист молодой, несомненно, очень талантливый, в технике весьма продвинутый… Пятигорский имеет все задатки стать большим виртуозом» [9, с. 389—390].

Подобно музыкантам, некоторые польские художники и живописцы работали в России, одни — в ожидании выезда на родину, другие (меньшинство) — оставшись на постоянное жительство. Из довольно большой группы наиболее известно, безусловно, имя Казимира Малевича — одного из основателей новейшей эстетики в живописи. Он был в числе первых сподвижников Маяковского, автором проектов сценографии «Мистерии Буфф». На творчестве Малевича учился Владислав Стржеминьский — соратник известнейших советских художников Лазаря Лисицкого и Александра Родченко. После революции он вместе с Малевичем налаживал художественную жизнь: в 1920—1922 гг. в Смоленске руководил средней художественной школой. В Москве работал скульптор, медальер, педагог Тадеуш Брейер, в Киеве — художники Зофия Бойчик и Конрад Кржижановский.

Революционер Бернард Мандельбаум, хотя и не был художником, после октябрьского вооруженного восстания 1917 г. был назначен старшим инспектором — комиссаром охраны памятников культуры и Публичной библиотеки в Петрограде [10, с. 20].

Существовавшие до 1921 г. культурные связи России и Польши, пусть и весьма сдержанные, напоминали общественности обеих стран о культурном достоянии соседа. Помимо эффекта духовного обогащения они благотворно влияли на преодоление взаимной неприязни, формировали и укрепляли благоприятный образ соседа «из-за кордона». Размер этого влияния, правда, не стоит переоценивать — он был достаточно невелик.

Из культурных связей того времени польское общество выносило больше пользы, чем российское. Тому было две причины:

во-первых, объем предлагаемой польскому потребителю культурной продукции был выше, а во-вторых, в страну возвратилось множество людей, уже знакомых с богатством российской культуры.

Позитивное влияние на проникновение российской культуры в Польшу оказывала эмиграция, как русская, так и других народностей бывшей империи. Ее деятельность в сфере культуры находила заметную поддержку в обществе, чему немало способствовало довольно широкое владение русским языком. Этого нельзя сказать о другой стороне: популяризация польской культуры в основном имела место в замкнутом кругу советской Полонии [11, s. 20].

Подписание и ратификация Рижского договора в 1921 г. создали условия для политической стабилизации отношений между Польшей и Советской Россией. Одновременно было положено начало их мирного (не бесконфликтного) сосуществования вплоть до 1939 г. Договор о мире в процессе вступления его в жизнь формально признал культурные связи, расширение обменов и неофициальные частные контакты, но рассчитывать на вытекающий из всего этого значимый результат было еще рано.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.