WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

Нередко, обращаясь к кому либо с аргументацией, мы рассчитываем лишь на то, что наш собеседник примет аргументируемое утвержде ние как одно из возможных, как вероятное, наиболее вероятное или представляющее интерес. Представим себе такую ситуацию. Один че ловек говорит другому: «Н. – хороший политик, потому что в слож ных условиях (дается описание условий) он предпринял действия (дается описание действий), которые привели к успеху». При этом данный аргументатор может иметь в качестве непосредственной цели любую из названных, и достижение уверенности реципиента в том, что Н. – хороший политик, – это лишь один из возможных вариан тов цели аргументации в данном случае. Далее. Аргументация дале ко не всегда имеет целью выработку сильного эмоционального отно шения к аргументируемому положению или его нравственную оцен ку. Эмоционально нравственный контекст аргументации может быть достаточно нейтральным. Не является обязательным для аргумен татора в общем случае и стремление сформировать у реципиента ус тойчивые во времени взгляды по тем или иным вопросам. Целью ар гументации может быть совершение реципиентом какого то отдель ного поступка. Так, обращаясь к кому то со словами: «Надо надеть пальто, потому что на улице холодно», мы не стремимся выработать у человека стойкое убеждение, наша цель – побудить его к конкрет ному действию именно в данной ситуации.

Разумеется, в частных случаях аргументация может быть направ лена и на достижение убеждения, однако, как правило, цель аргу ментатора гораздо более скромная. В англоязычной литературе не редко для обозначения цели аргументации употребляется термин «склонить» (persuade) наряду с более сильным «убедить» (convince).

Представляется, однако, что наиболее удачным для обозначения непосредственной цели аргументации в самом общем плане является термин «принятие». Смысл его достаточно широк, для того чтобы охватить все возможные типы отношения реципиента к аргументи руемому положению, которых стремится достичь аргументатор в тех или иных случаях. В качестве частных случаев принятия мы можем рассматривать отношение к некоторому утверждению как к вероят ному, достоверному, целесообразному. Термин «принятие» уместен и тогда, когда аргументируемое положение представляет собой суж дение о необходимости или целесообразности совершения реципиен том какого либо действия. Принятие этого суждения влечет за собой совершение соответствующего действия.

Вообще говоря, отношение реципиента к аргументации существу ет в двух планах – внутреннем и внешнем. Реципиент может дей ствительно принять аргументацию, изменив соответствующим об разом свои представления, мнения, оценки (будем называть это внут ренним принятием), и выразить открыто свое согласие с аргумента тором (будем называть это внешним принятием). Возможна и другая ситуация: реципиент считает аргументацию неправомерной (внут реннее непринятие) и заявляет об этом (внешнее непринятие). В обо их случаях внутренняя и внешняя оценки совпадают. Бывает, одна ко, что реципиент, принимая аргументацию во внутреннем плане, внешне имитирует несогласие с ней в силу каких то обстоятельств, например, если он поощряется за опровержение аргументации, осу ществляемой политическими противниками тех сил, от которых дан ный реципиент находится в зависимости. Несовпадение внутренней и внешней оценки имеет место и в тех случаях, когда реципиент, не считая на самом деле аргументацию верной, демонстрирует тем не менее ее внешнее принятие, находясь, положим, в зависимости от аргументатора или его единомышленников. Следует поэтому подчер кнуть, что эффективность, успешность, действенность аргументации (эти слова в данном случае употребляются как синонимы) определя ются именно внутренним принятием.

Акт убеждающей коммуникации – это воздействие аргументатора на реципиента, связующим звеном между которыми является сооб щение (убеждающая информация). Именно поэтому конечная цель любого убеждающего воздействия – сформирование мотива к дан ной деятельности, сформирование желания реципиента это сделать.

Таким образом, убеждение преследует цель – добиться согласия со беседника (или аудитории) с высказываемой точкой зрения. Убежде ние предполагает также сдвиг в сознании собеседника (аудитории), который сделал бы его готовым защищать эту точку зрения и дей ствовать в соответствии с ней.

Процесс убеждающего воздействия начинается в тот момент, ког да аргументатор предъявляет реципиенту сообщение, которое вызы вает (или может вызвать) у последнего в той или иной степени несог ласие. (В противном случае не было бы надобности «убеждать») и вместо убеждающего воздействия имела бы место коммуникативная регуляция. Впрочем, процесс убеждающей коммуникации может именно так и начаться, когда аргументатор не предполагает, что ис ходящее от него сообщение встретит сопротивление.

Убеждающее воздействие аргументатора как обычно в таких слу чаях начинается с изложения им основного тезиса. После того как сообщение полностью предъявлено реципиенту, а реципиент полно стью воспринял сообщение, наступает этап аналитической деятель ности реципиента. (Этот этап может начинаться и до полного завер шения процесса предъявления сообщения, если последнее достаточ но объемно, а его предъявление имеет достаточное временное протя жение. Например, когда убеждающая коммуникация осуществляет ся в виде лекции).

При анализе системы убеждающей коммуникации в общем виде было отмечено, что конечная цель убеждающего воздействия – фор мирование мотива той деятельности, которая необходима аргумен татору. При этом подразумевается, что эта деятельность, эти дей ствия реципиента будут осознанными. Естественно, и мотив этой деятельности также должен осознаваться реципиентом. На это не обходимо указать в связи с тем, что далеко не всегда реальные мо тивы осознаются субъектом, в том числе и реципиентом, актуаль но, т. е. при подготовке и выполнении действий; нередко они обна руживают себя лишь после того, как соответствующее действие уже совершено. Иначе говоря, всякое действие имеет мотив (причину), но не всякая причина (мотив) может при этом осознаваться челове ком. В профессиональной деятельности аргументатор, будь то руко водитель, судья, врач, педагог или продавец, оказывая убеждающее воздействие на своего реципиента, естественно, ожидает от него осоз нанных действий по реализации убеждающей информации, а следо вательно, и осознания им мотива этой деятельности.

Убеждение и понимание Формирование определенного убеждения и, соответственно, не которого мотива деятельности начинается с его осознания, при этом осознание побуждения непосредственно связано с его пониманием.

Иначе говоря, чтобы побуждение стало осознанным, оно должно быть понято реципиентом, и степень осознанности соответствует степени (уровню) понимания этого побуждения.

Слово «понимание» имеет два значения – как процесс и как ре зультат. Такая двойная интерпретация «понимания» имеет место и в проблеме убеждающей аргументации: понимание как процесс ана лиза убеждающей информации и понимание как результат этого про цесса. Таким образом, можно полагать, что основой понимания яв ляется познавательная деятельность данного человека. Но каков же механизм самого процесса понимания В процессе понимания происходит соотнесение воспринятых зна ков в качестве конкретных признаков или особенностей каких то объектов, фактов действительности с имеющимся в сознании опы том. Процесс понимания – согласование индивидуальных систем зна чений, формирование общего (для партнеров общения) фонда инфор мации, «группового языка». Тем самым правильное введение новых терминов и понятий – далеко не техническая процедура, а важный элемент эффективности аргументации. Необходимость разъяснения смысла употребляемых терминов вызывается тем, что между терми ном и понятием не всегда существует однозначное отношение.

Таким образом, следует, что механизм процесса понимания тек ста – это соотнесение реципиентом полученной информации с соб ственным информационным фондом.

Понимание реципиентом убеждающей информации – это, прежде всего, опознавание знаков, слов, других элементов, т. е. соотнесение их значений в сообщении с их значениями в собственном информаци онном фонде, соотнесение двух «семантик».

Результаты подобного соотнесения могут быть разными. Здесь может быть два вида несоответствия.

1. В собственном информационном фонде реципиента нет значе ния данного слова, представленного в сообщении, как нет его опре деления и в самом сообщении. Особенно это касается иностранных по своему происхождению слов.

2. Реципиент не уверен, что аргументатор придает какому либо конкретному слову (словосочетанию) такое же значение, как и он сам. Ведь если слово не является термином, то его значение строго не определено.

Но понимание как результат – это не только тождество значений слов (других элементов) у реципиента и аргументатора. Важное мес то в анализе текста занимает исследование связей элементов сообще ния между собой. Именно связи образуют структуру аргументатив ного сообщения.

Анализируя связи элементов текста, реципиент получает инфор мацию о сообщаемом ему факте, явлении:

а) как о части какого то целого, т. е. представление о предмете суждения как об одном из элементов сложного объекта;

б) как о целостном образовании, т. е. представление о предмете, состоящем из внутренне связанных между собой элементов.

в) как о следствии, т. е. представление о предмете суждения как о результате «функционирования» других объектов.

г) как о причине, т. е. представление об обсуждаемом объекте как о детерминанте по отношению к другим объектам действительности.

Таким образом, понимание сообщения – это не только понимание значений слов, но и понимание их связей – внутренних и внешних. И если связи, которые представлены в сообщении аргументатора, не тождественны связям, которые в этом сообщении выявил реципи ент, т. е. если имеет место рассогласование по структуре, то и в этом случае констатируется непонимание реципиентом сообщения (части сообщения).

После того как аргументатор предъявил сообщение реципиенту, наступает этап понимания реципиентом сообщения – реципиент со относит элементы убеждающей информации с собственным инфор мационным фондом. Происходит опознавание слов и связей, поиск их интерпретации в собственном информационном фонде. Этот про цесс, как правило, не осознается реципиентом до тех пор, пока он не обнаружит элемент, который он не может интерпретировать, или пока не обнаружит связь между элементами сообщения, которую он не может отнести в контексте к тому или другому виду («часть – це лое», «причина – следствие»). Подобное рассогласование убеждаю щей информации с собственным информационным фондом реципи ента субъективно переживается реципиентом как мыслимое проти воречие, а объективно оценивается как непонимание сообщения (ча сти сообщения). Непонимание сообщения может быть обнаружено и аргументатором, если при убеждающем воздействии он не только ста вит перед собой цель сообщить, но и определить, понят ли он реципи ентом.

При непонимании (выявленном реципиентом или аргументато ром) сообщение (часть сообщения) «возвращается» аргументатору и тот дает интерпретирующую информацию – объясняет значение сло ва, других элементов или поясняет связь между ними.

Получив интерпретирующую информацию, реципиент вновь со относит ее со своим информационным фондом. Если вновь обнару живается рассогласование, то сообщение вновь поясняется и так со общение циркулирует до тех пор по «кольцу понимания», пока у ре ципиента не наступит ясность понимания значений слов и их связей либо коммуникативный акт прервется, предположим, из за дефици та времени при большом объеме элементов, которые необходимо ин терпретировать, или же из за отсутствия у аргументатора интерпре тационной информации (вдруг оказывается, что он и сам неглубоко знал этот предмет).

В повседневной практике «семантическое» непонимание, т. е. рас согласование значений тех или иных слов у аргументатора и у реци пиента – явление нечастое, но когда оно встречается, аргументатору лучше перейти на язык своих реципиентов, т. е. употреблять в сообще нии те слова, значение которых вероятнее всего известны реципиентам, или же в самом сообщении дать интерпретирующую информацию.

Чаще непонимание реципиентом сообщения связано с неадекват ной оценкой связей. Например, реципиент руководитель не понима ет, какая может быть связь между его улыбкой, обращенной к под чиненному, и качеством исполнительской деятельности последнего, между приемами расположения подчиненных к себе и производитель ностью труда руководимого им коллектива. При этих двух вариан тах рассогласование обычно устраняется повторным движением со общения по «кольцу понимания», т. е. повторного объяснения, пока не возникнет совпадение элементов сообщения с собственным инфор мационным фондом реципиента, что позволит аргументатору перей ти к следующему этапу убеждающего воздействия.

Одной из наиболее трудных является ситуация, когда имеет место рассогласование не по самой связи, а по ее модальной характеристи ке – ее вероятности. Поясним сказанное на бытовом примере.

Мать, провожая сына гулять, говорит ему, чтобы он надел шапку:

– На улице холодно и ты можешь простудиться. – – Да не простужусь. – – А я говорю, простудишься! – – Не простужусь, мама! – – Ну, какой ты непонятливый! Тебе говорят, простудишься!– Налицо непринятие сыном (реципиентом) содержания сообщения.

Однако расхождение между этими партнерами по общению не в раз личном толковании тех или иных слов, а и в том, что они по разному интерпретируют вероятность причинно следственной связи: легкое пальто плюс низкая температура (причины) и простуда (следствие).

В принципе, сын знает о существовании такой связи, знает, что про студа может наступить. Но знает только в принципе, в данном же случае у реципиента иное, чем у аргументатора понимание не самого факта этой связи (охлаждение – простуда), а вероятности следствия при данных конкретных обстоятельствах.

Цепи причинно следственных связей часто имеют вероятностную характеристику. Оценка вероятности связи между событиями (усло виями) может быть объективной и субъективной. Объективная оцен ка опирается не на личное (субъективное) мнение человека, а на дан ные, полученные практически независимо от мнения субъекта. Та кими данными, как правило, является достаточный статистичес кий или социологический материал, собранный по определенным правилам, что позволит точно прогнозировать вероятность наступ ления события. Обычно с этой целью проводятся специальные ис следования.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.