WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 33 |

Позиция Ллойд Джорджа по польскому вопросу начала формироваться в 1915 — начале 1916 г. Хотя британское МИД к 1916 г. уже имело программу действий в отношении польской проблемы. В начале 1916 г. А. Бальфур писал, анализируя взгляды главы Форин оффис Э. Грея: «Я также (как и Грей. — К.К.) полагаю, что Польша не должна стать буфером между Россией и Германией… Это подорвет основы мира… Польша (в составе России. — К.К.) должна усилиться за счет австрийских и германских территорий…» [10, р. 568—569]. Взгляды Ллойд Джорджа расходились со взглядами МИДа и Грея, который видел Европу, построенной по принципу «концерта» держав.

С приходом Ллойд Джорджа на пост премьера в 1916 г. Форин оффис перестал позиционировать польскую проблему как внутреннее дело России. Это отразилось в составленном по заданию Ллойд Джорджа меморандуме, где говорилось о неизбежности переустройства Европы в виду усиления России [3, т. 1, с. 41].

Февральские события 1917 г. в России активизировали Лондон. В одном из обращений к главе российского МИДа П.Н. Милюкову в марте 1917 г. Ллойд Джордж выразил уверенность, что в отношении Польши Временное правительство будет руководствоваться «идеей восстановления» [14, т. 1, s. 48]. Надежды Ллойд Джорджа оправдались: 29 марта 1917 г. российским правительством было объявлено о необходимости создания польского государства. Территориальное разделение предполагалось провести после созыва Учредительного собрания [1, с. 340; 17, s. 30]. Однако большинство поляков не поверили инициативе Петрограда [17, s. 30—32].

С апреля Форин оффис по указанию Ллойд Джорджа активизировал контакты с поляками, прикрываясь необходимостью посреднической миссии между польской и русской сторонами [17, s. 30—32].

Польские историки склонны рассматривать политику, проводимую Ллойд Джорджем весной — осенью 1917 г., как выжидательную. Премьер пришел к выводу о невозможности разрешения проблемы путем урегулирования отношений между польским национальным движением и Временным правительством [22, s. 360].

Частично данное утверждение верно. Действительно, Д. Ллойд Джордж отказался идти на поводу у русских и надеялся на решение польской проблемы на мирной конференции. Однако это не означало, что Ллойд Джордж решил снизить активность, напротив, приход к власти большевиков стимулировал деятельность премьера.

Упоминания о польском вопросе прозвучали на встрече представителей держав Антанты 29 ноября — 5 декабря 1917 г. Ллойд Джордж и Бальфур заявили, что их целью является создание «политически независимой Польши». По мнению Ллойд Джорджа, Польша должна была стать частью буфера от большевиков, пока их власть не будет свергнута [6, с. 453]. Глава кабинета добавлял, что польский вопрос — дело всех союзников, намекая на то, что не допустит доминирования Франции при его решении [19, s. 39].

Ссылаясь на ситуацию в России, Ллойд Джордж на первом заседании правительства, прошедшем после октябрьских событий в Петрограде, заявил, что «реализация идей о независимой Польше близка как никогда» [14, т. 1, s. 48]. Перед премьерминистром вставали вопросы: кто станет во главе Речи Посполитой каковы будут ее границы Основным конкурентом в польском вопросе становился Париж, который к тому времени расположил к себе бльшую часть польского освободительного движения [5, с. 19]. Премьер решил использовать «этнический принцип»: 5 января 1918 г. в речи перед представителями рабочих Лондона он говорил, что «Польша будет состоять из земель с преобладающим польским населением, а не из территорий, предложенных Парижем» [19, s. 41].

Англо-французские противоречия ярко проявились на состоявшемся в ноябре 1918 г. в Париже совещании представителей держав Антанты. Французы предлагали утвердить польские границы, ориентируясь на 1772 г. [9, s. 23]. Противником такого подхода выступил Бальфур. В то время когда последний в Париже пытался урезать претензии Польши, с санкции Ллойд Джорджа Форин оффис обрушился на лондонскую миссию Польского комитета с рядом нот, возложив на «эндецию» вину за прошедшие польско-украинские столкновения во Львове. Протест был передан и представителям французского МИДа [19, s. 61—63].

«Этнический принцип» отлично подходил для реализации планов Ллойд Джорджа по недопущению расширения Второй Речи Посполитой. В ноябре 1918 г. Форин оффис рассматривал вопрос о восточных границах Польши, который привязывался к русской проблеме. Предполагалось отторгнуть Польшу, Финляндию, Бессарабию, Закавказье, Эстонию, Латвию, Литву и Среднюю Азию. При составлении плана учитывалось мнение Ллойд Джорджа, предпочитающего видеть в новоиспеченных государствах не этнические образования, а «буферную зону». Этнический принцип отходил на второй план, уступая приоритет «равновесию». Более того, под воздействием Бальфура Ллойд Джордж вообще отказался на какое-то время от этнического принципа и зимой 1918—1919 гг. не противодействовал требованиям поляков, сосредоточившись на недопущении создания однопартийного эндецкого правительства.

Инициатива Ллойд Джорджа увенчалась успехом — 16 января 1919 г. И. Падеревский сформировал правительство с участием пилсудчиков и эндеков. Пилсудский, получивший власть от Регентского совета, был назначен «временным начальником государства». Результат удовлетворял Ллойд Джорджа, и 25 февраля 1919 г. английское правительство официально признало возрождение Польши [4, c. 91]. Польский вопрос был передан на рассмотрение Парижской мирной конференции.

Стратегия поведения английской делегации на мирной конференции была разработана в начале декабря 1918 г. При определении подхода Англии к польскому вопросу обнаружились противоречия между Ллойд Джорджем и частью английской делегации. В итоге после споров был разработан меморандум, базировавшийся на идеях премьера. В отношении восточных границ решили ориентироваться на «этническую границу» — «линию Керзона». На западе Ллойд Джордж был согласен передать Варшаве часть Верхней Силезии, Познаньщину и несколько западнопрусских поветов. Отдельным пунктом значилась северная граница с портом Гданьск на данной территории, но его передача Польше встретила сопротивление Ллойд Джорджа. Премьер считал, что Гданьск должен стать вольным городом, а Бальфур и Ховард сочли это нарушением «вильсоновского обещания», однако вопрос был решен: Польша должна была получить право использовать порт на Висле, который откроет выход к морю. Если же поляки стали бы требовать Восточную Пруссию, то Англия должна была настоять на проведении там плебисцита. Отдельные оговорки делались в отношении Львова и Вильно: «в связи с удаленностью территорий» их включение в состав Польши считалось невозможным [19, s. 75—78].

Территориальные претензии польской стороны на конференции озвучил Р. Дмовский. Требования поляков основывались на «Центрально-Восточноевропейских проблемах» — документе, автором которого был тоже Дмовский [13, s. 72].

Ллойд Джордж подверг критике требования польской делегации. При условии усиления франкофильской Польши за счет Германии Париж мог претендовать на роль гегемона, что не могло не беспокоить премьера. В то же время он был готов пойти на прямые переговоры с поляками. По поручению Ллойд Джорджа в начале февраля 1919 г. состоялись консультации по вопросу границ Польши между английским и американским представителями Ховардом и Лордом и поляками. Союзники предложили полякам ограничить притязания, за что обещали выделить территорию для строительства железной дороги, связывающей Польшу с Гданьском [17, s. 73]. С этой целью Ллойд Джорджу необходимо было оформить передачу Гданьска (при сохранении статуса «вольного города») в качестве уступки. Работа комиссии Ховарда — Лорда приходится на период, когда маршал Фош настаивал на оккупации территорий вдоль железной дороги Гданьск — Торунь с их присоединением к Польше [21, т. 1, s. 60; т. 2, s. 471]. Ллойд Джордж предпринял ответный маневр. По его поручению Бальфур заявил, что деятельность Фоша срывает подписание мирного договора с Германией, после чего английская делегация отказалась подписать проект по железнодорожному коридору [19, s. 85].

Использование «этнического принципа» для ограничения требований поляков создавало видимость справедливости действий Ллойд Джорджа, который старался не допустить усиления сателлита Франции. Премьера не могло не волновать происходившее в польском правительстве обсуждение экспансии на территорию бывшей Российской империи, в связи с чем 24 февраля он направил в Варшаву телеграмму, предостерегавшую от таких действий. Этот шаг был поддержан кабинетом министров [8, p. 360, 367, 377]. «Манчестер Гардиан» разразилась рядом статей, поддерживающих премьера [06, 11, 15, 18 Febr.].

На этом фоне в Париже 1 марта 1919 года произошло обсуждение вариантов решения вопроса о западных и северных границах Польши. Французский представитель Ле-Ронд был вынужден согласиться на проведение плебисцита на спорных территориях, Англия же пошла на установление железнодорожного сообщения Варшава — Гданьск, о чем Ллойд Джордж сделал официальное заявление [7, s. 12—32]. В результате 3—4 марта была определена временная граница между Польшей и Восточной Пруссией, а вопрос о Восточной Пруссии был рассмотрен уже 7 марта.

Французы настаивали на исключении из числа спорных территорий с центром в Эльблонге, однако английским представителям 10 марта удалось провести проект о проведении плебисцита на всех спорных территориях Восточной Пруссии [19, s. 90—91]. К 11 марта 1919 г. союзники уже пришли к решению о передаче Польше Познани, Гданьского Поморья; Гданьск должен был получить статус вольного города [7, s. 12—32], что было отражено в докладе Камбона «большой четверке» 19 марта 1919 г.

При обсуждении доклада Камбона Ллойд Джордж попытался использовать немецкий фактор для ограничения запросов поляков, он заявил: «Число немцев, которых предполагается включить в состав будущего польского государства… составляет не менее 2132. Это очень большое число, что может создать для Польши серьезные затруднения в будущем» [3, т. 2, с. 186]. Премьер-министр вынудил участников заседания принять решение о пересмотре границы Польши с Германией с уступками немцам.

Ллойд Джордж считал, что такой шаг предотвратит «раздражение из-за границ». В эти дни «Манчестер Гардиан» публиковала статьи, поддерживающие идеи о невозможности передачи Силезии полякам [16, 28, 30 Mar.; 02, 07, 10, 15, 17 Apr.; 17 June], ей вторила «Вестминстерская газета» [23, 27, 31 Mar.; 03, 09, 10 Apr.;

04, 05, 07 June].

Свое влияние оказал и У. Черчилль. Являясь противником ллойдджорджевского подхода в отношении России, военный министр играл на руку премьеру. Черчилль требовал привлечь к интервенции Германию, что использовалось Ллойд Джорджем как обоснование для ограничения притязаний Варшавы по отношению к Берлину. Агрессивность Черчилля сглаживала антагонизм между Англией и Францией, что позволяло Ллойд Джорджу пользоваться поддержкой США и непосредственно Хауза, боявшегося сближения Лондона и Парижа [11, p. 1—21].

Поддержка США способствовала активизации деятельности Ллойд Джорджа по разграничению территорий Польши и Германии. В беседе с лордом Ридделом премьер выразил опасения, что исключение из состава Германии Саарской области «приведет к появлению новых Эльзас-Лотарингий». Вильсон поддержал Ллойд Джорджа на заседании «четверки», заявив Клемансо, что нежелательно применять к немцам жесткие меры, так как «это может стать поводом для реваншизма» [15, p. 44].

Одобрение Вильсоном английских инициатив способствовало тому, что 1—2 апреля 1919 г. Ллойд Джордж частично раскрыл вариант разрешения вопроса о спорных территориях. «Вольный город» Гданьск должен был соединиться с Польшей железнодорожным путем. За это поляки должны были отказаться от требования передачи им спорных территорий Восточной Пруссии и согласиться на проведение там плебисцита [21, t. 1, s. 299].

Поляки все еще пытались добиться от Англии отхода от «этнического принципа». С этой целью 9 апреля состоялся разговор И. Падеревского с английским премьером, польский представитель пытался доказать Ллойд Джорджу, что Гданьск необходим Польше и что отказ от его включения в состав Польши «осложнит борьбу с большевизмом» [20, p. 135]. Намек был понят, однако 16 апреля Ллойд Джордж отверг предложения Падеревского [18, s. 159; 17, s. 97].

И хоть Падеревский по-прежнему высказывался о несправедливости такого подхода, однако попытки изменить ход дела не увенчались успехом и привели к тому, что английский премьер обвинил поляков: «Мы добились свободы для наций, у которых не было надежды. Они получили ее ценой крови итальянцев и французов, англичан и американцев. И теперь трудно удержать их от подчинения народам тирании, которую они сами терпели…» [3, т. 2, с. 470].

Ллойд Джордж проявил себя вновь 7 мая 1919 г. Когда к работе конференции была привлечена немецкая делегация, премьер-министр заявил: «Я не согласен с передачей огромного числа немцев под управление других наций. Нет более вероятного пути к войне, чем окружение Германии государствами, в которых находятся массы немцев» [Цит. по: 12, p. 513]. Пользуясь поддержкой Вильсона, Ллойду Джорджу удалось 3—4 июня провести решение о создании комиссии по плебисциту в Верхней Силезии. Однако нерешенным оставался вопрос о восточных границах Польши. Перед Ллойд Джорджем стояла дилемма: какую позицию занять С одной стороны, открывалась возможность поддержки притязаний Пилсудского, что привело бы к ослаблению Советов. Но в то же время потворство планам Варшавы было чревато усилением Франции. Более того, такой вариант не мог не осложнить отношения с русскими белыми. Эти причины накладывали отпечаток на политику, проводимую главой кабинета министров Великобритании, но не они были основными. Ллойд Джордж одним из первых понял бесперспективность решения русского вопроса путем военного воздействия [10, p. 695—696].

Английский премьер понимал, что ставка на белые режимы вряд ли будет оправданным шагом в отношении вопроса о восточных границах Польши. Зная антагонизм между российскими великодержавниками и Варшавой, Ллойд Джордж не мог не учитывать, что такие действия еще больше оттолкнут Польшу от Англии. В этих условиях он предпринял маневр, который, хоть и должен был предоставить Варшаве возможность экспансии, но при этом ограничивал продвижение польских войск. Эта инициатива вошла в историю под названием «линия Керзона».

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.